Просто Шура

Вергунову на днях — шестьдесят, а он все так же бодр и весел

Он отказывается от моего чая, пьет только свой, какой-то специфический, со странным вкусом. Еще не любит, когда его называют Александром, просит: просто Шура. Вергунову на днях — шестьдесят, а он все так же бодр и весел. Он давно ушел из «Христофора», пять лет уже служит в Национальном академическом драматическом театре имени М.Горького. Возможно, оттого его юмор нынче перемежевывается с философией. Или это показалось? Читайте и решайте сами.



О возрасте


60 — цифра неприятная, потому что именно с ней ассоциируется слово «пенсия», а оно меня почему-то пугает. Давеча зашел в магазин, выбрал необходимые продукты, кассир пробила их, потом подняла на меня глаза и спрашивает: «Вы пенсионер?» Мне стало так обидно, как бы оправдываясь, сказал, что просто сегодня плохо выгляжу после вчерашнего. А у них, оказывается, акция: до 12 часов пенсионерам скидки.

Или вот еще один недавний случай. Считаю, что в нашей стране самые красивые женщины в мире, и красота эта идет изнутри в первую очередь. Таких милых и спокойных взглядов не встречал нигде, а стран объездил я немало. Машина была в ремонте, отправился по делам в метро. Увидел миловидную девушку, не ту красавицу из глянцевых журналов, а такую приятную, с невероятным взглядом, в нем все: небо, море, шелест листьев и т.д. Я сделал ей комплимент, и эта мерзавка уступила мне место. Вот вам и ответ о моем возрасте.


Конечно, хотелось бы жить долго и счастливо. Подвиг Владимира Зельдина не дает покоя. Кстати, не так давно беседовал с ним. Каждое утро у него если не пробежка, то «проходка» быстрым шагом несколько километров, и два раза в неделю бассейн. К тому же человек не курит и не пьет. Кто-то в этом месте ему сочувствует, кто-то радуется за него. Хотел бы и я вести такой здоровый образ жизни, но вот вам мой распорядок дня. Подъем каждое утро в 5.40, так как в семь я должен быть на радио, где до без десяти одиннадцать идет наше шоу «Напарники». Поверьте, это очень эмоциональные затраты. Потом я на машине мчусь в театр, где до двух часов обычно репетиция. После чего свободное время до восемнадцати часов. Но, по сути, таковым оно у меня не является, так как есть еще множество дел по дому, и самое главное — это возможность подзаработать, то есть в этом промежутке мечусь по различным студиям. А потом уже с ошалевшими глазами прибегаю на спектакль. Там опять же эмоциональные затраты, движение. В тех же «Проделках Ханумы» у меня семь потов сходит. После десяти сажусь в машину и еду домой, чтобы сесть за компьютер и приготовиться к завтрашнему утреннему эфиру. И к полуночи не просто засыпаю, а, как говорит моя жена, впадаю в коматоз. Но продолжаю радоваться жизни, считаю, не всем выпадает такое счастье. 

О выборе профессии


Вариантов у меня было несколько, но обстоятельства по имени «здоровье» сложились так, что все их пришлось отмести. Не стал военным, хотя у нас это династийное, дело продолжил мой брат, он — генерал, объездил много горячих точек. Но, кстати, военное дело в моей семье на мне не завершилось: внучка с отличием закончила вертолетное училище, сейчас она боевой офицер в Израиле. Не стал следователем, хотя мечтал. Но у нас в роду были и творческие личности. А может, пошел в артисты, потому что у меня было плохо с математикой, да еще и разгильдяйский характер? Папа, к слову, хотел, чтобы я пошел в нархоз. Но какой из меня директор ресторана? Я прогорел бы через полгода. Мама мечтала, чтобы я стал педагогом и пошел по ее стопам. Куда с моим взрывным характером! Я хотел быть Бруновым. Меня манил конферанс. Тогда на весь Советский Союз было два эстрадно-цирковых училища, я зациклился на Одесском. А там набор раз в четыре года. Мне надо было ждать его несколько лет. Чтобы не терять время, пошел в театрально-художественный институт. И счастье, что я попал в руки чудесных педагогов, которые заставили меня поверить, что именно это и есть мой путь. Почему эстрада? Это очень острый жанр, который не прощает ошибок. В театре играть комфортнее: там можно спрятаться за декорациями, костюмами, в конце концов, за партнерами и т.д. На эстраде ты один на один со зрителем. Сможешь заинтересовать его своим багажом, вызовешь улыбку — успех, нет — провал. Очень увлекательно ходить по этому лезвию.

О театрах


У меня их было три. Работа во всех доставляла невероятное удовольствие. Мне везло с коллективами и с ролями. В театре кукол было очень счастливое время жизни. В месяц выходило по 60 спектаклей. Можно сказать, жили в театре, потому что кроме представлений были еще и репетиции. У нас почему-то принято считать эту работу несложной. А вы представьте, берешь куклу (по сути, кусок деревяшки) и должен показать зрителю ее эмоции, переживания. К тому же роли у меня были абсолютно разные: утром мог играть какого-нибудь медвежонка, а вечером выходить в спектакле «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» со словами: «А вам не больно, не стыдно?» Это была колоссальная школа. 


Дальше пошел в «Христофор», это эстрадный театр. Так я оказался на шаг ближе к своей мечте. Там тоже было непросто. Семь минут — идеальное время для любой миниатюры. И за этот короткий отрезок ты должен увлечь зрителя. Здесь, если ты хоть на секундочку вышел из образа (так же, как в кукольном перед детьми), оступился в отрывке, можешь даже и не барахтаться — зрителя ты уже потерял. Параллельно с «Христофором» участвовал в антрепризах, драматических спектаклях, то есть багаж был. Поэтому ничего удивительного в моем переходе в Национальный академический драматический театр имени М.Горького нет. Самое важное — пришел с огромным опытом работы с разными режиссерами и в разных жанрах. 

Но так получилось, что играю все равно веселых персонажей. Например, князя в «Проделках Ханумы» — смешнее не придумаешь или сэра Тоби в «Двенадцатой ночи» — почти та же история. Хотя мне хотелось немного другой работы. Мои одноклассники до сих пор вспоминают, как я играл свинью в «Кошкином доме». Если честно, с той поры не сыграл ни одной порядочной роли. Только мерзавцы, пьяницы, трусы и т.д. У меня даже серьезные персонажи попадаются с какими-то изъянами.

Об образе


Признаться, вопросы о нем меня обижают. Когда иду по улице со своими усищами и какие-то люди видят меня и улыбаются — это хорошо, значит, я достиг желаемого эффекта. Но дело в том, что люди привыкают к какому-то твоему одному образу, имиджу, забывая о том, что человек многогранен. Никто не говорит, что Евгений Леонов только комик, у него ведь много глубоких ролей в кино, в том же самом «Белорусском вокзале». Или Армен Джигарханян: он и армянские анекдоты травит, и Сократа играет! Да, Шура Вергунов любит юмор. Но при этом он еще болен, например, борьбой против хамства, проблемами взаимоотношений между людьми и т.д. Хочется верить, что я глубже, чем меня привыкли воспринимать. Свято верю, что каждый из нас — это частица мироздания, и мы все пришли на эту землю с какой-то миссией. Когда возникает подлость, неуважение — все это меня расстраивает. Гораздо лучше, если мы все-таки будем улыбаться и идти навстречу друг другу.

Усы — это навсегда. Эта дань уважения моему роду. До седьмого поколения у нас все мужчины носили такие усы. Я привык к этому, мне нравится. Надеюсь, они не раздражают окружающих. 

О женщинах


Дамский угодник? Да. Я же говорил, что у нас самые красивые женщины. Да, любят чайной ложечкой повыедать мозг. Можно пару анекдотов? Он возвращается из магазина, она спрашивает: «Ты молоко купил?» Он: «Молококу не пил, нет!» Обожаю одесский юмор. Две женщины на балкончике: «Цилечка, скажи, твой таки уже пришел?» — «Пришел, шоб он сдох. А твой?» — «Мой таки нет, но шоб он сдох рядом с твоим». Вот такие взаимоотношения, но при этом супруга его обласкает, обстирает. 

Я вырос в атмосфере любви, и это всегда проповедую. Вергунов-семьянин? Иной раз бывает. Все-таки большей частью я артист. Если дверь в кабинет закрыта, моя мудрая Ириша знает, что там идет мыслительный процесс и лучше ему не мешать. Да, ей со мной непросто. Иногда по десять раз приходится просить сделать какую-то домашнюю работу. Вот вам пример. Въехали мы в квартиру, положили на пол плитку, через некоторое время Ира напоминает, что надо бы и плинтусы приобрести. Я согласился. Прошло полгода, она: «Так плинтусы будем класть?» Прошел еще год: «Так ты их думаешь покупать?» Я был готов хоть сегодня, но вот вопрос: какие покупать? Еще через полгода мы их все-таки приобрели. Ну, вы же понимаете, что я не мог кинуться их прибивать. Где-то через полгода жена стала мне об этом напоминать. Я опять был не против, но не было необходимого инструмента, чтобы их обрезать. Она долго смотрела на эти стоящие в углу плинтусы, а в один прекрасный день сама их обрезала, и, обладая математическим складом ума, сделала это идеально. Оставалось прибить. Несколько месяцев спустя она снова завела разговор об этом, в итоге сама пошла и купила жидкие гвозди. Казалось, дело почти сделано. А еще через несколько месяцев мы съехали с той квартиры. Словом, жена у меня человек терпеливый и понимающий, вряд ли другая выдержала бы меня.

О друзьях и недругах


Мне всегда везло на хороших людей. У меня есть друзья и на работе, и за ее пределами. С некоторыми ребятами дружим со студенческих лет. Остались друзья и в кукольном, и в «Христофоре». Встречаемся, общаемся, конечно, не так часто, как хотелось бы, причина опять же в занятости. На свой юбилей-капустник позвал много музыкантов: шоу-балет «Аллюр», Da Vinchi, «Тяни-Толкай» — все ребята разноплановые, но талантливые и трудолюбивые. Жаль, не смог пригласить еще некоторых мною глубоко уважаемых артистов, с которыми поддерживаю добрые отношения.

Конечно, были по жизни и предательства. Вспоминать об этом не хочу, так как просто вычеркиваю таких людей из своей жизни. К сожалению, она так устроена, что иногда дороги людей расходятся.

О будущем


О чем думаю? Мне сейчас надо рассаду пасынковать, мысли сейчас только об этом. Соображаю, как посадить помидоры, которые и будут меня кормить в будущем.

Если серьезно, мечты земные. Хочу дождаться внуков от сына, в перспективе — правнуков от внучки. Понимаю, что старость уже за поворотом, но не спешу за ним скрываться. Надеюсь на интересные роли в театре. В кино меня почему-то не снимают, и я уже свыкся с этим. А вот идеи о телевизионных проектах есть. Живу сегодняшним днем, но верю в красивое будущее. Мне нравятся слова одного мудрого человека: «Надо научиться правильно дышать, надо вдыхать счастье, а выдыхать добро». По этому принципу и стараюсь жить.

stepuro@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter