Проверенному - верить

Кто и что контролирует на БелАЭС

Новости из Островца поступают нечасто. Но грандиозный проект, равного которому по размаху и сложности мы еще не знали, планомерно реализуется. Ежедневно на площадке совершаются тысячи технологических операций. Близится время, когда АЭС начнет вырабатывать электроэнергию, повышая экономическую самодостаточность страны. Наше спокойствие за безопасность станции определяется, в сущности, тремя важнейшими факторами. Это надежность оборудования, квалификация персонала, который строит станцию и будет ее эксплуатировать; строгость контроля за тем и другим. Именно к столь сложному объекту применим принцип: доверяй, но проверяй. Кто и что контролирует на БелАЭС? На этот и другие вопросы корреспондента "СБ" отвечает представитель главенствующего в этом смысле ведомства - начальник отдела организации надзора за ядерной и радиационной безопасностью ядерных установок Госатомнадзора Максим МАЗУРЕНКО.



- Максим Валерьевич, имеется ли в нашей стране опыт работы на объектах подобной сложности?

- В Соснах, в Объединенном институте энергетических и ядерных исследований еще в советское время действовал атомный реактор, институт даже разрабатывал мобильную атомную электростанцию. После чернобыльской аварии проект был свернут. Но работы с ядерными материалами в нашей стране не прекращались с момента образования этого института, который в разное время по-разному назывался. В нем и сейчас действуют различные ядерные установки, имеется персонал высочайшей квалификации. При необходимости мы привлекали и привлекаем их для анализа тех или иных аспектов безопасности. Опыта надзора за АЭС в стране объективно не было: не было подобных объектов.

Лучший способ обрести этот опыт - обучение на аналогичных станциях. В России строятся несколько блоков такого же проекта, как и у нас, которые по графику ввода идут впереди. Наши специалисты регулярно на них выезжают. В свое время были приняты и сейчас реализуются программы повышения компетенции: национальные, по линии МАГАТЭ, Европейского союза... БелАЭС обучает своих работников, мы - своих.

- Что сейчас происходит на стройплощадке в сфере вашей компетенции?

- Основные вопросы для нас - обращение с оборудованием, важным для безопасности: его поступление на станцию, монтаж, контроль и последующие испытания. В течение 2018 года нас в первую очередь заботит монтаж главного циркуляционного трубопровода и оборудования первого контура на блоке № 2. Если точнее, то выполнение сварочных работ, стыков оборудования, обвязки, трубопроводов - всего контура, по которому будет обращаться радиоактивная вода. На втором энергоблоке монтаж завершается. На первом в основном завершен: готовимся к испытаниям.

- Как они выглядят?

- Это сложный процесс. Одновременно провести испытания всего оборудования АЭС невозможно и нецелесообразно. Но каждый узел последовательно, на плановой основе подвергается серии испытаний. Некоторые процессы растянуты по времени даже не на месяцы - на годы. Первый этап происходит на заводе-изготовителе оборудования, где наши сотрудники обязательно наблюдают за приемочными испытаниями. Их задача - гарантировать, что все сделано правильно.

Назову лишь некоторые адреса, по которым наши специалисты с этой целью выезжали: АО "АЭМ-технологии", "Атоммаш" (Волгодонск), ОАО "Ижорские заводы" (Колпино), ЗАО СНИИП-Систематом" (Москва), KSB Aktiengesllschaft (Франкенталь, Германия), АО "ЦКБМ" (Сосновый Бор), Тапрогге Гмбх (Веттер, Германия)... Перечислять все адреса пришлось бы долго.

В приемке участвуют представители завода-изготовителя, БелАЭС, "Атомстройэкспорта". Наши специалисты контролируют работу первых, вторых и третьих. При необходимости выдают предписания для устранения выявленных нарушений. А затем используют результаты, когда ведут входной контроль этого же оборудования уже на площадке АЭС.

Важнейший этап испытаний, который мы возьмем под особый надзор, предстоит с поступлением на площадку реакторного топлива. Это ожидается к концу осени. В наших планах - комплексная проверка готовности к этому этапу, предполагающая участие одновременно нескольких государственных органов. Загрузка топлива планируется на начало будущего года.

фото  ВиталиЯ  ПивоварЧика.

- В каком виде топливо поступит?

- Перевозка осуществляется в ТУКах, транспортных упаковочных контейнерах, напоминающих пеналы. Они рассчитаны таким образом, чтобы при любой нештатной, аварийной ситуации безопасность топлива была гарантирована.

- Какова будет судьба отработанного топлива?

- В контракте на сооружение БелАЭС заложено, что топливо подлежит возврату в РФ на условиях отдельного соглашения. Оно сейчас вырабатывается нашим Минэнерго совместно с российскими партнерами. Надо понимать, что вывоз отработанного топлива - задача достаточно отдаленная. Оно выгорает и выгружается не одновременно, а постепенно. Сначала, пока не закончится остаточное тепловыделение, в течение 5 - 10 лет будет храниться под водой в бассейне выдержки.

- А хватит ли охлаждающей воды?..

- Хватит! Процесс вообще не предполагает забора больших масс воды. Охлаждение происходит в замкнутом цикле, как в автомобильном радиаторе. От станции до водной артерии, кстати, около 11 км.

- Можно ли сказать, что Госатомнадзор - главная инстанция в системе обеспечения безопасности БелАЭС?

- Безусловно, такие полномочия нам делегированы указами № 756 от 29 декабря 2006 года "О некоторых вопросах Министерства по чрезвычайным ситуациям" и № 62 от 16 февраля 2015 года "Об обеспечении безопасности при сооружении Белорусской атомной электростанции". Нам предписано контролировать работу на площадке в постоянном режиме, в любое время дня и ночи, 7 дней в неделю. Наш инспектор может не просто прийти и проверить, но и применить свои властные полномочия. Оштрафовать, если надо. Для этого на площадке постоянно работает подразделение Госатомнадзора. Регулярно приезжают специалисты из центрального аппарата.

Иначе говоря, либерализация проверочной деятельности, которая происходит в стране, не касается работы АЭС. У заказчика и генподрядчика есть собственные службы, отвечающие за качество оборудования и работ. Но вся иерархия контроля сведена в один основополагающий документ, с которым мы и сверяем действия всех сторон: заказчика, генподрядчика, подрядчиков.

Второй указ дает право осуществлять контроль на площадке в постоянном режиме 7 ведомствам: Госстандарту, Минздраву, МЧС, Минприроды, Минтруда и соцзащиты, Министерству энергетики, МВД. Замечу, что такова международная практика: во всех странах контроль на ядерных объектах, как правило, ведется в круглосуточном режиме.

Но и Госатомнадзор как главная контролирующая БелАЭС структура находится под пристальным вниманием международных инстанций и стран-соседей. Важно подчеркнуть, что белорусская сторона по своей инициативе запросила проведение нескольких оценочных миссий МАГАТЭ. Одни уже состоялись, другие предстоят. В этом году, например, ожидается миссия по проверке готовности к аварийному реагированию, в следующем будут еще две.

Мы сами заинтересованы в том, чтобы нас проверяли все, кто имеет на то полномочия. Это лучшая гарантия того, что БелАЭС в конечном итоге будет соответствовать наивысшим стандартам безопасности.

ponomarev@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...