Простые мечты Сергея Мартынова и побежденные комплексы Ирины Кулеши

ОБЫЧНО после турниров мирового значения спортсмен-победитель или призер начинает жить не только мыслями о своей медали, но критически осмысливать происходящее, откровенничать, даже смотреть в будущее. О чем говорят наши медалисты?

Откровения белорусских медалистов

ОБЫЧНО после турниров мирового значения спортсмен-победитель или призер начинает жить не только мыслями о своей медали, но критически осмысливать происходящее, откровенничать, даже смотреть в будущее. О чем говорят наши медалисты?

Сергей МАРТЫНОВ, стрелок, чемпион Олимпиады:

— Я старался всячески отвлечься, не думать, что это Олимпиада, пытался сбить нервное напряжение. Стремился думать о чем угодно: про дачу, качели, рыбалку, но только не про то, что я нахожусь на Олимпиаде... Мыслей уйти из спорта на пике славы, непобежденным, не было, карьеру, конечно, буду продолжать. Кстати, до сих пор пользуюсь советскими патронами «Олимп» 1985 года производства — это не колбаса, срок годности практически не ограничен. Думаю, они лучшие по качеству. Их выдавали в сборной Союза. Что касается следующей Олимпиады, то надо еще квалифицироваться на Игры. Многие очень сильные стрелки не могут этого сделать, так было, кстати, и в Лондоне. К тому же стрельба — это работа, за которую я получаю деньги. А мечта моя проста: хочу, чтобы у моей горячо любимой семьи все было хорошо, чтобы все были здоровы и счастливы.

Виктория АЗАРЕНКО, теннисистка, чемпионка Олимпиады:

— С удовольствием поеду на Олимпиаду в Рио-де-Жанейро — в 2014.  От Игр в Лондоне самые прекрасные впечатления.  

 

 

 

 

 

Максим МИРНЫЙ, теннисист, чемпион Олимпиады:

— Лондонская Олимпиада для меня последняя. Отец говорил мне уже после Пекина-2008: «Все, Макс, вешай ракетку на гвоздь». У меня тогда была серьезная травма (беспокоила воспалившаяся связка бедра), и не знали, как быть дальше. Хотели уже операцию делать и заканчивать. Но МОК, спустя почти сто лет (микст играли в 1924 году), вдруг принял решение разыграть медаль в смешанном разряде. Мы подумали и решили не бросать спорт. С помощью массажей, растираний и прочих манипуляций удалось забыть об этой травме.

Впереди 4—5 месяцев совместных выступлений в этом году с Даниэлем Нестором, и надо провести их ударно.

 

Надежда ОСТАПЧУК, легкоатлетка, чемпионка Олимпиады:

— Финал и вправду получился не нервным. Но вот само ожидание финала тяжело далось. А соревнования прошли так, как я и рассчитывала. Но больше всего боялась, что будет дождь: хронически испытываю проблемы с левым коленом. И когда чувствую, что скольжу, по инерции начинаю поджиматься, и нет движения, нет толчка. Спасибо за погоду! Август будет загруженным, поэтому празднование перенесу на сентябрь. Впереди еще четыре старта «Бриллиантовой лиги». Поэтому уже 16 августа улетаю на соревнования, а дома появлюсь только 31-го.

 

 

Александра ГЕРАСИМЕНЯ, пловчиха, двойной серебряный призер:

— У меня на Олимпиаде был свой план. И я рада своему двойному «серебру». Теперь планирую выступить на чемпионате Европы, возможно, даже на чемпионате мира. А потом возьму небольшую паузу. Хочу наконец закончить Белорусский государственный экономический университет по специальности «экономист-менеджер» (должна была закончить в этом году, но из-за подготовки к Олимпиаде не получилось).

 

 

 

 

Александр БОГДАНОВИЧ, гребец, член каноэ-двойки, серебряный призер:

— Повторить пекинский успех, когда завоевали «золото», конечно же, хотелось, но соперники были очень достойными: германский экипаж показал хорошую греблю. Дома ни я, ни брат Андрей почти не бываем. Два-три дня отдохнем и уже снова уезжаем на сборы и турниры. А в последний год перед Олимпиадой тоже постоянно в разъездах. Андрей с родителями живет постоянно, а я — периодически. Заезжаю в Бобруйск, забираю жену с сыном, ему три года, — и в отеческое гнездо. У родителей три комнаты — всем места хватает. Там, кстати, дальнейшие планы спортивные с братом и обсудим. Одно знаю точно: это «серебро» нас с Андреем только раззадорило — будем ждать новых соревнований, особенно Олимпиаду в Рио.

 

Ольга ХУДЕНКО, член байдарки-четверки, бронзовый призер:

— Когда в прошлом году мы выиграли первый этап Кубка мира, поняли, что у нас есть шансы сохранить этот состав и в будущем добиваться успехов. Но у нас очень молодой экипаж — как по возрасту, так и по опыту участия в международных соревнованиях. Так что те же венгерки и немки не ожидали, что у них появится такой конкурент, они были шокированы, впрочем, как и мы сами. Сразу после финиша мы еще не поняли, что завоевали медаль. Узнали об этом только тогда, когда на табло высветились результаты. Очень хочется повторить нашим «экипажем» достигнутый результат, возможно, и превзойти его.

 

 

Марина ШКЕРМАНКОВА, тяжелоатлетка, бронзовый призер:

— У меня была задача-минимум — войти в шестерку в Лондоне, максимум — завоевать медаль. Сегодня ощущаю повышенное внимание ко мне как к медалисту. Непривычно. Но я к этому спокойно отношусь. Родители отписали вечером, они, наверное, были в таком шоке, что сразу и не поверили в случившееся. Мама и папа — обычные рабочие. Мать — аппаратчица, отец — слесарь. У меня есть старшая сестра, живет в Могилеве. В общем, самая обычная семья. Времени у меня достаточно, возраст молодой, я еще много чего смогу сделать в спорте, если работать…

 

 

Ирина КУЛЕША, тяжелоатлетка, бронзовый призер:

— Трижды на мировых топ-турнирах я занимала четвертые места. А нынешняя Олимпиада оказалась счастливой! Хочу сказать спасибо... своим эмоциям, которые помогли мне преодолеть себя. Я выплеснула их полностью и — четвертое место прошло стороной. Справедливость восторжествовала. Все — теперь только вперед, на вторую ступеньку пьедестала!

Подготовил Денис ТРОФИМЫЧЕВ, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?