Профанация санации

Это неизбежно, если антикризисными управляющими становятся случайные люди
Скоро год, как антикризисные управляющие пришли в хозяйства, находящиеся на грани банкротства. Задача у них серьезная: поднять производство, наладить безубыточную работу. Тем не менее некоторые предприятия, как, к примеру, «Могилевские семена трав», «Кобринская птицефабрика», пинские «Плещицы», уже восстановили платежеспособность. Но пока одни бьются за каждую копейку, другие упорно продолжают наращивать долги. В одном из хозяйств Гродненщины с момента открытия конкурсного производства образовался долг свыше 80 тысяч перед Фондом соцзащиты. Что здесь первично: человеческий фактор или обстоятельства непреодолимой силы?

ДО сих пор нет однозначного мнения, кто он, антикризисный управляющий, — экономист или хозяйственник, управленец со стороны или тот, кто всю жизнь посвятил родному колхозу. В принципе, какая разница, если удастся добиться положительной динамики. Поэтому сначала предлагали на роль антикризисных управляющих бывших председателей и директоров: мол, с производством хорошо знакомы, технологией владеют, людей знают. Возникла череда протестов и сомнений: как руководитель вытянет хозяйство, если при нем же оно и легло плашмя? Почему ранее, имея на руках все козыри, человек не мог вывести производство на должный уровень, а теперь вдруг, будучи связанным по рукам и ногам, рубаху порвет, потом зальется, но прорвется к зияющим высотам благополучия? Не профанация ли это идеи?!

Надежда на людей со стороны вполне оправданна: это и свежие мысли, новые идеи, реальные перспективы. Словом, глоток свежего воздуха. Так, например, и случилось в ОАО «Могилевские семена трав». Антикризисному управляющему Александру Колесникову и его команде потребовалось полгода, чтобы отрицательный баланс вывести в ноль. Но первые месяцы он буквально ночевал на предприятии, вникая в тонкости технологий, выискивая возможную утечку финансов и неоправданных трудовых затрат, направляя производство в нужное русло.

Только у всякого правила есть исключение. В том числе и среди антикризисных управляющих. Как мне показалось, есть среди них те, кто предпочитает не заморачиваться на освоении технологии, полагая, что управление — оно только от слова «управлять». И при этом неважно чем — государством, баней или хозяйством-банкротом.

По крайней мере, такое впечатление сложилось после беседы с одним из управляющих, который поднимает хозяйство Гродненщины. Он прямым текстом так и заявил: мол, сам выходец из деревни, о сельском хозяйстве знает не понаслышке — этих знаний ему достаточно, а для всего остального есть специалисты. Только вот, опираясь на чужие выводы и не имея собственной точки зрения и модели поведения в той или иной ситуации, это скорее ретранслятор чьих-то мыслей, но только не антикризисный управляющий.

Хотя вроде как и управленец: до этого назначения работал председателем сельисполкома, был юрисконсультом и начальником отдела кадров. Но офисный народ, даже бабушки в деревнях — это одно. Совершенно другими мерками приходится оперировать, когда речь идет о немалом производстве, где, с одной стороны, нужно посеять и убрать, а с другой — накормить жалобно мычащий скот и получить хорошую прибавку к молоку. Тут мало знать, с какой стороны корову нужно доить. Задачи другого уровня стоят: как получить его больше и продать подороже.

ПОКА что у него не выходит. От коровы получают аж целых пять килограммов в сутки. При  дойном стаде в почти тысячу голов в день сдавать всего четыре тонны, не имея при этом ни килограмма «экстры», это что, достижения антикризисного управления? Говорят, газовый котел сломался и вопрос ценою в 750 рублей решали две недели. Молоко — основной финансовый источник, но при таких объемах ежемесячные заработки смешные — 65 тысяч. А могло быть и больше, сетуют в хозяйстве, виня во всем привязанность к сырьевой зоне. Мол, та же «Бабушкина крынка» готова забрать молоко любого качества по цене «экстры». Навар составил бы около 30 тысяч в месяц...

На первый взгляд, все логично, да? Категорически не согласна. Ибо неча на зеркало пенять, если у самих рожа крива. Раскатывать, извините, губу и ждать, что кто-то добрый вдруг приедет и заберет молоко, которое вы сами до ума довести не можете, не стоит. Думать нужно о том, как стадо, в котором коровам уже по одиннадцать лет, обновить, чтобы получать нормальное молоко.

Почему-то вспомнилась оршанская «Лариновка», где от коровы доят свыше 10 000 килограммов и сплошь «экстры». Скот упитанный, чистый — загляденье! «Не мешайте корове жить!» — это принципиальная позиция руководителя хозяйства Александра Кухтенкова. Он же и утверждает, что у коровы все молоко сорта «экстра», а все остальное делают люди.

Впрочем, какая может быть «экстра», если коровы в навозе, территория МТК утопает в болоте. Причина в том, что комплекс построен в низине, растолковали мне, недогадливой. А недалеко расположены сенажные траншеи. Антикризисный утверждает, что вода к ним вплотную хоть и подбирается, но корма не подмачивает. Хотелось бы верить, ведь план по заготовке кормов выполнен всего на 51 процент. Что так? Сломался кормоуборочный комплекс, в июне стал. Починили только в сентябре. На новый двигатель денег не было — ждали, когда кто-нибудь предложит подходящий бэушный. В результате сэкономили не на двигателе, а на качестве: гектары многолетних трав убирались с явным опозданием.

Полгода — достаточный срок, чтобы проверить план санации на эффективность, а антикризисного — на прочность и стойкость. На сегодня сухого остатка как такового нет. Рентабельность хозяйства как была семнадцать с минусом, так и осталась. Как доили пять килограммов, так и будут доить. Хотя год назад получали семь. Сложившаяся ситуация, похоже, удручает не только меня, но и самого антикризисного управляющего:

— У меня, как у всех мужиков, 58-й размер шапки. Тем более что сельскохозяйственного образования у меня нет, — обиделся он.

А разве можно добиться хороших показателей в сельском хозяйстве, не имея хотя бы мало-мальского образования, не унималась я. Соглашаясь на такую должность, каждый должен четко понимать, на что идет.

Ладно, этот переоценил свои возможности. Теперь, может, и рад от всего откреститься, да обратной дороги нет, а впереди никакого просвета. Наоборот, полный мрак в виде долга примерно в 80 000 рублей перед Фондом соцзащиты. Взносы, как пояснил управляющий, вносят точечно — только за тех, кому пришла пора выходить на пенсию. Потому что денег нет.

Так и не будет. Не спорю, им приходится сложно, но это не снимает с них ответственности за все происходящее. Когда речь идет о работе антикризисных управляющих, рассматривать нужно не то что вблизи — под микроскопом. Опять же, если первые роли доверяют людям, которые не желают вникать в то, в чем нужно разбираться, и шарахаются от всего происходящего, как черт от ладана, изначально хорошая и толковая идея легко превращается в ее профанацию. И это не пустые домыслы. Судя по тому, что не все банкроты идут в гору, а порой опускаются и того ниже, ситуация все-таки имеет место быть.

syritskaya@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости