Минск
+12 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27
Источник: Знамя юности
Знамя юности

«Бывшая свекровь выписывает из квартиры, а мне негде зарегистрировать детей»

Прописные истины

Сообщение «выписывают на улицу» попалось на глаза на сайте администрации Заводского района Минска. История Ольги не позволила пройти мимо: «Я в разводе, воспитываю двоих детей, младший ребенок – инвалид (4-я степень утраты здоровья). Последние полтора года временно проживали в Брестской области. Сейчас бывшая свекровь подала в суд, чтобы выписать нас с детьми из квартиры. Прописать детей мне некуда».

Рисунок Анатолия Щеголева

Мы связались с Ольгой, чтобы узнать, как разрешился жилищный вопрос. Ее голос звучал нерадостно:

– Накануне вернулась с очередного заседания суда, третьего по счету. Решение не вынесли, перерыв до 2 октября. Чем все закончится, пока не знаю. Но мне приятно, что вы обратили внимание на мою проблему.

Когда этот номер выйдет в печать, станет известно решение суда. Откровенно поделиться своей историей Ольга решила не для того, чтобы призвать к совести бывших родственников или пожаловаться на закон:

– Просто хочу рассказать, что так бывает – иногда ты остаешься один на один со своими проблемами.

Мне 35 лет, воспитываю двоих сыновей, старшему Вите – 15 лет, младшему Славе – 3,8. До второго декретного отпуска работала дозировщиком медицинских препаратов на фармацевтическом предприятии. Но после рождения малыша жизнь сильно изменилась.

У сына ДЦП, 4-я степень утраты здоровья, в 1,9 года прошли МРЭК в Минске, оформили группу инвалидности. Когда сыну исполнилось три, выйти на работу не смогла: у него проблемы с ногами, без опоры не сидит, самостоятельно не стоит и не ходит. Но интеллект сохранен, Слава – умненький мальчик. Занимаюсь с ним, тренирую мышцы, учу держать равновесие.

С появлением второго ребенка в семье забот прибавилось, на пустом месте стали возникать ссоры с супругом, вспоминает Ольга:


– Я родом из Ляховичского района, бывший муж – минчанин. Первые пять лет брака жили со старшим сыном у моих родителей в Брестской области. Позже перебрались в Минск. Идеальных супружеских отношений между нами не было, но после рождения второго малыша они окончательно испортились.

Из-за бытовых разногласий год жили в разных комнатах: муж допоздна смотрел телевизор, утром уходил на работу, часто уезжал в командировки, выходные проводил на даче.

Дом тянула на себе. Помощи ждать было не от кого. Чтобы выбежать в аптеку или магазин, приходилось оставлять младшего сына со старшим.

Ольга хорошо помнит тот день, когда приняла решение о разводе:

– 21 сентября 2016 года муж поднял на меня руку во второй раз. Первый случился на новогоднем празднике в присутствии подруги, но тогда его поведение можно было списать на алкоголь. А здесь все произошло на трезвую голову, утром, при детях. В этот же день я поехала оформлять документы на развод, написала заявление в милицию.

Медики констатировали закрытую черепно-мозговую травму, рекомендовали лечь в больницу, но я отказалась, поскольку не с кем было оставить малыша.

На административном суде муж признал вину, я согласилась на примирение, простила, потому что он отец наших детей. Но для себя решила, что мальчики не должны расти в такой атмосфере, а мне нужны силы, чтобы их воспитывать.
Вопрос, можно ли в Минске стать на очередь на улучшение жилищных условий, имея девять лет регистрации, Ольга задавала в электронном обращении администрации Заводского района. В ответе сказано:  нуждающимися в улучше­нии жилищных условий признаются граждане, обеспеченные общей площадью жилого помещения менее 10 кв. метров на одного человека и имеющие регистрацию по месту жительства в Минске не менее десяти лет (суммарно).

Муж постоянно напоминал, что квартира принадлежит его маме, а я в ней никто. «Собирай шмотки и уезжай в свою деревню», – твердил он. В итоге Ольга так и сделала – за два месяца до развода перебралась с детьми в Брестскую область. Втроем они поселились у родителей Ольги, но до сих пор оставались зарегистрированными в Минске:

– В родительской квартире четыре комнаты, но на площади 51,2 квадрата живут десять человек: мама с папой, брат с женой, трое их детей и я с двумя сыновьями. Здесь у нас оформлена временная регистрация. Сразу после развода бывшие родственники просили, чтобы я выписалась из их квартиры. Позже свекровь сказала, что разрешит остаться. А летом я узнала, что она подала в суд.

Возможно, это стало ответным шагом на то, что весной я взыскала дополнительные расходы с бывшего мужа: малышу сделали две операции в России, лечение и реабилитация требовали немалых трат, и одна я не могла их потянуть. Наш с детьми бюджет складывается из пенсии, пособия и алиментов – на 1000 рублей в месяц сложно закрывать все вопросы.


За регистрацию в минской квартире Ольга держалась по нескольким причинам:

– В Минске мы проходили МРЭК, там врачи знают моего ребенка, ведут лечение.

У меня девять лет минской регистрации, в августе 2019-го собиралась стать на очередь на улучшение жилищных условий, чтобы обеспечить своим детям хоть какое-то будущее. Теперь мне негде их прописать.

Коммерческая регистрация на год стоит 300 долларов в эквиваленте на человека, а нас трое, и таких денег у меня нет. Да и сил, чтобы бороться, уже не хватает. Висят долги – за лечение, оплату услуг адвоката, ситуация сильно выбила из колеи. Я устала, а нужно растить детей. Бывший муж не появляется, с сыновьями общался в последний раз в декабре. Прекрасно понимаю, что и для свекрови я – никто, чужой человек. Но как же внуки? Для бабушки они не должны быть бывшими.
Зарегистрировать нового жильца можно при наличии определенного количества квадратных метров в доме. В Минске на человека должно приходиться не менее 20 кв. м., в иных населенных пунктах – 15 кв. м., в общежитии – 6 кв. м. При подсчете учитывается размер общей площади, которая записана в техническом паспорте на квартиру или дом. Только при регистрации в общежитии берется размер жилой площади. Независимо от количества квадратных метров у себя дома можно зарегистрировать близких родственников.
ЧТО ГОВОРИТ ЗАКОН

Изложить свое видение ситуации свекровь Ольги отказалась. «Звоните моему адвокату», – сказала она и повесила трубку. Виктория Нечай, адвокат юридической консультации Заводского района Минска, представлявшая интересы истицы, пояснила:


– Ольга добровольно уехала из квартиры, забрала мебель и вещи. Бывший муж, сын истицы, пытался сохранить семью. Переехать к родителям и проживать там с детьми – это выбор Ольги. Ее брат живет отдельно, хоть там и зарегистрирован. В свою очередь бывшая свекровь хочет реализовать право распоряжаться своим имуществом.

– Можно ли снять с регистрационного учета бывших членов семьи?

– Права собственников жилья надежно защищены законодательством. Владелец квартиры распоряжается ей по своему усмотрению и может подать иск о признании зарегистрированного в ней жильца утратившим право владения и пользования жилым помещением. Ольга уехала из Минска, а в соответствии с п. 5 ст. 57 Жилищного кодекса в случае выезда на другое место жительства члены семьи нанимателя утрачивают права и обязанности и могут быть признаны в судебном порядке утратившими право владения и пользования жилым по­мещением. К членам семьи от­носятся близкие родственники: супруг или супруга, родители и усыновители, дети, в том числе усыновленные и удочеренные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки и внуки. К бывшим – члены семьи, утратившие этот статус в результате расторжения брака, лишения родительских прав или иных обстоятельств.

– Ольга переехала к родителям, но осталась зарегистрированной по минскому адресу. Что считается местом жительства?

– Это адрес жилого помещения, которым гражданин владеет либо пользуется на основаниях, установленных законодательными актами, или населенный пункт, где он постоянно или преимущественно проживает.

– Как определить, что человек действительно проживает в другой местности, а не временно гостит у родственников?

– Доказательством выбытия на постоянное место жительства в другое жилое помещение служат различные факты. Например, сведения из отдела образования о том, что дети учатся в другой школе, из поликлиники, с нового места работы. Кроме того, есть обязательные коммунальные платежи, которые распространяются на всех зарегистрированных в квартире жильцов. Даже если вы не проживаете в жилом помещении по месту регистрации, вы обязаны нести часть расходов. Тот, кто выезжает на время и намеревается вернуться, берет с собой только часть вещей. Если же вывозит мебель, люстры, посуду, всю одежду, это говорит о переезде, и в такой ситуации собственнику легче снять жильца с регистрационного учета. Если человек добровольно выехал из жилого помещения, не несет расходов по содержанию дома, проживает в другом месте, то в судебном порядке он может быть признан утратившим права владения и пользования жилым помещением – снят с регистрационного учета.

– Есть ли исключения?

– Гражданина нельзя снять с регистрационного учета, если он принимал участие в приватизации квартиры, давал согласие на приватизацию или имеет долю в квартире. В нашем случае Ольга не давала согласия на приватизацию, так как квартира была приобретена по договору купли-продажи.

– Бывают обратные ситуации: человек решил вернуться, а его не пускают – сменили замки.

– В таком случае нужно обращаться к участковому и с его помощью решать вопрос с собственником. Тогда будет запись в документе о том, что вы пытались вселиться, но вас не пустили. На суде этот факт может сыграть в вашу пользу. Ольга уехала в другой населенный пункт и не пыталась вернуться, хотя у нее были ключи от квартиры.

– Допустим, супруги развелись, но продолжают жить на общей территории. Как долго это может продолжаться?

– По закону бывшие члены семьи и другие граждане, не имеющие доли в собственности, подлежат выселению по требованию собственника без предоставления другого жилья, если иное не преду­смотрено брачным договором или иными письменными соглаше­ниями.

– В том числе несовершеннолетние?

– С этим сложнее, и чаще всего суд отказывает в выселении детей. Но иск о выселении отличается от иска об утрате права пользования жилым помещением, здесь работают разные статьи закона. Одно дело, когда мать с детьми проживает в квартире и их хотят выселить, и другое – если они переехали на другое место жительства.

– Ольга говорит, что на данный момент прописать детей ей негде. Можно ли жить без регистрационного учета?

– Регистрационный учет необходим, потому что взрослым нужно устраиваться на работу, об­ращаться в поликлинику, а детям – посещать школу. Для Ольги была важна регистрация в Минске, потому что младший ребенок требует лечения, а сама она хотела стать на очередь на улучшение жилищных условий. Но собственник вправе по своему усмотрению распоряжаться имуществом.

ТОЧКА В ДЕЛЕ

3 октября суд Заводского района огласил решение, сообщил адвокат Игорь Авсянников, представляющий интересы Ольги:

– В иске о признании утратившими право пользования квартирой отказано. На обжалование решения суда дано 15 дней.

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ


С этого номера в новой рубрике «Разберемся» мы даем возможность нашим читателям познакомиться со статьей до ее выхода в печать и высказать свое субъективное мнение. Первым читателем материала «Прописные истины» стал специалист по маркетингу Антон Павельев из Минска:

– История заставляет задуматься. Понятно, что у каждого свой путь. Но, на мой взгляд, героиня данного материала совершила ошибку – вовремя не проконсультировалась со специалистами. Думаю, она могла воспользоваться услугами бесплатного юриста, который бы ей подсказал, как поступить в ее трудной жизненной ситуации. Учитывая, что мама воспитывает ребенка-инвалида, она могла бы рассчитывать и на помощь социальной службы. Кто может поддержать теперь – это ее родители. Уверен, у Ольги все наладится, она встретит мужчину и будет с ним счастлива. У нее есть дети, которые нуждаются в заботе, поэтому в первую очередь ей нужно думать о своем здоровье и их. А минская прописка далеко не главное, важно – не отчаиваться, ведь судьба нам посылает трудности, чтобы мы их преодолевали и становились сильнее.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.19
Загрузка...