Минск
+15 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Интервью с Еленой Волчецкой

Просто первая

50 лет назад Елена Волчецкая завоевала первое белорусское олимпийское "золото" в спортивной гимнастике
Ровно 50 лет назад в Токио проходили Олимпийские игры. Тогда впервые золотую медаль выиграла малоизвестная спортсменка из Гродно Елена Волчецкая. Так было положено начало будущих отечественных побед в этом неподражаемом виде спорта.

Вспомним, как это происходило.

...Токио. Гимнастический помост. Упражнения на брусьях. Первой выходит Людмила Громова. Падение. Очередь Тамары Маниной. Не успела она начать программу, как внезапно была «завязана» в узел — положение, из которого без серьезных ошибок не выйти. Елена Волчецкая шла третьей. «Только бы не оступиться, — повторяла про себя самая молодая и самая маленькая гимнастка сборной СССР. — Не могу же я, новичок, подвести команду».

Она подошла к брусьям. Нервное напряжение по–прежнему не спадало. На трибуне словно на иголках сидел не менее взволнованный Ренальд Кныш. По выражению лица Лена поняла, что надо делать что–то решительное. Это «что–то» — скорее выйти из шока. Но как? Времени на раздумья не оставалось. Волчецкая коснулась руками коварных брусьев...

Выступила, конечно, не так, как умела и могла. Но главное — прервала цепочку неудач. Команда после этого воспряла духом и дальше прошла соревнования без ощутимых срывов. Бревно, прыжок, вольные упражнения. Как ни старалась сильная и опытная сборная Чехословакии во главе с легендарной Верой Чаславской, но опередить наших девчат не удалось. Соперниц на финише изнуряющего состязания разделило лишь одно очко. Есть олимпийское «золото»!

— Елена Владимировна, о Токио часто теперь вспоминаете?

— Скорее, часто перебираю в мыслях эпизоды накануне Олимпиады. Вот это были для меня, неопытной гимнастки, испытания! Ведь как было раньше?! Я находилась под заботливой опекой Ренальда Ивановича Кныша. Мы до мелочей разучивали на тренировках сложные элементы, потом их соединяли в упражнения, оттачивали до блеска. Чего не знаешь — тебе твой тренер подскажет. А за месяц до Игр попала в совершенно другую обстановку. Кныша на сборы почему–то не пригласили, и я осталась сама по себе. В сборной с утра до вечера занимались по другой методике, чертили на сборах какие–то графики. Ощущения притуплялись, некоторые элементы у меня вычеркивались. А деваться было некуда, да и вокруг все знаменитости. У них и опыт, и признание, и награды. А у меня только желание достичь таких высот.

— Чувствовали себя не в своей тарелке...

— О, с тарелкой, но уже в прямом смысле, получился конфуз, едва не стоивший мне олимпийской медали. Тренер сборной, ведший меня на последнем сборе перед Токио, настоятельно советовал не отказывать себе в еде. Мол, поправишься на несколько килограммов, а это потом поможет для твердости приземления после прыжка. Вот я и подружилась с тарелкой за обеденным столом...

— И как?

— В Токио Ренальд Иванович, который поехал туда туристом, упрекнул меня, что потолстела почти на полпуда. А что на хрупкую гимнастку «повесить» 8 килограммов? Лишний вес, конечно, мешал. Но я вовремя опомнилась и в Олимпийской деревне много каталась на велосипеде. Это немного помогло сбросить ненужные килограммы и приблизиться к оптимальной форме.

— Не жалеете, что за всю спортивную карьеру вам удалось выступить всего лишь в одном крупном топ–турнире?

— Тут от меня ничего не зависело. На чемпионат Европы под непонятным предлогом не взяли. Но больше всего в сердце щемит Прага. О, тут настоящий детектив! Перед «миром» в сборную за два года до Олимпиады отбирались на чемпионате СССР. Представляете: Москва, арена «Лужников», полные трибуны. Я выхожу в зал, а болельщики, будто сговорившись, кричат: «Лена, выиграй у этих старух!» Я понимала, о чем речь. Мне тогда было 19 лет, а Астаховой — 26, Маниной и Латыниной — по 28, а Муратовой — вообще 33. Я выиграла обязательную программу, опорный прыжок. С хорошим настроением улетела в Прагу. На разминке, за день до стартов, крутила головокружительные комбинации. Такие выкрутасы не понравились руководству сборной — и мне показали на дверь... Тогда упор делали на пластику движений, а мы с Кнышем усложнили все до предела. Перед Токио я впервые в Союзе выполнила опорный прыжок на 360 градусов. Это была новинка, которую судьи даже не знали, как оценить: то ли дать высший балл, то ли вообще запретить такие элементы.

— Вы рано ушли из большого спорта...

— Получила травму, вышла замуж. Но еще успела стать чемпионкой Союза. Несколько лет поработала детским тренером, а потом стала преподавателем Гродненского техникума физкультуры. Вот в этом небольшом зальчике, где мы с вами беседуем, я работаю с 1968 года. Теперь это одно из помещений университета. Здесь все такое милое, родное и знакомое, как будто и не прошло столько лет. Но условия для занятий студентов оставляют желать лучшего. В зале не помещается даже одна группа. Для занятий снаряды из–за отсутствия площади попросту вытаскиваем, а потом ставим  на место. И так изо дня в день. Мы не готовим здесь спортсменов, а лишь обучаем специалистов для школы. Но им тоже надо создать хорошие условия для учебы.

— Вам не горько, что сегодня белорусская спортивная гимнастика находится в упадке? И почему, кстати?

— Быть постоянно на вершине славы сложно. Но у нас особый случай. Мы растеряли профессиональные кадры. Лучшие тренеры разбрелись по всему миру. А новых Кнышей, Дмитриевых, Шинкарей не видно.

— Вы ведь тоже покоряли Америку.

— Уехала в США в 2000–м. В Миннеаполис меня пригласил известный тренер из Минска Николай Милигуло. Пять лет работала в частной гимнастической школе. Но там звездочек не готовили, а больше занимались общей физической подготовкой. Потом твердо решила: нет нигде лучше, чем дома. Вернулась в Гродно. Очень благодарна родному университету имени Янки Купалы, что дал возможность еще поработать.

— Елена Владимировна, поделитесь секретом, как на многие годы сохранить отличную физическую подготовку?

— Рецепта никакого нет. Я просто радуюсь жизни и счастлива каждому дню. Никогда не унываю и не впадаю в тоску. Надо оставаться оптимистом при любых обстоятельствах!

— А диета? Какие блюда предпочитаете?

— Как–то балерина Майя Плисецкая по этому поводу сказала, что надо поменьше есть, тогда и проблем не будет. А за обеденным столом я непривередливая. Готовлю себе то, что захочу. Только без перееданий.

— Телевизор часто смотрите?

— Спортивные передачи стараюсь не пропускать. А вот остальное... Мне не нравятся передачи, когда наизнанку выворачивают чьи–то судьбы, когда попросту копаются в грязном белье. У каждого ведь в жизни бывают неприятные моменты, так зачем же их выставлять на всеобщее обозрение, да еще с едким и обидным обсуждением? Поэтому предпочитаю смотреть исторические передачи. Или беру в руки хорошую книгу.

— Знаю, вы заядлая дачница...

— Как ни странно, это так. Лет 40 назад любовь к огородничеству мне привил муж. С тех пор дачу не бросаю, хотя в последнее время появляюсь там реже. Все заботы перекинула на дочь, зятя и внука.

— Внук со спортом дружен?

— Еще как! Сева учится в 9–м классе, активно занимается плаванием, имеет разряд. А я вообще–то уже прабабушка, чем очень горжусь! В Минске живет моя вторая дочь, Таня. Ее дочурка Ксюша 6 лет назад родила Арину. Теперь вот на семейном совете думаем, в какую секцию ее отдать: на плавание или в гимнастику...

Справка «СБ»

Елена Владимировна Волчецкая (Тюненкова) родилась 4 декабря 1943 года в Гродно. Чемпионка ХVIII Олимпийских игр (1964) в Токио в командных соревнованиях, 8–е место в личном многоборье, 5–е место в опорных прыжках. Чемпионка СССР в опорных прыжках (1960 — 1962, 1965) и в упражнениях на бревне (1963, 1964). Заслуженный тренер Беларуси. Доцент кафедры теории и методики физической культуры Гродненского государственного университета имени Янки Купалы.

Почетный гражданин города Гродно.

Из первых уст


Заслуженный тренер СССР, первый тренер Елены Волчецкой Ренальд Кныш:

— До сих пор у меня перед глазами зальчик, где тренировалась Лена. Его площадь всего 13x13 метров. Чтобы сделать разбег, девчонки начинали движение еще в раздевалке, а потом через открытую дверь по коридору выбегали к снарядам. Но для себя тогда решил: даже в таких трудных условиях буду готовить чемпионок. Я анализировал чужие ошибки, усиленно работал над собой. Хотя прекрасно понимал: куда мне, 30–летнему «выскочке» из негимнастического Гродно, тягаться с московскими мэтрами? Так и вышло. Волчецкая в 1960 году сенсационно для многих, но не для меня выиграла чемпионат СССР в опорных прыжках и должна была ехать на Олимпиаду в Рим. Ее как бы вызвали на сборы, но один чиновник от спорта от меня это бессовестно скрыл. О чем еще жалею? Мы с Леной сделали главную ошибку: рано раскрыли перед конкурентами то, что умеем делать. Вот поэтому Волчецкую пробросили мимо чемпионата мира 1962 года в Праге. На тайном ночном совете тренеры сборной ее из зависти не поставили в состав, хотя до соревнований оставалось всего несколько часов. Пройди она этот первый для себя мировой турнир и наберись опыта, уверен, в Токио стала бы чемпионкой и в многоборье, и на отдельных снарядах.

iosif_popko@mail.ru


Фото автора и из архива Елены Волчецкой.

Советская Белоруссия №202 (24583). Среда, 22 октября 2014.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...