Проект — дело тонкое

Анатомия проблемыПочему столь затратно строительство?

Почему столь затратно строительство?


Проектировщик проектирует, экскаваторщик копает, рабочий стучит молотком. Примерно так ученикам младших классов объясняют механизм работы многозвеньевой строительной цепочки. В последнее время о том, как эффективнее, быстрее копать и стучать, кто только не говорит! А вот то, что уже на самом первом этапе — проектировании — мы нередко теряем миллиарды рублей, остается в тени. Потому что ситуация абсурдная. Речь о работе проектных организаций, а точнее, о манипуляциях с противопожарными требованиями и нормами. С ними нынче происходят удивительные вещи. Как логически объяснить тот факт, что в результате стараний некоторых проектировщиков обычная ферма по своей защищенности превращается в оружейный склад? Пикантность проблемы в том, что винить в излишней перестраховке стоит вовсе не грозный Госпожарнадзор. Наоборот, это МЧС бьет тревогу: некомпетентность проектировщиков и как результат неадекватные проектные решения приводят к большим экономическим потерям.


Поставить на счетчик


Вот один из недавних примеров. Проектируется новая технологическая линия на ОАО «Гомельстекло». Известно — металлические конструкции при больших температурах ведут себя капризно. Встает вопрос: нужно ли делать для них огнезащитную обработку? Для того чтобы найти ответ, стоило бы провести исследование, использовать расчетные методики. Такова мировая практика. Но нашему проектировщику делать это было недосуг. Дорогостоящее решение заносится в проект без каких–либо расчетов. Мол, лучше перестраховаться, ведь пожарные все равно потом будут придираться? А так — высший уровень безопасности. Не подкопаешься...


И лишь после поручения Совета Министров и предложений МЧС анализ решают провести.  Выясняется: огнезащита вовсе не нужна. Критических температур на производстве стекла быть не может. Сэкономить удалось более 8 миллиардов рублей.


Следующая ситуация. В деревне Гостиловичи Логойского района строят свиноферму. Не то чтобы объект стратегического значения, но, если учесть, что в ближайшие годы таких ферм в стране должно появиться больше сотни, случай характерный. Проектная организация — ОАО «ГИАП» (Гродненский научно–исследовательский и проектный институт азотной промышленности и продуктов органического синтеза). На железобетонном покрытии, чтобы положить шифер, делают деревянную обрешетку. Логично! Но проектировщик зачем–то закладывает огнезащитную обработку дерева. Она–то, конечно, не помешает — как лишний огнетушитель в квартире или личный пожарный автомобиль. Но процесс затратный, речь идет о круглых суммах. Поднимается документация. Оказывается, огнезащита по нормам на молочной ферме вовсе не нужна. Снова резерв для экономии.


Дальше — и вовсе анекдот. Одна и та же проектная организация проектирует фермы в Шкловском и Смолевичском районах. Проекты типовые, но в первом случае принимается одна категория пожароопасности, во втором — другая. Одна ферма оборудована внутренним пожарным водопроводом, вторая нет. Причем — водопровода этого в соответствии с нормами и вовсе не требуется. Кто–то ошибся, а может, решил заработать? Ведь порой, говорят в МЧС, в проекте напротив строчки с указанием о необходимости огнезащиты указывают фирму и конкретный состав.


И еще несколько историй. Трубопрокатный комплекс Белорусского металлургического завода в Жлобине. Здесь также поначалу считать не захотели. А когда все же решились, исключили огнезащиту металлических конструкций покрытия и колонн. Экономия составила 7 миллиардов рублей.


Похожая ситуация на одном из объектов «Беларуськалия». После исследований исключили огнезащиту, автоматическое пожаротушение отдельных помещений, снизили требования к пожарному водопроводу. Экономия — 6 миллиардов.


Далее. Гомельский стеклотарный завод. Опять ненужная огнезащита. В активе — полтора миллиарда. Футбольный манеж в Минске. После проведенных расчетов удалось сэкономить миллиард....


Копейка к копейке — за два года, проведя расчеты на 80 крупных объектах, затраты на противопожарную защиту сократили более чем на 40 миллиардов рублей! Вряд ли эти деньги оказались для заказчика лишними...


n Идеи не горят


В чем же дело? Практически в любой проектной организации наверняка скажут: виноваты пожарные. Это они «навыдумывали» норм, в которых черт ногу сломит. Поэтому от греха подальше и закладываются в проекты высшие показатели, всяческие огнезащиты и обработки. На всякий случай, чтобы на этапе приемки объекта довольный инспектор не задавал лишних вопросов. А заказчик, наслышанный о строгости Госпожарнадзора, любое предложение проектировщика примет на веру без вопросов. Такая сейчас практика.


В МЧС фактора принципиальности не отрицают — дело ведь идет о безопасности. Однако с тем, что наши нормы запутанные и гораздо жестче мировых, не согласны.


— Следует понимать, что хотя мы участвуем в разработке норм, но они утверждаются Министерством архитектуры и строительства, — говорит первый заместитель министра по чрезвычайным ситуациям Валентин Карпицкий. — К тому же сегодня мы сопоставляем требования с европейскими. Приведу такой пример. До этого года существовала норма, по которой каждая школа должна быть оборудована пожарной сигнализацией. Проработали вопрос о том, что в школе, рассчитанной до 360 учащихся, монтировать ее не нужно. А в Великобритании в каждой школе есть вдобавок и система автоматического пожаротушения. Так у кого нормы жестче? Поэтому в сложившейся ситуации с неадекватными проектными решениями дело не в законодательстве. Существуют варианты расчета и обоснования противопожарной защиты, которыми просто нужно пользоваться. Проектировщики, как правило, выбирают самый легкий путь, заложив жесткие требования и отказавшись от предварительных исследований. А ведь расчет предполагает снижение планки. Нужно меньше расходных материалов, дополнительных инженерных решений.


Когда–то в проектных организациях работали специалисты, которые отслеживали вопросы пожарной безопасности. Сегодня только 19 организаций могут похвастаться наличием таких специалистов. Внедрена система менеджмента качества проектных работ ISO 9001, призванная отвечать за контроль, однако она практически не действует. В прошлом году при проверке проектных организаций сотрудники Государственного пожарного надзора выявили около 60 тысяч нарушений!


Но чья задача направлять проектировщика, напортачившего по неумению или другим причинам? По идее, найти ошибки должны компетентные сотрудники Главстройэкспертизы. Они делают заключение по проекту, рассматривают и экономические вопросы — насколько обоснованно, экономно используются средства. Все это должно отразиться в заключении экспертной организации. А вот работник Госпожарнадзора во главу угла ставит требования безопасности. Если они завышены, что ж, он будет только рад. Копаться в причинах завышения обязаны другие.


— Чтобы решить проблему, мы предлагаем активно внедрять расчетные методики, которых существует довольно много, — продолжает Валентин Карпицкий. — Конечно, чтобы эти расчеты делать, нужно получить лицензию, иметь подготовленных специалистов. Сегодня мы готовы на своей базе организовать обучение сотрудников проектных организаций. Эти вопросы поднимались много раз, есть поручение Совета Министров. Но скомплектовать группы пока не получается.


* * *


Сейчас, когда разворачивается бурное строительство, ситуация с нелогичными проектными решениями выглядит по меньшей мере странной. Факты, которые приводит МЧС, бьют наповал: нежелание считать аукается миллиардными последствиями. По сути, классическая иллюстрация бесхозяйственности. С другой стороны — и это признают спасатели — излишняя экономия не должна влиять на безопасность. Найти точки соприкосновения в этом непростом вопросе заинтересованным сторонам еще предстоит...


Прямая речь


Анатолий Ничкасов, заместитель министра архитектуры и строительства:


— У нас есть задача — перейти в течение года на нормы Евросоюза. Там много разумного. Ряд европейских норм мы уже приняли. Но это одна часть вопроса. Вторая — в том, что МЧС было поручено в интересах государства упростить противопожарные требования, сделать их более разумными. С определенной скоростью по этому пути они идут. Что–то уже сделано, и теперь в курятниках больше не требуется проведение дорогостоящих противопожарных мероприятий. Однако во многих случаях проблемы остаются. Сегодня, считаю, не стоит переводить стрелки, искать топор под лавкой, обвиняя проектировщиков. Лучше сесть за стол переговоров. Впрочем, мы не видим себя в состоянии конфронтации. Позиция министерства однозначна: все нерациональное из противопожарного, иного нормирования нужно убрать. Если в Европе придумали столько разумного, зачем нам изобретать велосипед?

 

Фото предоставлено МЧС.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...