Птица невысокого полета

БЕЛОРУССКОЕ птицеводство за последние годы пошло в рост подобно самому цыпленку-бройлеру. Если в 2010 году сельхозорганизации республики получили 280 тысяч тонн мяса, то в 2012-м — почти 430 тысяч тонн. Удивляться здесь нечему, считает главный зоотехник управления интенсификации животноводства и промышленного птицеводства Минсельхозпрода Маиса ЛЕВШИК. Многие предприятия взяли на вооружение передовые технологии содержания птицы. Благодаря этому им удалось увеличить выход продукции с одного квадратного метра птичников до двух раз. Хотя, по мнению Маисы Сергеевны, стремиться есть к чему. Только около 40 процентов предприятий работают по европейским стандартам производства и, соответственно, с разной эффективностью.

Какие проблемы испытывает стремительно растущая и перспективная отрасль?

БЕЛОРУССКОЕ птицеводство за последние годы пошло в рост подобно самому цыпленку-бройлеру. Если в 2010 году сельхозорганизации республики получили 280 тысяч тонн мяса, то в 2012-м — почти 430 тысяч тонн. Удивляться здесь нечему, считает главный зоотехник управления интенсификации животноводства и промышленного птицеводства Минсельхозпрода Маиса ЛЕВШИК. Многие предприятия взяли на вооружение передовые технологии содержания птицы. Благодаря этому им удалось увеличить выход продукции с одного квадратного метра птичников до двух раз. Хотя, по мнению Маисы Сергеевны, стремиться есть к чему. Только около 40 процентов предприятий работают по европейским стандартам производства и, соответственно, с разной эффективностью.

Из 28 предприятий, данные по которым представляет Минсельхозпрод и которые планомерно наращивают объемы производства, только три являются частными. Кроме «СерволюксАгро», частному капиталу принадлежит восьмая по объемам бройлерная птицефабрика в Шумилинском районе — «Витконпродукт». На 15-й строчке по итогам 11 месяцев оказалась птицефабрика «Колос» из Столбцовского района, которая входит в белорусский мясной холдинг «Галерея вкуса». Но ушедший год показал, что на «птичьем дворе» не все спокойно, появилась первая «рыночная ласточка» поглощений и слияний. Довольно безмятежное течение нарушила могилевская компания «Серволюкс». В конце октября прошлого года, в результате громкой приватизационной сделки, второй в Беларуси производитель бройлеров приватизировал первого: частная компания «Серволюкс» стала собственником государственной Смолевичской бройлерной птицефабрики. Эта сделка привела к созданию крупнейшего бройлерного бизнеса на рынке Беларуси и одного из крупнейших — в рамках Единого экономического пространства. Сам «Серволюкс» и до приватизации смолевичской фабрики являлся крупнейшим частным вертикально-интегрированным холдингом. Помимо головной производственной площадки под Могилевом в его структуру входят фабрика родительского стада в Быхове, комбикормовый завод в Оршанском районе, свыше 30 магазинов и бренд «Петруха». Сегодня созданный холдинг производит в два раза больше мяса, чем ближайший конкурент. Совокупный объем выпуска куриного мяса фабриками в Могилеве и Смолевичах за 2012 год составил почти 95 тысяч тонн. Это свыше 30 процентов от объемов остальных 26 отечественных производителей.

В целом, по статистике Минсельхозпрода, 24 из 28 бройлерных фабрик нарастили производство мяса птицы, которого более чем достаточно для внутреннего рынка. Но эффективность белорусских «птичников» пока остается спорной. У первой восьмерки предприятий рентабельность производства 20—40 процентов. Этого показателя можно достичь только при условии, если есть собственные цеха убоя, переработки продукции, свои магазины. По себестоимости килограмма цыпленка-бройлера они приближаются к европейским показателям. Проигрывают отечественные птичники по стоимости кредитов и уровню отпускных цен. Производитель самостоятельно повысить цены не может, ведь курица входит в перечень социально значимых товаров, цены на которые находятся под контролем государства. Год назад была установлена предельная отпускная цена за килограмм в размере 18500 рублей. Однако себестоимость постоянно растет в связи с дорожанием кормов, которые в ее структуре занимают порядка 60 процентов, и энергозатрат.

Отчетливо вырисовывается и проблема сбыта. Крупные игроки, как, например, тот же «Серволюкс», достаточно спокойно находят сбыт в России. Снизив цену всего на один рубль, увеличивают объемы в 2—3 раза. Причем это в основном охлажденная продукция со сроком реализации 5 суток, поэтому ни бразильская, ни американская курятина конкурировать с ней не могут.

Что касается средних птицеводческих предприятий, то они в основном работают каждое само по себе, и пробиваться на российский рынок им становится все сложнее.

За последние 3—5 лет Россия уже сократила импорт этого продукта с 1,3 миллиона до 250 тысяч тонн. Страна увеличила производство мяса и субпродуктов птицы в прошлом году по сравнению с 2011-м на 15 процентов — до 3,1 миллиона тонн, говорится в материалах Росстата. Для птицеводов России наступает период насыщения рынка, ведущий к обострению внутренней конкуренции.

Это чревато для наших производителей новыми барьерами. Как показывает опыт прежних лет, зона свободной торговли и Таможенный союз не всегда гарантируют защиту от нетарифного протекционизма. Помимо субсидий, российские конкуренты, к примеру, вновь могут обратиться в Россельхознадзор, и тот начнет заворачивать машины с белорусскими продуктами.

Отечественные птицеводы уже убедились в этом следом за белорусскими молочниками. Нарастив объемы в 2012 году, они столкнулись с недовольством российских коллег — через Росптицесоюз те потребовали ограничить импорт курятины из Беларуси.

В письме, направленном в Министерство сельского хозяйства России, российские производители обосновывают свое требование тем, что они сами существенно увеличили производство, а те темпы, которые с прошлого года взяли по поставкам мяса птицы в Россию белорусские компании, могут создать превышение предложения над спросом. При этом белорусская курятина дешевле российской, и понятно, какому продукту будет отдавать предпочтение российский покупатель. Тушка курицы из Беларуси в оптовом звене предлагается в Москве в среднем по 85 российских рублей за килограмм, а российская — по 90—92 рубля.

В Евразийской экономической комиссии, правда, считают, что Россия не вправе ограничивать поставки сельхозпродукции из стран-партнеров по Таможенному союзу, поскольку это противоречит не только базовым соглашениям о создании ЕЭП, но и принципам честной конкуренции. Но пока там неторопливо ищут консенсус, наши птицефабрики судорожно ищут рынки сбыта.

Поскольку отрасль достаточно разрозненна, что является одним из результатов упразднения бывшего республиканского объединения «Белптицепром», особенно трудно приходится мелким производителям.

ОАО «Семежево», что в Копыльском районе, — одно из ведущих сельхозпредприятий района, лидирующее по производству продукции как растениеводства, так и животноводства. Хозяйство в финансовом плане вполне самодостаточное, не пользующееся кредитами банков. Все инвестиции в производство — из собственных средств. При выручке до 20 миллиардов рублей в год оно свободно покупает технику, топливо, запасные части, удобрения, строит жилье, выплачивает зарплату и модернизирует производство.

Птицеводством начали заниматься давно, но в небольших объемах. В общем объеме производства мяса оно занимает около 19 процентов, больших прибылей хозяйству обычно не приносит. Цена на куриное мясо фиксирована, а расходы на содержание птицы довольно высокие. До 2011 года рентабельность была максимум процента 4. В прошлом году из четырех птичников были задействованы два — 8 партий по 22 тысячи цыплят. Здесь считают, что производством мяса птицы по сравнению со свининой и КРС заниматься невыгодно. Почему?

— Чтобы было выгодно, нужны большие партии цыплят, свой цех убоя и своя переработка, — говорит главный экономист Наталья Ленько. — Несколько лет назад нам предлагали взять кредит и построить перерабатывающий цех, но стоил он тогда 5 миллиардов рублей. Мы отказались. Во-первых, дорого, во-вторых, чтобы запустить такой цех, надо задействовать все птичники, что мы еще только планируем.

А пока при небольших объемах производством мяса птицы заниматься хлопотно и накладно. У Слуцкого племптицезавода покупаем цыплят — 100 миллионов рублей одна посадка. Арендуем убойный цех — порядка 200 миллионов рублей за партию. По времени получается, что партия «растет» полтора месяца плюс почти месяц на очистку птичников. В целом три месяца на одну партию.

В себестоимости килограмма цыпленка-бройлера около 70 процентов занимает корм. На партию необходимо 45 тонн, а килограмм комбикорма стоит 4 тысячи рублей. Остальное — дорогие ветпрепараты, зарплата, электроэнергия, газ. Чтобы удешевить корма, которые покупаем на Слуцком КХП, везем свое зерно. Для каждого возраста нужен особый комбикорм. Ощутимая проблема — сбыт. Реализация идет неравномерно, посезонно. Один раз птица востребована, расхватывают, а другой — нет. С одной партии реализуем 40 тонн.

По словам Натальи Михайловны, себестоимость килограмма цыпленка — 11 тысяч рублей, а цена реализации — 12700. Для сравнения: себестоимость килограмма говядины в хозяйстве составляет 12800 рублей при закупочной цене в 25 тысяч. А рентабельность молока достигает 60—70 процентов.

Птица хозяйству обходится дороже. До запуска всех имеющихся птичников работают в основном для оборота денег и, конечно же, — производственных показателей. С увеличением предельных отпускных цен появилась возможность неплохо зарабатывать, но для этого нужно наращивать объемы. И хотя у «Семежево» есть все возможности увеличить их практически вдвое, сдерживающим фактором является сбыт. Развитие собственной розницы — неплохой вариант, но он не всем по карману, кроме того, это может занять значительное время.

Именно поэтому отечественные птицеводческие организации решили создать Республиканский союз птицеводов по собственной инициативе.

Несмотря на то, что в прошлом году из-за повышения цен на зерно, соевые шроты, энергоносители выросла себестоимость производства птицы, сейчас на прилавках курятина — самое дешевое мясо. И здесь у производителей есть два выхода: либо искать, как снизить себестоимость, либо держать ту цену, которая есть на рынке, поступившись своими доходами.

К сожалению, это предпосылки для дальнейшего снижения рентабельности небольших производств.

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости