Минск
+9 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Продолжается акция по добровольной сдаче сетей и прочих запрещенных орудий лова рыбы

Это лет 10–15 назад наша страна считалась едва ли не раем для браконьера. На любой речке, в любом водоеме «полоскались» километры сетей, а в лесах людей с оружием было больше, чем зверя и птицы. Сегодня ситуация иная. Любители дармовщины присмирели, фактов нарушения природоохранного законодательства с каждым годом выявляется все меньше. Впрочем, раз за разом доказывают сотрудники Госинспекции охраны животного и растительного мира при президенте Беларуси, не перевелись еще на Белой Руси браконьеры. Оставшиеся стали намного хитрее, и борьба с ними порой начинает напоминать игру в кошки-мышки. Кто в доме хозяин – эти самые мыши, или все же кот, выяснял корреспондент sb.by во время дежурства с рейдовой бригадой Минской областной инспекции.


Детали выезда подробно обсуждали по телефону: форма одежды, необходимые вещи, репеллент от клещей, попить-покушать… А вот конкретики по маршруту добиться не удалось:

– Куда хоть едем, в какой район? – пытал я руководителя группы – старшего госинспектора оперативного отдела областной инспекции Александра Лопина. Ведь знаю же, что зона ответственности этого структурного подразделения не только Минский, но и Смолевичский, Пуховичский, а также Логойский районы.

– Вся информация после старта. Тем более что маршрут известен лишь в общих чертах. По пути будем импровизировать.


Вот такие дела. И они обоснованы. Еще один участник рейдовой группы – старший госинспектор Иван Радевич – долго выбирает автомобиль для поездки. Говорит, что наравне с проходимостью и вместимостью важен фактор новизны для потенциальных нарушителей. Вот, к примеру, на одном из «бортов» колесили больше недели подряд. Авто примелькалось – чуть появляется в подконтрольной деревне, и сразу же срабатывает сарафанное радио, местные предупреждают друг друга об опасности.

– Бывали случаи, когда вслед за нами от нашей же базы выезжала машина преследователей. И целый день крутилась поблизости, координируя действия подельников в «поле» – на водоеме или в лесу…

10.00. На первый взгляд маршрут автопатрулирования инспекторов кажется настоящим броуновским движением – хаотичным и не поддающимся анализу. Но это не совсем так. Покинув Минск, узнаю, что мы выдвигаемся в Пуховичский район, где «в разработке» находится несколько деревень с любителями незаконно порыбачить. Однако путь природоохранников всегда запутан и извилист и проходит не по трассам, а, скорее, по руслам рек, поймам озер, лесам и болотам. В частности, в этот раз решено «отработать» Свислочь – речку насколько популярную среди рыбаков, настолько и притягивающую всякого рода жуликов. А где Свислочь, там и Стайки с водохранилищами Ельницей и, собственно, Стайками. А дальше – по течению Свислочи. Деревни Орешковичи, Блужа, Городень, Берлеж…


11.30. Машину бросаем на дальних подступах, дальше – пешком вдоль берега озера до самой реки. Александр Лопин точно знает, куда смотреть и что/кого искать. Несколько дней назад в затоке едва не поймали браконьера-сетевика. Тот ушел в прямом смысле слова по воде. При этом бросил спиннинг, которым готовился прикрываться в случае облавы. Но, судя по тщательно оборудованному месту лова – с «журавлями» для подъемников, площадкой для спуска лодки и подготовки сетей – обещал вернуться. Если не он – то такие же: место на самом деле «козырное», как по подъездным путям, так и рыбным запасам, а потому пустым не будет.

Кошки-мышки – игра азартная и веселая лишь в детстве. Когда приходится изощряться в находчивости и тягаться с хорошо экипированным, осторожным, да еще и местным, знающим все тропинки и пути отступления браконьером, веселого в этом занятии остается совсем мало. Чуть не то время, не тот день – и пути инспектора и нарушителя не пересекаются. Хотя шансы были: на «браконьерском месте» свежие следы автомобильных шин, одним из «журавлей» совсем недавно пользовались. А в данный момент рядом восседает рыболов, тоскливо посматривает на поплавок, на вопрос о клеве лишь мастерит из пальцев «баранку».


Кстати, не стоит забывать, что нынче еще действуют сезонные ограничения на лов рыбы: весна и начало лета – период нереста многих из них, когда, как гласит социальная реклама, «на церквях смолкали колокола». Ограничения следующие: можно ловить рыбу лишь с берега (не то, что пользоваться лодкой – даже заходить в воду в сапогах запрещено). Удочка или спиннинг должны быть укомплектованы всего одним крючком. Снасть также должна быть одна. Такие ограничения будут действовать еще несколько недель. В южных регионах – до последних чисел мая, в северных – захватят и первую декаду июня. Впрочем, повстречавшийся рыболов охотно вытаскивает снасть из воды, демонстрирует количество крючков (один). Кто перед ним, отлично знает. Дальнейший диалог о многом говорит:

– Вы же позавчера здесь были, ищите кого?

– И завтра будем!

– Во, ***… А когда ж рыбалить?


И смеется. Весело и беззаботно. Игра в кошки-мышки продолжается. Тем более что потенциальные «мышки» собрались на другом берегу в количестве четырех камуфлированных с головы до ног мужиков. Они не таятся, прикидываясь «котами», уселись рядком, ноги с обрыва свесили и ладошками делают. Что ж, раунд не в нашу пользу, признает старший группы и командует отбой…

13.30. У милиции есть ежегодная акция «Арсенал». В дни ее проведения каждый желающий может добровольно сдать незаконно хранящееся у него оружие, и быть полностью освобожденным от ответственности. У Госинспекции охраны животного и растительного мира при президенте Беларуси с нынешнего года своя масштабная кампания. Заключается в следующем: можно вызвать сотрудников подразделения и сдать им на руки сети и прочие незаконные орудия лова.


– Мы сделали ставку на рассудительность местных жителей, – рассказывает Александр Лопин. – С одной стороны, с прошлого года законодательством запрещено хранить у себя браконьерские орудия – хоть для рыбалки, хоть для того, чтобы курей от коршуна спасать. Наказание за хранение – штраф с 5 до 50 базовых величин. С другой стороны, многим те же сети достались по наследству, валяются под ногами и только жить мешают. Отчего бы не вызвать нас? Мы приедем, все опишем, заберем, уничтожим…

Пока что рекордсменом по добровольно сданным сетям выступает Мядельский район – рыбная столица страны. Там счет идет на десятки километров тенет. Но и пристоличному региону есть, в чем отчитаться. Сотрудники областной инспекции с начала акции выезжали забирать сети четыре раза. Аккурат перед нашим выездом в рейд позвонила жительница деревни Орешковичи. Ей муж поручил связаться с природоохранными структурами и отдать несколько запрещенных снастей. Едем на деловую встречу. Топтуха тряпичная. Сеть «тригубица» пятнадцатиметровая. Три «китайки» тридцатиметровые. Три «паука». Три сети ставные ниточные. Три портсигара… Все – нажитое непосильным трудом деда в незапамятные времена и случайно найденное на чердаке потомками. Все измеряется и описывается в акте изъятия в присутствии хозяйки. Та в довесок пытается избавиться и от вполне законного спиннинга с безынерционной катушкой: «А это вам тоже нужно? Вот эта штука, которая крутится – ей можно ловить?».


– Что ж вы от такого богатства избавляетесь? – не могу удержаться от доли шутки. – Пусть бы лежало. Есть не просит, а вдруг пригодится?

– Да это ж не наше. Деда! – возмущается женщина. И добавляет после паузы. – Чтобы соблазна не было…

18.00. Наш путь лежит через прибрежные деревни. Берега Свислочи то пологие и болотистые, то обрывистые и крутые. У излучин нет-нет, да и сидят рыболовы. Госинспекторы досадуют, что не озаботились «сменкой» – их форменное обмундирование и жетоны видны издалека и хорошо узнаваемы. Гораздо разговорчивее встречаемые на берегах любители поудить рыбу, когда природоохранники переодеты в «местных». Александр Лопин в инспекции уже несколько лет. Кое-какие промежуточные выводы из своей деятельности сделал. Да, браконьеров в последние годы стало гораздо меньше. Но оставшиеся – стреляные воробьи. Они хитрые, изворотливые и очень осторожные. Некоторые от правосудия уходят годами, при этом ведя едва ли не промысловый лов рыбы. Но рано или поздно попадаются все:

– Мы заметили, что наши люди – самые обычные жители городов и деревень – все более бережно относятся к природе. Постепенно приходит осознание того, что все это – лес, река, звери, рыба – наше общее достояние, и защита его – тоже дело общее. А потому «горячая линия» Госинспекции становится на самом деле все более горячей. Люди звонят, сообщают о фактах нарушений, помогают, чем могут. И чем активнее будут неравнодушные граждане, тем сложнее браконьеру будет у нас всех воровать.


21.00. Мы возвращаемся на базу. Я – домой. Инспекторы быстро переодеваются в «гражданку», попутно снимая с себя клещей. Наступает ночь, просыпаются «мыши». Или «коты»? Все будет зависеть от успеха ночного рейда. Оперативная информация о браконьерстве имеется – спасибо неравнодушным местным жителям. Маршрут разработан. Игра в кошки-мышки продолжается. Раунд второй и далеко не последний.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Сергей МУРАВСКИЙ
Загрузка...