Минск
+1 oC
USD: 2.1
EUR: 2.35

Новый калийный рудник, «Великий камень», поезда для БелЖД: Андрей КРАЙНИЙ — о том, какие еще направления готов прокредитовать Евразийский банк развития

Проекты набирают вес

На прошлой неделе в Беларусь приезжал заместитель председателя правления Евразийского банка развития Андрей Крайний. Топ-менеджер провел ряд переговоров с белорусскими чиновниками и руководителями предприятий, проехал по Минскому и Пекинскому проспектам в «Великом камне» и даже спустился в шахту «Беларуськалия». Объясняется такая активность очень просто – ЕАБР ищет новые проекты в нашей стране. Корреспондент «Р» поговорила с Андреем Крайним и узнала, почему Евразийский банк развития интересуют дороги М-10 и М-3, когда ждать последний транш ЕФСР и какие сложности есть у банка в нашей стране.

Фото  bigasia.ru

Амбициозные проекты

— Андрей Анатольевич, программа вашего визита весьма насыщенная. И все же что является главной целью поездки?

— Цель визита очень простая — Евразийский банк развития интересуют новые проекты в Беларуси. Интересуют по многим причинам. Прежде всего потому, что Беларусь является акционером нашего банка. Второй момент: в вашей стране много интересных проектов, которые соответствуют миссии ЕАБР – вкладывать деньги в создание инфраструктуры. Речь может идти о строительстве автомобильных и железных дорог, мостов, модернизации производств. Все эти проекты длинные, они рассчитаны на пять-десять лет. Можно сказать, что я приехал, чтобы придать новый импульс работе банка в вашей стране. Те встречи, которые провел в Минске и в регионах, как раз и должны ускорить этот процесс.

— О каких встречах идет речь? Вы уже пришли к конкретным договоренностям с белорусскими партнерами?

— Интересные инфраструктурные проекты мы обсудили с министром транспорта и коммуникаций Алексеем Авраменко. Беларусь собирается модернизировать дороги М-10 и М-3. Это два больших и сложных проекта, и нам они очень интересны. Понятно, что сейчас готовится техническая документация, запланированы тендеры по выбору подрядчиков. Мы заявляем о своем интересе, чтобы потенциальные участники этих тендеров понимали, что могут обратиться за финансированием к нам. Проект с М-10 находится в большей степени готовности, а вот М-3 – это перспектива на 2020—2021 годы. Речь может идти о софинансировании, а также о предоставлении синдицированного кредита. В этом плане у нас очень гибкий подход.

С Минтрансом мы обсудили еще один проект, который уже практически готов к реализации. Белорусская железная дорога планирует закупить у завода «Штадлер» 10 поездов. Мы готовы дать на это кредит. После переговоров мы посетили «Штадлер», на этом предприятии я был впервые и, надо сказать, впечатлен. Это очень хорошее европейское производство. Понятно, что нам придется конкурировать с другими банками в этом проекте, не исключено, что интерес проявит ЕБРР, консорциум швейцарских банков. Но нам важно было заявить о своей готовности включиться. 

— Вы посетили наш Китайско-Белорусский индустриальный парк «Великий камень». Чем этот проект может быть для вас интересен?

— Здесь мы рассматриваем свое участие по двум направлениям. Первое – это кредитование резидентов «Великого камня». На территории ЕАЭС это самый большой парк – и по размерам, и по масштабу. Его резиденты обладают беспрецедентными льготами. Мы видим, что сюда уже активно идут различные компании — китайские, белорусские, российские, американские, и готовы с ними работать. Правда, не думаю, что банк будет финансировать китайские или американские проекты, мы нацелены на резидентов из стран ЕАЭС. Кстати, здесь есть небольшая проблема, о которой я уже поговорил с руководством парка. На этом этапе, когда уже действительно есть что показать, надо больше внимания уделять продвижению проекта, активнее его рекламировать. В ноябре в Москве пройдет ежегодная конференция ЕАБР. Это довольно масштабное мероприятие, куда собирается более тысячи человек, приезжает очень много прессы со всего Евразийского союза. И, наверное, мы предложим коллегам из «Великого камня» провести там одну из панельных дискуссий, презентовать свой проект. Мне кажется, это будет интересно.

— Вы сказали, что в индустриальном парке вам интересны два направления сотрудничества. Какое второе?

— Второе направление более сложное, но оно больше отвечает миссии нашего банка. Речь идет о создании инфраструктуры парка. Сейчас там идет освоение первой очереди, но есть и вторая – ориентировочно на 2020—2021 годы. Речь идет о прокладке дорог, строительстве коммуникаций. На это потребуется около 300 млн евро, по предварительным оценкам. И нам это интересно, мы готовы вложить средства. Я посетил «Великий камень», пообщался с руководством и уверен в успехе этого предприятия. Оно уже живет, уже дышит. Мы подписали меморандум о сотрудничестве, и это своего рода платформа, которая поможет нам двигаться дальше. 

— Проекты из каких сфер вы готовы еще рассматривать?

— Интересной вышла встреча с руководством «Беларуськалия». Мне кажется, это предприятие — жемчужина белорусской экономики, заметная на мировом рынке компания. То, что делает «Беларуськалий», трудно себе представить. Я специально спустился в шахту на 650 метров, посмотрел, как добывается калийная соль. И это впечатляет – там целые города под землей! У компании есть потребности, она развивается, живет. Естественно, есть и необходимость в пополнении оборотных средств – это нормально для любого крупного предприятия. И мы готовы предоставить эти оборотные средства в синдикате с Альфа-банком. Речь идет о 120 млн евро. На 99,99 процента уверен, что до конца года мы реализуем этот проект. Думаю, уже во втором квартале подпишем кредитное соглашение. 

Но нас интересует более плотная работа с предприятием. И мы уже видим следующий шаг – модернизацию предприятия, расширение производства. «Беларуськалий» продолжает разведывать новые месторождения калийной соли. И сейчас стоит вопрос о модернизации третьего рудоуправления, о постройке нового рудника, а также проекте по вскрытию горизонта на первом рудоуправлении – это планы на 2020—2021 годы. Речь идет о значительной сумме — порядка полумиллиарда долларов. И мы выразили готовность в этом проекте участвовать. Скорее всего, это тоже будет синдицированный кредит. У нас очень хорошие партнеры, в том числе и среди белорусских банков. Например, Банк БелВЭБ и Белгазпромбанк. Работаем мы и с крупнейшими мировыми финансовыми институтами. Думаю, любой из наших партнеров с радостью включится в этот проект.

Евразийский банк развития заинтересован в сотрудничестве с «Беларуськалием». 
Фото Алексея Столярова

Белорусский подход

— Евразийский банк развития управляет средствами Евразийского фонда стабилизации и развития. В 2016 году подписано соглашение, согласно которому Беларусь получит из фонда 2 млрд долларов. Шесть траншей, или 1,8 млрд, уже перечислены. Когда ждать последний транш?

— Да, в конце прошлого года был перечислен шестой транш. Что касается седьмого, то там есть целый список условий, на которых эти средства выдаются. К тому же это вопрос все-таки не к банку, а к минфинам стран — участниц союза. ЕАБР управляет фондом, но решение по выдаче кредита принимаем не мы. 

— Представители нашего Министерства финансов отмечали, что седьмой транш может быть перечислен в первом квартале. 

— Такая работа идет, но это сложный технический процесс. Речь о немаленьких деньгах. Не думаю, что в этой ситуации есть какая-то политика, решение ведь принято – транш будет перечислен. Теперь это чисто техническая процедура, если минфины успеют согласовать все нюансы в первом квартале – мы только за. Кстати, по линии ЕФСР Беларусь получает больше средств, чем остальные страны. Естественно, нужно учитывать, что Россия и Казахстан вообще не получают деньги из фонда, они его формировали. Речь идет об остальных странах — участницах союза. И тут очевидно, что у вас  самая развитая экономика. В вашей стране нам работать гораздо легче, потому что понятно, на какие проекты можно выделять деньги и как их потом будут возвращать. 

— Какие еще особенности и сложности работы ЕАБР в Беларуси вы можете отметить? 

— Самый важный момент — под проекты, которые мы здесь реализуем, страна дает либо государственные, либо квазигосударственные гарантии. С точки зрения банка это очень комфортно. Снижаются риски для нас, и, кстати, сразу же снижаются ставки по нашим кредитам. 

Что касается сложностей, то я не вижу в вашей стране каких-то особых сложностей. Да, бывают бюрократические моменты, но так везде. В общем-то, проблемы всегда одни и те же – в хороших интересных проектах и в степени их проработки. Особенно актуально это на Востоке. В Беларуси более подготовленные люди, и проекты, которые они предлагают, в более высокой степени проработки. Нам легко здесь работать, есть понимание менталитета, общий язык. У нас нормальные рабочие отношения с белорусскими Минфином, Нацбанком и Совмином. 

— Каков сейчас объем белорусских проектов в портфеле ЕАБР?

— Небольшой – в процентном выражении около 9 процентов, но надо понимать, что в конце прошлого года мы завершили крупные проекты, в том числе и с БелАЗом. Так что эта цифра ни о чем не говорит. Сегодня это один показатель, но пройдут год-два, и если мы заключим кредитные соглашения с «Беларуськалием», БелЖД и «Великим камнем», то выйдем на миллиард евро. И тогда процент будет совершенно другим. 

mich@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3
Загрузка...