Сельская газета

Пройти медкомиссию в Жлобинском военном комиссариате

Как корреспондент "СГ" проходил медкомиссию в военкомате

Человеческому фактору людьми в погонах и белых халатах отводится важная графа

С АВГУСТА по ноябрь в Беларуси традиционно осенний призыв. По его итогам несколько тысяч парней от 18 до 27 лет отправятся в армию. Правда, перед этим медкомиссия. Именно показатели здоровья определят, в какие виды и рода войск попадут или не попадут будущие солдаты. Какие специалисты проверяют призывников? Сколько требуется времени для полного обследования?

В поисках ответов на эти и другие вопросы корреспондент «СГ» отправился в военный комиссариат Жлобинского района и испытал весь процесс на себе.

Подполковник Юрий БИЛЕЦКИЙ

ПОЛУЧЕННАЯ повестка предписывает: к 8.00 прибыть в актовый зал военкомата. Прибыл. Вместе со мной еще примерно 45 парней. Сразу и не разберешь, кому сколько лет, лишь по разговорам становится понятно, кто вчерашний школьник, а у кого как минимум высшее образование за плечами. Впрочем, начальник отдела призыва на военную службу подполковник Юрий Билецкий праздные разговоры быстро  пресекает  и начинает юридический ликбез.

Постепенно из зала пошли вопросы. Одного из нас  интересует служба в резерве. Ему объясняют, что подобный вариант возможен только в двух случаях: если юноша женат и воспитывает ребенка или по ходатайству  работодателя. Правда, отмечает подполковник Билецкий, хватает и частностей: «Был у нас 19-летний призывник с тяжелой судьбой. Мать умерла, отец непонятно где. Воспитывался бабушкой, которой уже 75. Недавно у них сгорел дом, и теперь они кочуют по съемным квартирам. Живут вдвоем на пенсию и подработки. И как в такой ситуации я его отправлю на полтора года в армию? Человеческий фактор должен быть превыше всего, поэтому перебросили в резерв. И что самое главное — не нарушаем закон. Золотая середина».

ЧЕРЕЗ два часа нас делят на четыре группы и поочередно отводят на медкомиссию. У кабинета антропометрии образуется очередь, ведь сначала нужно измерить рост и вес.  Дальше призывники расходятся по разным врачам. И если к стоматологу можно попасть через одного человека, то приема у офтальмолога придется ждать больше часа. Что ж, есть время пообщаться, возможно, с будущими сослуживцами.

Антону Новикевичу, как и мне, 21 год. Совсем недавно окончил юрфак столичного вуза. На здоровье не жалуется. В детстве, правда, немного заикался, но сейчас справился с этим. Буквально перед медкомиссией подал документы в магистратуру,  со дня на день должны объявить результаты, поэтому надеется дальше грызть гранит науки. Впрочем, если не получится, готов служить. Хорошо бы, говорит,  в пограничных войсках. Там, уверен, его научат дисциплине и порядку, которого немного не хватает в жизни.

Время идет, очередь движется. Успеваю пройти стоматолога и офтальмолога, которые без всяких проблем ставят в мое личное дело печати годности. Теперь решаю отправиться к хирургу и дерматовенерологу. «Закрыть» их одним махом не получается, ведь к двум врачам  две очереди, на каждую из которых приходится потратить по полчаса. В еще одном совмещенном кабинете работают психиатр и невролог. С первым мы поговорили о жизни и суицидальных наклонностях, которых, к счастью, у меня не наблюдается.  У второго врача нужно было походить на пяточках и носочках, а затем с закрытыми глазами дотронуться пальцем до кончика носа. Нос, чему я не особо удивился, оказался на месте.

Теперь в личном деле не хватает лишь одной печати, после которой меня хоть завтра можно отправлять в войска. Ее должен поставить терапевт, у дверей которого чуть ли не вавилонское столпотворение. «А вот тут я, похоже, надолго», — невольно прозвучало в голове. Впрочем, скучать было некогда. Максим Бодиловский из горпоселка Стрешин веселил всех фантазиями об армии, в которую очень хочет попасть. В приоритете у 18-летнего парня спецназ и пограничники. Правда, из-за проблем с наркологом шансы где-то 50 на 50.

— Это все ошибки детства, — сокрушается Максим. — Глупый был, не знал, что творю, вот и вляпался. Армия мне жизненно необходима, чтобы все изменить. Хочу стать кинологом, так как очень люблю собак. Вы бы видели, как я надрессировал свою Джесси. Она мне тапочки к кровати приносит.

Ближе к часу дня попадаю к терапевту. Внимательно выслушав все жалобы, врач решает измерить мне давление. Процедуру она повторяет после того, как я сделал 15 приседаний. Посмотрев на ее лицо, понимаю: медкомиссия сегодня для меня не закончится. И действительно, медсестра уже вовсю строчит мне направления на дополнительные обследования. Из кабинета  выхожу с кипой бумаг: общий анализ крови и мочи, биохимия, гормоны, ЭКГ, УЗИ щитовидной железы и органов брюшной полости.

Заключительный этап сегодняшнего обследования — визит к председателю призывной комиссии. Очередь примерно на два часа. Люди начинают возмущаться, что ради нескольких печатей приходится тратить столько времени. Один парень, на вид которому лет 24—25, негодует больше всех, ведь он уже второй раз на призыве. Свое имя называть не хочет, но охотно делится историей: «В прошлом году дали отсрочку по состоянию здоровья. Врачам не понравилось колено. За несколько месяцев прошел всех, начиная от хирурга и заканчивая травматологом. Даже в Гомель приходилось несколько раз ездить. Сейчас все начинается снова. Мне уже выдали направление в областной центр, хоть я и не жаловался».

ВРАЧ Наталья Власова, руководящая работой специалистов по медицинскому освидетельствованию призывников,  понимает сложившуюся ситуацию. Но ничего не может поделать, так как есть норма закона, по которой будущие солдаты обязаны проходить медкомиссию в регионе по месту прописки.

— Мы стараемся идти ребятам навстречу, — рассказывает Наталья Ивановна. — Предлагаем им более удобные даты, которые ставим в направления. Чего-то большего, увы, сделать не можем.

Из этой же оперы подробные и долгосрочные исследования — нужно точно убедиться в физических возможностях каждого, стопроцентно знать, годен человек к службе или нет. Призывник с этим ничего поделать не может. Если врачу что-то не понравится, он имеет право назначить дополнительные анализы и процедуры. В последнее время, отмечает Наталья Власова, к негодности чаще всего приводят три патологии: терапевтического профиля (система кровообращения), хирургического (сколиоз и плоскостопие) и психические расстройства.  

После всех обследований призывников разделят по графам здоровья, от которых уже военные будут отталкиваться и решать, в какие войска делегировать солдата. К примеру, по итогам весеннего призыва 59 человек отправились непосредственно в Вооруженные Силы, 8 — в транспортные войска, 7 — в специальные милицейские части и внутренние войска МВД и еще 7 — в органы пограничной службы. Отзывы о них из частей, признается военный комиссар района Олег Сочивко, только хорошие.

Что ж, совсем скоро мы узнаем, поддержит ли эту тенденцию корреспондент «СГ».

banny@sb.by

Фото автора
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости