Просим не беспокоить краснокнижника

Почему оказалась неудачной аренда пруда?

В таких случаях принято говорить: следствие закончено — забудьте. Но обида не дает покоя бывшему арендатору, мешает спать по ночам. Он по-прежнему полагает, что с ним обошлись несправедливо, разрушили бизнес, который мог бы приносить пользу экономике района. Об этом и написал в редакцию.


Почти восемь лет назад житель деревни Заполье Дрибинского района Анатолий Сикорский взял в аренду местный пруд. Попросту говоря, стал фермером на водоеме. Запустил полторы тонны карпа и белого амура, начал  их кормить и оберегать от браконьеров. Цель понятна — вырастить рыбу, продать, получить доход.

Неожиданно оказалось, что в пруду обитает краснокнижник, охраняемый государством, широкопалый рак. И сразу же возник вопрос: не станет ли разведение рыбы и, самое главное, ее промысловый лов угрозой редкому виду? Арендатор обратился за разъяснениями в НПЦ по биоресурсам НАН. В ответе, который без выезда на место подготовил сотрудник лаборатории гидробиологии НПЦ Анатолий Алехнович, утверждалось, что  ведение рыбоводства не принесет популяции рака вреда при соблюдении определенных условий. Для лова рыбы сетями, например,  можно спускать из пруда воду, но не более половины объема, а слив проводить  медленно и только ночью. Смысл здесь  в том, что днем раки прячутся в прибрежных норах, при уходе воды могут остаться и погибнуть, а ночью активны и последуют за ней. Требуется также обустроить укрытия для мальков на мелководье, насыпав в 8—10 местах куски черепицы, битый кирпич, гравий. Также предлагалось проводить максимальный отлов врагов молоди рака — окуня, плотвы, красноперки.

НАЧАЛЬНИК Дрибинской районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды Николай Григорьев сразу был против сдачи пруда в аренду. Аргументы: рыборазведением надо заниматься в специализированных организациях — рыбхозах. А дополнительное зарыбление водоема приведет к нарушению экологического равновесия. Увеличение плотности живых существ, появление не обитавших там ранее видов истощает кормовую базу рака. Более того, карп поедает его мальков. 

Не согласен  он и с тем, что все раки даже при медленном спуске воды ночью из прибрежных нор последуют за ней.  Часть все равно не успеет, застрянет в обезвоженном участке дна и погибнет. 

— Разве можно давать консультации вслепую, не видя конкретной ситуации, без учета особенностей пруда: глубины, мест обитания рака? — возмущается Николай Григорьев. — Более того, в рекомендациях был разрешен спуск водоема наполовину и одновременно  прописано создание укрытий для молоди рака на мелководье. Но ведь она неминуемо останется там после ухода воды. Мальки в обычных условиях прячутся от хищной рыбы в зарослях, где на прогреваемых участках достаточно корма.  При спуске водоема часть становится добычей хищной рыбы, остальная лишается кормовой базы, температурного режима. Итог — массовая гибель.

Такие прогнозы подтвердил первый слив. Местные жители сразу стали звонить в инспекцию и сообщать, что находят на обезвоженном дне пруда мертвых раков. Естественно, спуск водоема был остановлен.

Эколог утверждает, что после этого ученые пересмотрели мнение о том, что слив безвреден для рака. Анатолий Сикорский же говорит, что их взгляды остались прежними. Кому верить?

ПРИШЛОСЬ обратиться к Анатолию Алехновичу, который, помните, первоначально без выезда на место дал согласие на частичный отток воды. Когда начались проблемы, Анатолий Васильевич побывал на пруду: 

— Да, теоретически мы полагали, что при медленном ночном спуске пруда раки должны уходить следом. Однако уже на месте провели эксперимент и убедились: в реальности все не так,  при регулярном спуске гибнет их немало. Естественно, пришлось изменить точку зрения, запретить слив и ввести другие ограничения на хозяйственную деятельность.

В конце концов столичные ученые  и местные экологи пришли к единой точке зрения.  На основе представления Могилевского областного комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды от 22 июля 2011 года  Дрибинский районный Совет депутатов принял решение дополнить договор аренды пруда «Запольский» несколькими условиями. Запрещалось применение химических средств и удобрений на водосборных площадях водоема. Арендатору не позволялось применять снасти лова типа волок и приспособления как звукового, так и другого типа для загона рыбы в сеть. В технологическую схему кормления рыбы следовало внести изменения с учетом влияния на популяцию широкопалого рака. Не допускалось зарыбление видами, например белым амуром, влияющими на численность рака. 

Но роковыми для фермера стали два последних пункта. Запрещался даже частичный спуск пруда, так как это приводит к изменению среды обитания и гибели краснокнижника, а с 15 октября по 15 июня (время размножения) требовалось исключить все факторы беспокойства рака, в том числе и отлов рыбы сетями. Допускалось использование лишь  поплавковых и донных удочек.

Анатолий Сикорский сказал, что такие требования лишают его всякой возможности заниматься бизнесом, и отказался подписывать документ в новой редакции. В ответ райсовет расторг с ним договор аренды.

Фермер не согласился, много раз  судился с районными властями. В итоге победила точка зрения экологов об ограничениях хозяйственной деятельности на пруду,  при которых бизнес там, по мнению Анатолия Сикорского, невозможен. Но райисполкому пришлось выплатить арендатору за понесенные убытки 78 миллионов неденоминированных рублей.

КАЗАЛОСЬ бы, конфликт исчерпан. Однако у него есть еще один аспект. Николай Григорьев считает, что сельский бизнес был обречен на неудачу не только из-за рака, но и   по психологическим причинам. 

Он имеет в виду то, что, по Водному кодексу, водоем в черте населенного пункта сдавать в аренду нельзя. В данном же случае он в состав деревни формально не входит, хотя буквально в 50—70 метрах от воды стоят дома. Десятилетиями пруд для жителей деревень Заполье и Рясно, расположенных на его берегах, был местом отдыха.   Рыбу  ловили удочками без всяких ограничений. И вдруг в один прекрасный день появляется человек, тоже из местных, который заявляет: все, свобода кончилась, это теперь мое,  пруд  арендован. 

Мнение это в моей беседе со многими жителями Заполья подтвердилось. Все отзывались о Сикорском неодобрительно. А разве могло быть по-иному? Представьте, вы всю жизнь ловили здесь рыбу, и вдруг запрещают. Кому будет по душе. Естественно, начались конфликты, оскорбления, угрозы. Многие пробовали игнорировать арендатора, по-прежнему рыбачить, Сикорский их прогонял. Люди возмущались.

Михаил Демянков из деревни Заполье:

— Он не давал людям посидеть с удочкой на берегу. Купаться опасно, водоем опутан сетями. Как только приду, Сикорский кричит: «Браконьер, пришел мою рыбу ловить». Такое происходило каждый день со многими людьми.

У Сикорского свои аргументы:

— Я получил официальное разрешение на аренду. Значит, теперь мое. Нигде не сказано, что я обязан разрешать рыбную ловлю. Посудите сами: вложил деньги в зарыбление, а кто-то будет за спасибо пользоваться результатами моего труда.  Представьте: кто-то придет в сарай и заберет чужого поросенка. Это называется воровством. А ловля в арендуемом пруду вроде как и нет. Пожалуйста, лови, но заплати деньги.

Естественно, местных жителей, привыкших годами рыбачить бесплатно, такое не устраивало.

Председатель Рясненского сельисполкома Тимофей Мартинович подтвердил наличие трений Сикорского с местными жителями и также  полагает, что водоем не надо было сдавать в аренду, поскольку находится он фактически в населенном пункте. Острой необходимости в рыбе не было. Ее везде хватает. Более того, у рыбхозов постоянные проблемы со сбытом.

Получается, местные  власти не все учли, исходили из формального расположения пруда вне деревни и тем самым спровоцировали конфликт. Заместитель председателя райисполкома по строительству и ЖКХ Александр Бугаев не согласен с такой постановкой вопроса:

— Психологические аспекты надо было учесть прежде всего фермеру. Его никто не заставлял брать пруд в аренду. А коль захотел, то должен  знать, чем такой шаг обернется. Раз пошел на него — ищи компромисс с людьми. 

ДУМАЕТСЯ, в этой истории нет ни правых, ни виноватых. Но пусть она станет поучительной на будущее, как для властей в регионах, так и потенциальных арендаторов. Вряд ли стоит вносить рыночные элементы в среду, которая их отторгает.

gedroiz@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости