ПРОНИКНОВЕНИЕ В СУТЬ

Новые времена - это не только новые нравы, но и новые виды преступлений.
Новые времена - это не только новые нравы, но и новые виды преступлений. Великий сыщик Шерлок Холмс однажды, как известно, жаловался Ватсону, что золотой XIX век прошел, а с ним прошли преступления, раскрытие которых требует особой изощренности ума. Вот тут он ошибался.

Компьютер и Интернет вошли в наш быт настолько прочно, что уже стало трудно представить времена, когда, например, новости в газету поступали по обычной почте, толстой пачкой бумаг, с опозданием в несколько дней. Адрес электронной почты уже стал таким же непременным атрибутом визитной карточки человека, как номер телефона. Правда, с изобретением глобальной компьютерной сети Интернет новые возможности открылись не только перед рядовыми потребителями информации, но и перед злоумышленниками. Вернее сказать, наступившая компьютерная эра породила новые, характерные только для нее, типы преступности.

В Беларуси проблемами преступности в сфере высоких технологий органы МВД начали заниматься с 1998 года. Поначалу, конечно, никто и слыхом не слыхивал о такого рода преступлениях. Несколько сыщиков-энтузиастов взялись тогда за это дело, что называется, из любви к "чистому искусству", поскольку отсутствовало сколько-нибудь серьезное компьютерное оборудование, практически не было квалифицированных кадров, а самое главное - старый Уголовный кодекс 1960 года не предусматривал (еще бы!) наказания за эти преступления. Словом, как и все большие начинания, борьба с компьютерными злоумышленниками начиналась в условиях острейшего материально-кадрового дефицита.

Наряду с абстрактным "велением времени" были и сугубо реальные факторы: от действий компьютерных преступников все чаще стали нести убытки отечественные граждане и организации. Например, в 1998 году неизвестные лица взломали защиту сервера компании "Белтелеком" и внедрили программу, позволявшую считывать любые данные из базы данных компании; тогда же была предпринята попытка несанкционированного доступа к информационным ресурсам Администрации Президента. Понемногу сотрудники, поначалу испытывавшие комплекс неполноценности перед своими противниками, нарабатывали розыскной опыт в этой экзотической области, собирали по крохам необходимое оборудование, присматривались к возможностям сотрудничества. Наконец в феврале 2001 года по инициативе нового руководства МВД в криминальной милиции было создано подразделение по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий (аналогичные подразделения созданы в ГУВД Мингорисполкома и УВД облисполкомов). Трудно обстояло (и обстоит до сих пор) дело с кадрами - работа здесь, понятно, требует профессионалов высочайшего класса в области компьютерных технологий, однако зарплата сотрудника МВД никак не может конкурировать с зарплатой, которую такому профессионалу могут предложить в компьютерной фирме. Например, как рассказал корреспонденту "СБ" подполковник Игорь Черненко, возглавляющий ныне это подразделение, однажды его сотрудники поймали высококлассного хакера и предложили ему работать в их рядах - однако почти сразу его перекупила одна западная фирма, предложившая хакеру куда больший оклад.

Но оперативно-розыскная работа перед этими трудностями не остановилась. Если за период с 1998 по 2000 годы было возбуждено всего 3 уголовных дела о компьютерных правонарушениях, то уже только с начала 2001 года - 119 дел. Блестящим итогом деятельности минских сыщиков-антихакеров, об этом, кстати, "СБ" писала буквально на этой неделе, стал недавний судебный процесс над 21-летним студентом-экономистом Алексеем Макеевым. Макеев был обвинен в том, что вместе со старшим братом (ныне объявленным в международный розыск) совершал покупки в Интернет-магазинах всего мира с помощью поддельных реквизитов кредитных карточек, чем нанес ущерб 29 фирмам США, Новой Зеландии и Италии на сумму около 30 тысяч долларов. Этот суд над минским хакером сыграл роль прецедента, положившего начало разбирательству преступлений, совершенно новых для отечественного судопроизводства. По свидетельству компьютерных криминалистов, стороне обвинения очень трудно объяснять судье, в чем состоят улики против обвиняемого - что такое, к примеру, IP-адрес и как он связан с правонарушением. Кстати говоря, когда в начале ХХ века изобрели дактилоскопию, судьи тоже долго не понимали, почему человека надо сажать в тюрьму за какие-то там "отпечатки".

Самым распространенным видом преступлений, совершаемых белорусскими хакерами, по-прежнему остается так называемый кардинг - подделка или кража реквизитов кредитных карт. Отечественные кардеры настолько затерроризировали западные Интернет-магазины, что многие из них уже стали попросту отказываться от обслуживания кредитных карточек из Беларуси, резонно полагая, что большинство из них - ворованные. Эпидемия компьютерного мошенничества, имеющего "минский след", стала вызывать большую тревогу у ФБР, сотрудники которого уже дважды наведывались в Минск для обмена информацией с белорусскими коллегами. Поэтому люди, далекие от "интернетчины", напрасно думают, что борьба с кибертерроризмом - это некое подобие схватки бесплотных духов в астральных высях виртуальной реальности.

Антихакерские усилия белорусских сыщиков не только способствуют поднятию имиджа Беларуси (ведь кардер - это тот же квартирный вор, посягающий на чужую собственность), но и имеют конкретные следствия в области информационной безопасности всей страны: достаточно сказать, что за последние несколько лет было пресечено пять-шесть хакерских попыток взломать сервер Администрации Президента (последняя из них была, кстати говоря, предпринята 11 июня). А Прокуратура в настоящий момент расследует дело, по которому проходит группа хакеров из Гродненской области, попытавшихся проникнуть в "святая святых" - базу данных МВД.

Рассказ профессионала о своей работе обладает одним непременным свойством: собеседник, увлекаясь, начинает жалеть, что он занимался всю жизнь чем-то другим. Неспешно попыхивая трубкой, подполковник Черненко рассказывал корреспонденту "СБ", как он и его товарищи "обламывали рога" самым "продвинутым" белорусским хакерам. Подразделение МВД по борьбе с компьютерными преступлениями - одно из немногих мест, где до сих пор сохраняется интеллектуальная романтика работы сыщика-детектива. Сотрудники отдела отлично сознают, что их работа - это прежде всего схватка умов, причем противостоят им в этой схватке люди, несоизмеримо лучше оснащенные в техническом отношении. Надо сказать, что киберсыщикам катастрофически не хватает средств для постоянной модернизации своего оборудования, ведь революции в компьютерной индустрии случаются несколько раз за год. Приходится искать выходы: к примеру, значительная часть работы подразделения делается на мощном компьютере, изъятом как "вещдок" у одного из хакеров. Вот такие вот "сапожники без сапог"... По нашей многовековой, устоявшейся еще со времен Ломоносова и Кулибина, традиции, недостаток средств компенсируется пылким, почти подвижническим энтузиазмом. Один из криминалистов-антихакеров признался корреспонденту "СБ" (отметившему в разговоре, что энтузиазм, как шампанское, имеет свойство быстро выдыхаться), что ему помогает стремиться дальше тот высокий авторитет, который он имеет в кругах профессиональных хакеров.

Добрым словом и пистолетом, гласит одна известная поговорка, можно добиться большего, чем просто добрым словом или просто пистолетом. Однако оружие нашей молодой кибермилиции - это не пистолет в кобуре, а "мышь" на коврике и гибкий ум.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?