Прогнозы на вырост

Почему западные финансисты прочат нашей экономике в этом году трехпроцентный рост

Финансисты – консерваторы по природе. А международные – тем более. Вдвойне приятно, что Европейский банк реконструкции и развития наконец-то рассмотрел устойчивый рост нашей экономики. И даже поднял свой прогноз на 2018 год с 2 до 3 процентов роста ВВП. Тем не менее ЕБРР не изменил себе и добавил в своем докладе, что долгосрочные перспективы зависят от «масштабов структурных реформ». Вывод почти хрестоматийный, надоевший, набивший оскомину и, на мой взгляд, уже потерявший практическое звучание. Даже вспомнилось предложение одного весьма либерального белорусского экономиста: ввести ответственность за публичное упоминание термина «структурные реформы». Ибо наполнить дефиницию смыслом никому в последнее время толком не удается. Все много говорят о структурных реформах, но все меньше углубляются в подробности и объяснения, а что это такое.

Экономика вышла на стабильную траекторию, несмотря на многочисленные внешние риски.
фото dv.ee

При всех нюансах в целом оценка ЕБРР нашей страны начинает радовать определенной объективностью. Конечно, повысили прогноз не на пустом месте. В первом квартале ВВП вырос на 5,9 процента в годовом исчислении. Да, в какой-то степени сказалась низкая база в начале прошлого года. Тем не менее динамика весьма достойная. И это качественный рост, ибо инфляция опустилась в годовом исчислении до рекордных 4,9 процента. И золотовалютные резервы достигли 7 миллиардов долларов. Для полного спокойствия хотелось бы видеть цифру позначительнее. Но прогресс заметен.

Впрочем, что касается национальной «заначки», важен не только объем, но и качество. Чем грешили наши ЗВР в прошлые годы? Высокой долей заемных ресурсов. Сейчас она значительно снизилась. Только в прошлом году Нацбанк заместил собственными средствами 1,5 миллиарда долларов. И продолжает двигаться в том же направлении.

Есть ли проблемы у Беларуси? Конечно. А у кого их нет? И наши позиции логично рассматривать не в абсолютном разрезе, а в преломлении общих тенденций. Ведь ЕБРР снимает замеры на трех континентах в 39 странах: от Эстонии до Египта и от Марокко до Монголии. И у многих, если не у большинства перспективы зависят от общего состояния дел в мировой экономике. И основные риски – внешнеэкономическая нестабильность и потенциальный разгул протекционизма с деградацией былых принципов ВТО. Впрочем, у торговых войн, как сказали не так давно китайцы, победителей не будет. И они больно ударят по всем государствам. Даже самым продвинутым.

Продолжает беспокоить экономистов и еще одна глобальная беда: несколько перегретый фондовый рынок. Процессы на нем напоминают предкраховые месяцы 1929 года и падения даткомов в 2000-м. Из-за биржевого кризиса мало тогда не показалось всей планете. Великую депрессию помнят до сих пор и еще не скоро забудут. Слишком много негатива в мире она спровоцировала. Не на последнем месте из всепланетарных рисков углубление неравенства. Плюс высокая корпоративная задолженность. Увы, даже в ближайшее время нас может подстерегать слишком много разнообразных внешних неожиданностей, чтобы говорить о полной стабильности в целом.

И на фоне возможных негативных глобальных сценариев белорусские дисбалансы кажутся не настолько и непреодолимыми. И не столь страшными. Кстати, они-то постепенно и исчезают. Иначе экономического роста не было бы. Причем, хочу заметить, качественного роста, без эмиссионного стимулирования роста ВВП. Когда-то мы грешили слишком активным использованием этого инструмента. Поэтому и инфляция была на высоте. К сожалению, в прямом смысле этого слова. При нынешней жесткой монетарной политике вся прибавка к ВВП заслуженная и заработанная.

Могла ли столь резкая макроэкономическая метаморфоза произойти без реформ? Слишком риторический вопрос. Другой вопрос, можно ли их считать «структурными». Ну, в понимании международных экспертов. И движение вперед продолжается. Экономическое законодательство кипит от принципиальных изменений. А на повестке дня серьезная ревизия фискальной концепции, которая в обновленной версии должна заработать с 2020 года. Процесс трансформации под новые реалии происходит. И весьма активно. Другое дело, что между законодательными изменениями и макроэкономическим результатом должно пройти определенное время. Минимум год-два, чтобы реальный сектор смог переварить нововведения. А темп пока страна взяла неплохой. Впрочем, с этим, если в общем и целом, ЕБРР согласен.

volchkov@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...