«Прямой эфир мне интересен…»

«БЫВАЮ ли в деревнях? Во-первых, объездил страну с гастролями родного Купаловского театра. Во-вторых, мой папа из деревни Дубой Столинского района, поэтому Полесье считаю своим родным краем. Там и красивейшая река Припять, и рыбалка замечательная, — рассказывает Александр. — Прошлым летом с братом взяли лодку и поехали на Полесье. У маленькой деревни, где стоят всего три домика, нас встретил человек, который показал реку Льва, текущую прямо по границе с Украиной. В таких джунглях я ни разу не был! Там столько рыбы, такая нетронутая природа! Очень нравятся и Голубые озера в Нарочанском крае. Ходил туда в походы, когда учился в школе. Даже знаю одну прекрасную легенду про очень глубокое озеро Болдук: там девушка появляется из тумана, и если ее увидишь, то можно загадывать желание. Как-то летом раза три пытался ее увидеть, но ничего не получилось…»

Актер театра и кино, телеведущий «Добрай раніцы, Беларусь!» на «Беларусь 1» Александр Павлов сегодня в гостях у «Теленедели «БН»

«БЫВАЮ ли в деревнях? Во-первых, объездил страну с гастролями родного Купаловского театра. Во-вторых, мой папа из деревни Дубой Столинского района, поэтому Полесье считаю своим родным краем. Там и красивейшая река Припять, и рыбалка замечательная, — рассказывает Александр. — Прошлым летом с братом взяли лодку и поехали на Полесье. У маленькой деревни, где стоят всего три домика, нас встретил человек, который показал реку Льва, текущую прямо по границе с Украиной. В таких джунглях я ни разу не был! Там столько рыбы, такая нетронутая природа! Очень нравятся и Голубые озера в Нарочанском крае. Ходил туда в походы, когда учился в школе. Даже знаю одну прекрасную легенду про очень глубокое озеро Болдук: там девушка появляется из тумана, и если ее увидишь, то можно загадывать желание. Как-то летом раза три пытался ее увидеть, но ничего не получилось…»

— Александр, ты на телевидении работаешь давно. Бывают ли случаи, когда «лихорадит» перед прямым эфиром, готовишься ли по-прежнему к ним?

— Не знаю, как других ведущих «Добрай раніцы, Беларусь!», но меня колотит перед каждым выпуском. И я готовлюсь к прямому эфиру. Раньше у меня не было Интернета, поэтому накануне выхода передачи я приезжал на телевидение за своим текстом. А иногда и после спектаклей — часов в десять-одиннадцать вечера. И готовился.

Когда работал в паре со Светланой Боровской, она все время повторяла: «Прямой эфир — это так здорово! Это — полет, это — космос!» Вначале не понимал: какой тут кайф? А сейчас понимаю. Когда эфир прошел здорово, идешь по улице и весь сияешь. Думаешь: «Вот сейчас меня узнают!» А когда не получилось, то хочется спрятаться. Поэтому прямой эфир до сих пор мне интересен.

— Сложнее становится, когда соведущую меняют?

— Конечно. Если работаешь в прямом эфире, сливаешься с коллегой. Допустим, когда она замолкает, понимаю, что уже больше ничего не скажет, и мне нужно встревать в разговор. А на самом деле прошла доля секунды. Поэтому с каждой ведущей мне интересно.

— Александр, в утреннем эфире ты вел рубрику про рыбалку…

— К сожалению, она не сохранилась. Я очень люблю рыбалку, как говорят по-белорусски, «фанатычна». И когда предложили сделать маленькую рубрику об этом увлечении, согласился. Мне кажется, она была довольно интересной. На 80 процентов состояла из юмора, на 20 — из полезных советов.

Были предложения возобновить рубрику. Но пока, к сожалению, у меня не хватает времени. Я же снимаюсь в кино, играю в театре.

— Твой старший брат Иван — известный режиссер. Хотелось бы больше знать о других членах твоей семьи. Они тоже творческие люди?

— Мама — преподаватель английского языка со стажем, а папа — генерал-железнодорожник. Но, как сказал Шекспир, все мы — актеры. Моя мама просто актриса-самородок. Ей не надо учиться. Она и мне показывает, как играть, и брату — как играть и снимать кино. Папа тоже творческий человек.

Когда я учился в школе, где мама была организатором, естественно, оценки мне ставили хорошие, не по знаниям. А брат старше меня на девять лет. И он тогда сказал: «Малой, что ты делаешь? Давай-ка ты будешь нормально заниматься!»

А так как он участвовал в народном театре, кстати, где Геннадий Брониславович Давыдько был режиссером, то я тоже сыграл в одном спектакле. Понравилось. Тогда брат привел меня в театральную школу. И я ни о чем уже не думал, как только поступить в Академию искусств. Поступил. Так и пошло-поехало. Кроме как играть, я больше ничего и не умею.

Моя жена Татьяна Жаховская тоже актриса. Она играла в театре, потом родила дочку Полину. Какое-то время вела передачу «Сад мечты» на Белорусском телевидении. Сейчас работает в детском фонде «Шанс» и делает сюжеты о детях для ОНТ.

Дочке Полине уже четырнадцать лет. В последнее время она интересуется театром. Как только отремонтировали Купаловский, попросила ее туда сводить. С удовольствием посмотрела спектакль «Павлинка». Какую она себе дорогу выберет в жизни? Если искусство, то не буду препятствовать.

— Впечатлил родной Купаловский после реставрации?

— Я не видел фотографий старинного театра, поэтому не знал, что увижу. Но внутри уютно, несмотря на то, что театр в два раза увеличился по площади. Поскольку играл в «Павлинке», то пока не мог из зала посмотреть на сцену. Но на ней находиться комфортно. Как и в гримерке. А занавес просто потрясающий! Такой красоты нигде не видел, даже в кино.

— Насколько я помню, первую роль в кино ты сыграл в фильме брата?

— Да, в картине «Свежина с салютом», интересной деревенской комедии, которая основана на реальных событиях. До сих пор это самый лучший фильм, в котором я снимался. Так совпало, что я подошел на роль. Сейчас, правда, брат меня мало снимает. Но я на него совершенно не в обиде. Потому что считаю: если он видит меня в какой-то роли — хорошо, если нет — ни в коем случае не буду навязываться.

— Ты играешь в разных спектаклях. В каких ролях не только на сцене, но и в кино ты симпатичен сам себе?

— В спектакле «Люди на болоте», где играю Василя. Роль ведь неоднозначная. И каждый раз можно играть по-разному, потому что Василь не очень-то положительный герой. Ему Ганна предлагает обрести свободу. А он не идет за ней. Хочется показать, что ему надо двигаться, нельзя оставаться, как камень, на одном месте. И во время репетиции я много общался по этому поводу с Геннадием Михайловичем Гарбуком, который играл Василя в телеспектакле и в первой постановке в Купаловском театре. Он мне показывал свои руки и говорил: «Ты понимаешь, что в руках Василя все дело?» Очень много интересного можно копать в этой роли и много находить.

Да и все мои персонажи мне нравятся. Нельзя сказать, что где-то ты служишь, а где-то просто играешь. Кстати, недавно вышел новый спектакль «Арабская ночь». Там я исполняю одну из ролей. Их пять, и они все главные. Мне пришлась по душе эта постановка, потому что она либо нравится, либо очень не нравится зрителю. Это и есть настоящее творчество, когда не все кричат «браво».

— Какую бы роль хотел исполнить в театре или кино?

— Сериал «Есенин» меня зацепил. Очень понравился главный герой, может, потому, что его так хорошо играет Сергей Безруков. Но я начал понимать стихи Есенина. Хотел бы сыграть поэта. Это человек какой-то не от мира сего, он чувствует и живет другим.

К слову, обычно режиссеры меня видят положительным героем. Даже в одном военно-историческом фильме сначала выбрали на главную роль, а потом сказали, что меня жалко убивать, потому что в конце я оказываюсь антигероем. И отказались от моей кандидатуры. Было очень жаль.

А когда снимался сериал «Смерш», режиссер сказал: «Давай сделаем эпизодик, где ты — военный пилот, который насилует нашу русскую связистку». Я сначала испугался, а потом решил попробовать. Два дня снимали. Здорово было работать с режиссером, воплотить образ, как-то оправдать пилота. Иногда бывает и так: сыграть эпизод, чтобы тебе поверили, дорогого стоит.

— Где снимаешься сейчас?

— Снялся в небольшом эпизоде в российском фильме «Поезд на север», где в главной роли Владимир Гостюхин.

— Любишь ли ты эксперименты в жизни и на работе?

— Конечно, люблю. Я и на телевидение пошел, потому что думал: а смогу ли? Пройдя три тура, до конца не верил, что меня возьмут.

— Какими талантами еще обладаешь?

— Рисую мультики. В детстве это было мое главное хобби. У родителей даже сохранилось несколько общих тетрадей, где я покадрово рисовал мультики. Мечтал быть мультипликатором, потому что в моем детстве шло мало анимационных фильмов.

— Александр, бывали ли случаи, когда тебе помогала известность?

— Как-то я затопил своих соседей, но это случилось не по моей вине — не пришел сантехник, и я сам починил трубу. Так в ЖЭСе меня узнали и отнеслись к случившемуся с пониманием. И если сотрудники ГАИ узнают, могут закрыть глаза на какие-нибудь промахи.

— Спасибо за беседу! Успехов в творчестве!

Вера ГНИЛОЗУБ, «БН»     

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?