Процент погрешности

-- Здравствуй, мама! Я вернулся. -- Сынок, дорогой, я уж и увидеть тебя не чаяла, -- старушка-мать прижимает к груди великовозрастного дитятку, гладит его по стриженой голове. -- Какой ты худой, какой бледный. Пойдем в хату, у меня как раз картошечка сварилась. Потом мать смотрела, как сын с жадностью, давясь и обжигаясь, ел нехитрую домашнюю снедь. Не забывая при этом раз за разом наполнять рюмку из бутылки, которую сердобольная женщина выставила на стол по поводу встречи после долгой разлуки. Правда, по мере того как пустела бутылка, мать хмурилась все больше и больше: душу стали терзать смутные предчувствия и она, в принципе, догадалось, что последует дальше. Так оно и вышло. Сын, хорошо выпив и плотно закусив, вышел из-за стола, закурил, походил по комнате и требовательно глянул на мать: -- Слышишь, старая, дай еще выпить. Когда мать робко заметила, что ни денег, ни водки нет, честь по чести встреченное чадо в ответ грязно выругалось и стало привычно и методично перетряхивать шкафы, кухонную утварь, постели в поисках "заначки". Потом столь же привычно, почти не глядя, ударило мать в лицо, которая пыталась его образумить. Позже, когда сын, добравшийся все-таки до денег и тут же их пропивший, храпел без задних ног, мать, простим ее грешную, думала, что, может, оно и лучше было бы, если бы он и вовсе не возвращался: ведь за два года, что дитятко неразумное в тюрьме сидело, забыла она, что такое синяки и побои. Теперь, получается, все вернулось на круги своя: сын освободился по амнистии. Не сомневаюсь, что, прочитав эти строки, кто-то вознегодует: что- то вы, уважаемый, горбатого, если пользоваться жаргоном сидельцев, лепите, какую-то страшилку а-ля "Холодное лето 53-го" рисуете, принципы гуманности сомнению подвергаете. Не леплю, не рисую, не подвергаю. Наоборот, закон об амнистии считаю гуманнейшим актом нашего государства и рад за тех, перед кем распахнутся ворота пресловутого УЖ N ... -- давно ведь уже притчей во языцех стали вполне реальные ситуации, когда человек лишается свободы за украденный мешок картошки только потому, что законодатель не предусмотрел адекватного наказания за такого рода преступления. Более того, я думаю и хочу верить, что досрочно вышедших на свободу заключенных свобода встретит, как полагается. Не будет у них особых проблем с пропиской, работой и так далее. Твердо убежден, что чем меньше за колючей проволокой пробудет какой-нибудь паренек, однажды в жизни оступившийся, чем меньше на его теле будет синих наколок, а в речи специфических словечек, тем лучше для него. И нас -- родных, близких, соседей, односельчан -- тоже. А к чему тогда, спросите вы, рассказанное вначале? К тому, что, по словам заместителя начальника Комитета по исполнению наказаний МВД республики Александра Пастушени, примерно один процент амнистированных совершает повторные преступления в период неотбытой части наказания. А теперь давайте подумаем. По нынешней амнистии, приуроченной, кстати, к 60-летию освобождения Беларуси и Великой Победе, на свободу досрочно выйдет около трех тысяч осужденных за преступления, которые не представляют общественной опасности или совершенные по неосторожности. Количество "разово" амнистированных ранее (а эта амнистия, говорят, шестая по счету за последние десять лет), я думаю, не меньше. Посчитаем процент рецидива? Переведем его в конкретные трагедии, изломанные, а то и до срока прерванные жизни? Вот и получается, что гипотетическая картинка, нарисованная автором, вполне имела место быть раньше, и, не исключено, что нечто подобное будет зафиксировано в сводках сегодня или завтра. А уж вероятность того, что это случится в сельской местности, где и с работой, и с оплатой за нее проблемы, и участковый инспектор далековато, и вовсе высока. У меня в памяти, например, до сих пор газетная заметка о том, как старики одной из деревень в Витебской области самосудом казнили бывшего заключенного, который их затерроризировал -- эдакое, понимаете, "убийство в восточном экспрессе". Как вы думаете, старушка, избитая сыном в первый его день пребывания на свободе, заявит об этом в милицию? Мне думается, что нет. Будет терпеть, надеяться и верить до последнего. Давайте верить в лучшее и мы. Держа (на всякий случай?) в памяти этот пресловутый процент, скажем так, погрешности.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...