Просчеты проще всего объяснить дефицитом фосфора и погодой

В чем причина причины тяжелого состояния экономики хозяйств в неэквивалентном товарообмене между АПК и другими отраслями?

В отдельные годы мы вносили туков больше, чем в Германии, при несопоставимых урожаях
ВЕЛИКОМУ немецкому философу Иммануилу Канту принадлежит такое высказывание, что, если мыслят все одинаково, значит, не мыслит никто. С этих позиций хотелось бы и мне продолжить разговор, начатый на страницах «Сельской газеты» Евгением Скрундем — членом рабочей группы по проблемным вопросам АПК, руководителем КСУП «Першаи-2014» Воложинского района. Думаю, полезно для всех земледельцев, специалистов и ученых, что издание подняло серьезнейшую тему развития агробизнеса и будущей модели нашего села в преддверии Всебелорусского народного собрания.


ВОПРОСОВ в АПК, к сожалению, еще предостаточно, хотя наш аграрный сектор в сравнении с рядом других стран СНГ выглядит более привлекательно. Это прежде всего строительство агрогородков, перевод животноводства на промышленную основу, рост урожайности и многое другое. Да, сделано немало, особенно в последние два десятилетия. И все же отставание от развитых стран значительное: надои на корову в 1,5—2,0 раза ниже. То же и в отношении урожайности зерновых и других культур. Заметно уступаем также по производительности труда. Там, где достаточно 2—3 человек, работает в два раза больше. Раздут и штат управленцев.

Однако же главные причины тяжелого состояния экономики хозяйств в неэквивалентном товарообмене между АПК и другими отраслями, высоких ставках по кредитам, низких ценах на продукцию, не покрывающих даже затраты на ее производство. 

В растениеводстве все имеющие место трудности, провалы, недоделки принято объяснять экстремальными условиями нашего земледелия. Дескать, климат у нас не тот: сокращается период вегетации растений и снижается урожай. Но все ли дело только в этом? Вряд ли. Евгений Скрундь тезисно отметил, что севообороты у нас не соблюдаются, плодородие почв падает, а точнее снижается содержание гумуса, фосфора и калия. Так оно и есть на самом деле. Попутно заметим, что меньше всего вносят органики в Витебской области, хотя там и пропашных культур поменьше. По-видимому, поэтому и гумус «стоит» на месте и не снижается.

А вот с высказыванием о нецелесообразности возделывания зерновых на Витебщине хотелось бы поспорить. Действительно, в экстремальном земледелии продукция растениеводства всегда дороже. И это касается не только зерновых культур. Тем более что почвенно-климатические условия благоприятными здесь не назовешь. Сумма активных температур за вегетационный период в области заметно ниже, чем в других регионах республики. 

Хуже и плодородие почв, так как преобладают тяжелые и склоновые земли, когда в подножии холмов избыток влаги, а наверху — дефицит. Очень малая и площадь земельных участков, что удорожает производство всех работ, включая обработку почвы, посев и уборку урожая. Словом, негде развернуться на мелких участках современным широкозахватным машинам. Оттого и высокие затраты, такая же себестоимость продукции.

И ВСЕ же отказываться от выращивания зерновых, думаю, нельзя. И вот почему. Мировые тенденции таковы: на первом месте по объему производства мясной продукции стоит свиноводство, за ним птицеводство и замыкает цепочку скотоводство, или получение говядины. Правда, не сегодня-завтра впереди окажется, по-видимому, птицеводство, так как оно дает возможность получить самую дешевую продукцию при затратах на килограмм привеса порядка 2,5 кормовой единицы. Уже поэтому отказываться от возделывания зерновых, основного корма для свиней и птицы, никак не получается.

Спору нет, условия Витебской области очень подходят для возделывания многолетних бобовых трав, а следовательно, для производства говядины. Однако для получения качественного корма необходима хорошая кормоуборочная техника и другие ресурсы, позволяющие трехукосное использование трав. Пока в республике делают это только считаные хозяйства. Если же косить один-два раза, то из-за избытка клетчатки переваримость травяного корма животными падает. 

Теоретически же бобовые травы хороши во многих отношениях: обеспечивают экономию азотных удобрений, обогащение почвы органическим веществом и защиту склоновых земель от водной эрозии, хотя довести из них корм до требуемой кондиции весьма сложно. Последнее обусловлено тем, что при заготовке сенажа из зеленой массы, например клевера, много теряется самой ценной части растений — листьев. Вот и приходится избегать этого за счет использования бобово-злаковых травосмесей.

И все же на Витебщине травосеянию необходимо уделять больше внимания, поскольку бобовые травы — прекрасный предшественник для зерновых, после которого без дополнительных затрат повышается урожайность на 5—6 центнеров с гектара. При умелой организации труда, наличии денег на минеральные удобрения и средств защиты растений получить 40 центнеров с гектара в среднем по области вполне возможно. Сейчас, кстати, передовые хозяйства получают здесь в полтора раза больше. 

Наконец, надо выделить валообразующие районы, где такие урожаи наиболее вероятны, с последующим подтягиванием остальных до их уровня. Причем закупочные цены на зерно, полученное в экстремальных условиях, должны быть выше, чем в более благоприятных регионах. Вот вам еще один актуальный вопрос на Всебелорусское вече.

Вне всяких сомнений, нужно согласиться с утверждением Евгения Скрундя о слабой подготовке выпускников аграрных вузов. Но ведь проблема не только в них самих. В какой-то степени причина и в преподавании. Нуждаются в повышении знаний и преподаватели. Чего греха таить, здесь также много нерешенных вопросов. Может быть, следует приглашать для преподавания важнейших дисциплин зарубежных ученых. Очевидно, это окупилось бы сторицей.

НЕ помешают и зарубежные командировки ведущих ученых-аграриев. Ведь немало инноваций можно почерпнуть в тех же Нидерландах. Эта страна, площадью равная Минской области, кормит свое 16-миллионное население при очень высоком экспортном потенциале. И что интересно, основное удобрение там не туки, а навоз. Пора и нам последовать этому примеру. А то только и слышно, нет «минералки», дефицит азота, и особенно фосфора. 

Конечно, это правда. Но правда и в том, что в отдельные годы мы вносили туков даже больше, чем в Германии, при несопоставимых урожаях. Здесь напрашивается вывод: необходимо повышать эффективность минеральных удобрений и других средств химизации. Важно развивать и органическое земледелие, на что неоднократно обращал внимание Президент. Ведь потребность в таких продуктах огромная, прежде всего за рубежом. А чистых земель у нас предостаточно. Скажем, чем не подходят для этой цели Мядельский или Крупский районы?

Не вызывает особых возражений и корректное отношение Евгения Скрундя к проблеме частной собственности на землю. Хотя в свое время Петр Столыпин утверждал, что нельзя обхаживать, улучшать землю, находящуюся во временном пользовании, наравне со своей землей. 

Но времена меняются. Любопытная деталь: в годы правления Франклина Рузвельта, когда США выходили из аграрного кризиса, не было и речи о приватизации земли. Привлекает внимание позиция бывшего министра юстиции США Рэмсея Кларка, опубликовавшего в одном из российских журналов статью с красноречивым названием «Приватизация и нищета». Основной ее тезис: государственная собственность на землю более всего отвечает интересам народа. В Израиле, Китае и частично в Нидерландах сельхозугодья принадлежат государству, и от этого там не страдают, получая высокие урожаи.

Многие специалисты по земельному вопросу едины в том, что будущее за крупнотоварными сельскохозяйственными предприятиями, способными выжить в рыночных условиях. Кстати, скоропалительный разгон крупных хозяйств не лучшим образом сказался на работе агрокомплекса Российской Федерации. Подобные сведения как нельзя лучше подтверждают правильность взятого в стране курса на постепенное реформирование села, не разрушающее при этом крупнотоварное производство. Но из этого не следует, что в определенных условиях не появится потребность и в частной собственности на землю, особенно применительно к отдельным лежащим хозяйствам. Тоже тема для разговора на Всебелорусском народном собрании.

А вот что касается размера сельхозпредприятий, то мнения здесь неоднозначные. Как тут не вспомнить крестьянское хозяйство Михаила Шруба из Житковичского района. Небольшое по размеру, оно по экономическим показателям существенно превосходит многих гигантов АПК. Так, может, их надо оптимизировать в отношении площади земельных угодий? Иначе транспортные расходы по обеспечению производства возрастут в разы, не говоря уже о сложностях управления. Однако справедливости ради следует заметить, что в республике есть немало эффективно работающих крупных хозяйств. 

ПРЕДЛОЖЕНИЯ же Евгения Скрундя по мотивации труда, по-видимому, заинтересуют многих специалистов аграрного профиля. Да и не только специалистов. Создается впечатление, что при их внедрении выиграет каждый труженик села, включая и руководителя хозяйства. И самое главное — при этом возрастет и эффективность сельскохозяйственного производства. А это сегодня для нас основная цель.

Петр ТИВО, доктор сельскохозяйственных наук, заведующий лабораторией Института мелиорации

Фото "СБ"
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?