Минск
+11 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Александр Лукашенко встретился с председателем Госкомитета судебных экспертиз Андреем Шведом и председателем Комитета государственной безопасности Валерием Вакульчиком

Профессионализм плюс честный и принципиальный подход к делу

Государственный комитет судебных экспертиз состоялся как полноценный и эффективный элемент судебно–правовой системы. Такой вывод можно сделать из содержания встречи Президента с председателем ГКСЭ Андреем Шведом. Вот, пожалуй, самая яркая иллюстрация. В год комитет проводит более 340 тысяч экспертиз, и до получения результата по каждой не приходится ждать больше месяца. А до 2013 года — года создания ГКСЭ — очередность на проведение наиболее востребованных исследований растягивалась до полутора лет. Некоторые пожарно–технические экспертизы не были исполнены и вовсе с 2010 года.

фото белта

Словом, эксперты работают вдумчиво и оперативно. Но кроме высокого профессионализма, Президент требует от них честного и принципиального подхода к делу. Ведь от их заключений зачастую зависят судьбы людей. И цена случайной или намеренной ошибки здесь очень высока:

— Что греха таить, у нас еще общество такое, что страшных уголовных дел достаточно... Наши эксперты — центральные люди при расследовании таких дел. У вас на вооружении самая современная техника... Конечно, это очень дорогостоящие процедуры, но они очень важны при установлении истины при правонарушениях.

Особое внимание Президент обратил на фактор честности и принципиальности специалистов:

— Вы принципиальный человек. Не дай бог нам ошибиться при выяснении обстоятельств. А еще хуже — сфальсифицировать экспертизу. Это катастрофа. И мы сейчас уделим этому особое значение, контролируя работу и вашего ведомства... Мы не можем искромсать судьбу человека, не можем фальсифицировать данные или допустить ошибку, сделать антигосударственными тех людей, которые будут стоять за человеком, который был убит, за родственниками человека, который был подвергнут изнасилованию... Не дай бог. Я лично очень тяжело это переношу. А такие случаи бывают.

Президент рассказал о деле прошлых лет, информация о котором к нему поступила не так давно от отца убитой девушки. Изучив материалы дела, Александр Лукашенко распорядился вернуться к его расследованию. Оказалось, что фактически ранее оправданный обвиняемый все–таки совершил злодеяние. Он сам в этом признался, в деталях рассказал, как совершал преступление, указал место. Фигуранта дела нашли в России. Теперь стоит задача выяснить, как могло быть принято несправедливое решение ранее:

— Сейчас мы из–под земли достанем тех, кто вел следствие, кто выносил оправдательный приговор, и сторону обвинения найдем, и адвокатов. Всех в одну корзину, и мы с них спросим.

Отсюда требование к экспертам:

— В расследовании вы порой играете, а сейчас — зачастую, определяющую роль. Я хочу, чтобы вы были кристально чисты в этом отношении... Смотрите, чтобы все эксперты, которые объединены у вас, были кристально честными.

В.Вакульчик.
Разговор о правоохранительной проблематике, но несколько в ином ракурсе, получил продолжение на следующей рабочей встрече Президента — с председателем Комитета государственной безопасности Валерием Вакульчиком. Александр Лукашенко считает верным сохранение исторического названия Комитета государственной безопасности. Во–первых, у нынешнего поколения чекистов нет причин чего бы то ни было стесняться. Во–вторых, название комитета в полной мере отражает возложенные на него задачи:

— Мы обеспечиваем государственную безопасность по всем направлениям. И скрывать нам это не надо.

Составляющих у этой миссии немало. Разведка и контрразведка, защита конституционного строя, укрепление экономической безопасности. Но особенно высоко Президент отметил вклад КГБ в борьбу с коррупцией:

— Никто больше КГБ сегодня не сделал, особенно по вопросам значимых преступлений в сфере коррупции. Они все практически на контроле у Президента и были реализованы очень эффективно, в короткие сроки, и правонарушители понесли законное наказание. За работу по борьбе с коррупцией я вам очень благодарен. Коррупция — это ржавчина. Что бы мы ни делали в обществе, какие бы у нас ни были законы, государственное устройство, продвинутая экономика, если коррупция, как в некоторых известных нам государствах, зашкаливает, если против нее не борются, а начальники, начиная сверху и донизу, в это включены — никакого продвижения, развития страна не получит. Поэтому коррупция — страшная ржавчина, против которой надо бороться.

Президент выразил сожаление, что некоторые правоохранительные органы в деле борьбы с коррупцией до уровня КГБ не дотягивают. Выровнять ситуацию Александр Лукашенко считает своей задачей:

— Я уже их дотяну до уровня эффективной борьбы, как это у вас. Понимаю, что вы работаете не в одиночку. Работаете и с прокуратурой, и с МВД, и со Следственным комитетом. Но все–таки у вас эта работа идет честнее. С вами ни один преступник не договорится. Вот эта беспощадная борьба с коррупцией — это защита нашего государства от прямого развала и внутреннего противостояния. Потому что народ терпеть коррупцию не будет. Это обязательно приведет к каким–то потрясениям. Пусть не кардинальным, революционным, но власти трудно будет работать, если страна коррумпирована.

kryat@sb.by

ДОСЛОВНО

После большого и обстоятельного разговора у Президента председатель Государственного комитета судебных экспертиз Андрей Швед рассказал журналистам:

О решении создать ГКСЭ

А.Швед
— Это было очень своевременное решение. Надо понимать, что судебная экспертиза — это очень важный элемент отправления правосудия, получения бесспорных доказательств либо вины, либо невиновности человека... Ошибиться нельзя. На это Глава государства и обратил самое пристальное внимание, понимая цену ошибки. Что было 5 лет назад? Очереди на производство экспертиз. 82 процента оборудования в экспертных подразделениях к тому времени физически и морально износилось. Штаты были не укомплектованы более чем на 60 процентов. Сегодня мы создали трехуровневую систему, которой нет ни на постсоветском пространстве, ни в Западной Европе, когда фактически в шаговой доступности от оперативного работника круглосуточно работают специалисты на самом лучшем, мирового уровня оборудовании и в течение 40 минут дают квалифицированное заключение...

О борьбе с наркопреступностью

— Мы внедрили не имеющую аналогов в мире систему, задействованную на выявление психотропов до появления их в Беларуси. Наши специалисты постоянно мониторят ситуацию во всем мире, по нашей инициативе внесены в 2014 году изменения в законодательство. И теперь еще до появления у нас в течение нескольких суток этот препарат вносится в перечень запрещенных. Это была очень серьезная проблема, которая пока не решена больше нигде.

Об обмене опытом

— Наверное, нет такой страны в Западной Европе или в Азии, где бы за эти годы не побывали наши специалисты для того, чтобы перенять опыт. С другой стороны, высок интерес и зарубежных специалистов к нам. Они не скрывают, что хотели бы, чтобы и у них тоже была единая структура, позволяющая реализовывать многие задачи. По нашему пути уже идут Казахстан, Кыргызстан, по три раза к нам приезжали специалисты из Китая и ОАЭ. Коллеги из Арабских Эмиратов, кстати, попросили помочь создать такую же структуру у них.

Об экономике

— Когда образовалась наша структура, Президент сказал: никаких дополнительных трат из бюджета быть не должно. Трижды мы сократили штаты больше чем на тысячу человек. Ежегодная экономия от этих мероприятий — не менее 4 миллионов долларов. За все годы сэкономили не менее 17 миллионов долларов. 80 процентов дорогостоящего оборудования мы закупаем в основном за счет средств, которые зарабатываем и за счет сэкономленных денег.

О кадрах

— Не только нет некомплекта, но по многим специальностям у нас конкурс. Мы работаем с 16 ведущими вузами страны. И говоря о качестве судебных экспертов, стоит отметить высокую квалификацию, хорошее образование, личную человеческую порядочность. Для того чтобы стать судебным экспертом, нельзя начать работу со студенческой скамьи. У нас еще проводится переподготовка от шести месяцев до полутора лет. Также нужно сдать квалификационный экзамен, чтобы проводить экспертизы самостоятельно. Очень высокие требования. В итоге мы сегодня констатируем, что специалисты, которые у нас работают, если не лучшие, то в числе ведущих в мире.

О новых технологиях

— Мы работаем с большим массивом баз данных. Нашли сотни совпадений в дактилоскопической системе, чего не было сделано до нас. Новые технологии позволяют еще раз многое перепроверить и найти следы преступника. Например, расследовали убийство 10–летней давности. Таких случаев было много. В прошлом году женщину задержали за причинение тяжких телесных повреждений. У нее взяли образец, пропустили через нашу базу, и оказалось, что 11 лет назад был обнаружен труп младенца в контейнере. Это был ее ребенок, которого 11 лет назад она убила. Примеров сотни, и их будет больше с каждым годом, потому что в совокупности с модернизацией и учетом, с новейшим оборудованием и технологиями эффективность работы увеличится.

О новых видах экспертиз

— Практически ежегодно мы внедряем новые виды экспертиз, что было раньше невозможно. К примеру, ДНК животных — наша белорусская разработка, делается только в Беларуси. Психофизическая экспертиза с применением полиграфа — сложная, достаточно уникальная экспертиза, мы ее освоили в 2014 году. В этом году мы внедрим в практику лингвистическую экспертизу, культурологическую. Под это все нужны условия, люди, которых нужно обучить, оборудование. И только благодаря тому, что есть система, все делается своевременно и качественно.

О профессиональном празднике

— Мы мечтаем о таком дне, об этом я просил и Главу государства. Глава государства поддержал нашу инициативу. И мы планируем, что 22 апреля будет Днем судебного эксперта, нашим профессиональным праздником. Для нас это очень важно.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...