Пропаганда экономикой

О визите делегации Ассоциации за развитие связей между берегами Тайваньского пролива (АСТП) из материкового Китая на Тайвань

В мире есть только один Китай, а Тайвань — его неотъемлемая часть. Если вы приехали не туристом, а человеком, заинтересованным историей, настоящим и будущим великой страны, эту фразу стоит выучить заранее. Потому что она поможет избежать ошибок при описании отношений между берегами Тайваньского пролива. Их нельзя описывать как отношения между государствами, потому что Тайвань — не отдельная страна (даже если вы всю жизнь думали по–другому).


Если же вы скажете иначе, то заявите свою позицию — нелояльную, между прочим, к официальному Пекину. К счастью, нам с вами переживать по этому поводу не нужно: официальный Минск всегда придерживался политики одного Китая, твердо полагая, что Тайвань — его неотъемлемая часть.


Недавно завершился визит делегации Ассоциации за развитие связей между берегами Тайваньского пролива (АСТП) из материкового Китая на Тайвань. Визит был признан историческим еще до начала — в силу поднимаемых в его ходе вопросов и готовых к подписанию соглашений. Главный итог — установление «трех прямых связей»: в области транспорта, почтовых услуг и торговли. Они были запрещены властями Тайваня почти 60 лет назад, в 1949 году из страха за свою безопасность. Предложение об их возобновлении архитектор китайских реформ Дэн Сяопин внес три десятилетия спустя — в 1978 году. Для осуществления, как видите, понадобилось еще 30 лет.


Дэн Сяопин внес тогда и более радикальное предложение — «одна страна, две системы». Китайцы уже давно сторонники не революционного, а эволюционного пути, поэтому в Поднебесной с 1997 года эти две системы мирно уживаются: на материке — социализм, в Гонконге и Макао — капитализм. Тайвань к этому опыту присматривается, но следовать примеру пока не намерен.


Хотя Дэн Сяопин и все его преемники не отказывались от применения силы для объединения родины, сегодня все прекрасно понимают: время бряцания оружием прошло. Лучшая пропаганда — экономика. Когда в первые несколько лет после возвращения в состав Китая экономическая ситуация в Гонконге ухудшилась, а его значение мировой финансовой столицы стало падать, Пекин быстро предпринял необходимые меры. И сегодня Гонконг, как и во времена британского владычества, — одна из трех финансовых столиц мира наряду с Лондоном и Нью–Йорком.


В том, что касается Тайваня, Пекин решил не дожидаться момента возвращения в лоно матери–родины, а демонстрировать выигрыши от «сожительства» с материком здесь и сейчас. Пусть, мол, тайваньцы ощутят материальную выгоду от того, чтобы «быть в Китае» — весьма вероятно, что со временем они за это и проголосуют.


Если исходить из этой логики, то заключенные соглашения действительно исторические. Отныне чартерные полеты между Китаем и Тайванем станут ежедневными (до сих пор их совершали только по пятницам, субботам и воскресеньям), их количество возрастет до 108. Сократится и маршрут полета, ведь до сих пор самолеты летали через воздушное пространство Гонконга, а это и длиннее, и дороже. Официально они будут называться «специальные авиамаршруты между берегами пролива», к ним не будут применяться понятия «внутренний» или «международный» маршрут. Ежемесячно будут выполнять и 60 грузовых авиаперелетов. Для грузовых судов открываются 63 морских порта в материковом Китае и 11 на Тайване. Пять городов на острове и восемь на материке установили прямые почтовые связи. До сих пор почтовые отправления шли 7 — 10 дней через третьи страны, а ведь в ясную погоду из приморского города Сямэнь в провинции Фуцзянь можно увидеть берега островов, принадлежащих Тайваню!


В последний день визита руководителя АСТП Чэнь Юньлиня принял руководитель администрации Тайваня Ма Инцзю — впервые в истории. Хотя, как отмечают специалисты, любящие сослагательное наклонение в истории, встреча, прорыв и даже (чем история не шутит?) воссоединение могли случиться намного раньше. Дело в том, что старший сын Мао Цзэдуна Мао Аньин и сын первого руководителя тайваньской администрации Чан Кайши Цзян Цзинго, впоследствии сменивший отца на этом посту, вместе жили и учились в Ивановском детском доме и оба были коммунистами. Они вполне могли договориться. Но... Мао Аньин погиб в 1950 году на корейской войне. Личных аргументов у двух берегов не осталось.


Поэтому сейчас главный аргумент Пекина — процветающая экономика. Судя по всему, аргумент этот весьма весом: уже сегодня почти 5% населения Тайваня живет и работает в Китае.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?