Пугач, вещь в себе

Лидер J:Морс Владимир Пугач - о премии "Лира" и планах на будущее

Группа J:Морс стала дважды триумфатором национальной музыкальной премии «Лира» в области популярной музыки. Сначала — как лучший коллектив, затем буквально тут же коллекция «морсов» пополнилась еще одной статуэткой: песню «Блiзка» объявили лучшей композицией 2016 года. Корреспондент «СБ» встретился с лидером группы Владимиром Пугачем и выяснил, о чем думает артист на вершине музыкального Олимпа.


— Премию «Лира» группа получила сразу по двум номинациям. Ожидали?

— Нет! Я вообще к музыкальным конкурсам отношусь очень спокойно, считаю, что музыка — не спорт. Для меня награды — это форма внимания, они, безусловно, приятны. Любой артист, который говорит, что ему неинтересно мнение публики, — либо идиот, либо лицемер.

— И если бы не получили — никакой драмы? Надо же, а ведь многие артисты премиальный вопрос воспринимают очень болезненно.

— Те, кто любит J:Морс, не перестанут нас любить, если мы не получим очередную награду. А те, кто нас не слушал, не начнут слушать, если мы ее получим. Я уже 15 лет занимаюсь музыкой и считаю: дали нам премию, оказались мы для определенного круга людей, которые были в жюри, достойными — спасибо им большое, мы очень рады. Вот и все.

— То есть спать в обнимку со статуэткой — это не ваше?

— Нет, я маме отвожу все награды. Ей очень приятно, у нее целая стена в разных «оскарах» и дипломах.

— Хорошо, когда родители гордятся ребенком...

— Да–да–да! Уже ради того, чтобы моя мама порадовалась, стоило получить премию.

— Известная ведущая «Альфа Радио» Ольга Альварадо накануне рассказывала, что J:Морс — топовая группа, в нашем радийном хит–параде вы всегда держитесь в первой десятке.

— К «Альфа Радио» отношусь очень тепло, с этой радиостанцией связаны мои лучшие воспоминания о заре карьеры. Очень многие люди, с которыми я дружу, работали или продолжают работать на этой волне. Нашей группе, безусловно, приятно узнать, что мы по–прежнему лидируем в чартах, но, по–моему, самым честным критерием популярности группы остается посещение концертов.

— А сами не хотели бы вести на радио авторскую программу?

— Нет, я музыкант, а не ведущий.

— У Фаины Раневской, по воспоминаниям, была беда: дети на улице кричали вслед актрисе ее знаменитое «Муля, не нервируй меня!» А у вас есть свои «мули» — песни, которые требуют спеть, а вам они уже набили оскомину?

— Да нет, играть концерты всегда прикольно и интересно. Очевидно же, что мы из года в год исполняем свои песни, и они теоретически должны бы нам уже надоесть. Но это фишка, наверное, того же плана, как чем отличается кино от театра. Театр не приедается, потому что спектакль всегда получается разным. Ну вам же не надоедает завтракать! Вот вы живете и завтракаете каждый день — и потребность в этом возникает ежедневно. То же самое с потребностью играть песни.

— Вы — известный первопроходец...

— Серьезно?


— Ну конечно. J:Морс постоянно преподносит что–то новенькое: то клип на мобильник снимаете, то еще что–нибудь... Кто выступает генератором идей?

— Мы вообще любим придумывать все коллективно. Но конкретно со съемками клипа на мобильный телефон — это идея Дмитрия Безкоровайного, нашего промодиректора. Дима вообще очень много всякого креатива выдает, с его подачи, например, играли концерт в самолете. Так что мы сочиняем музыку, он всякие фишки изобретает, а иногда мы что–то свое подбрасываем. Жить интересно, когда создаешь движуху и заставляешь вселенную вокруг себя закручиваться.

— А кстати, у вас ведь есть даже опыт игры с симфоническим оркестром.

— Теперь уже есть!

— Просто вспоминаю: один из особо любимых фанатами альбомов группы Scorpions был записан с Берлинским филармоническим оркестром. Нет желания оставить после себя подобный музыкальный памятник?

— Есть запись нашего совместного концерта с Президентским оркестром. Разница с альбомом в том, что это не 11 новых песен, а вещи, хорошо всем известные. Часовая версия есть на YouTube, а весной выйдет на DVD. Так что на ваш вопрос могу ответить утвердительно: да, мы это уже сделали.

— А какой проект был бы для вас интересен?

— В данный момент — записать новый альбом группы J:Морс к осени 2017 года. Сейчас это моя основная задача.

— Расскажите, каким он будет?

— Не могу. Вы мне расскажете, когда послушаете. Мы сейчас его постепенно и старательно записываем. Задумка одна, потом по ходу работы она видоизменяется. Но могу сказать, что у нас жесткий внутренний фильтр: мы никогда в жизни не выпустим то, что нам самим не нравится.

— Надо ли музыканту на сцене быть немного актером? Или имидж — ничто, искренность — все?

— А что значит «надо»? Вот я пришел послушать Александра Дольского, который вышел с гитарой и отыграл концерт. А потом я пошел на Мэрилина Мэнсона — и это театрализованная постановка... Надо — не надо, зависит от ситуации. Все должно быть гармонично. Артист силен не тем, что он хороший или плохой актер. Если он выходит и убеждает, то способ, которым он это делает, не имеет значения.

— Просто кто–то старательно прячет свое «я», а кто–то, наоборот, выплескивает, и это цепляет.

— А может, вам кажется, что артист выплескивает себя, а на самом деле он просто хороший актер. Вот как вы поймете?

— Но для такого эффекта должна же быть все–таки какая–то искренность? По крайней мере, если верить Станиславскому.

— Искренность — она работает, на концертах особенно. Если начинается энергообмен со слушателями, тогда все хорошо, все правильно. А какими средствами это достигается, не важно.

— Сочинение — быстрый процесс?

— Иногда что–то приходит за две минуты, а бывает, в течение года приходится думать. Но это же всегда так: мало иметь какие–то мало–мальские способности и желание — надо еще и пахать. Я человек ленивый, к сожалению, и работаю меньше, чем надо...

— Вам никто сейчас не поверит, глядя на прорывы J:Морс.

— Наш результат — это командная работа. Волшебный пендель мы друг другу периодически даем.

— Вы говорили, что мама радуется вашим успехам. А музыку вашу она понимает?

— Маме моей все нравится, на то она и мама. Родители мне никогда не указывали, что делать, я их в том числе за это люблю и уважаю. Они просто радуются со мной, когда видят успехи, и тихо, очень тактично молчат, когда очевидны какие–то неудачи.

— Словом, у вас нет какого–то непонимания, конфликта поколений?

— Поколенческие конфликты бывают, когда ребенку лет 15 — 16. А мне сорок.

И мы оба понимающе заулыбались...

ovsepyan@sb.by

Фото БЕЛТА

Советская Белоруссия № 33 (25168). Пятница, 17 февраля 2017

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости