Народная газета

Продлись, продлись, очарованье...

В Белорусском государственном молодежном театре прошла премьера «Урок любви. История Костюшко»

В Минске прошла премьера белорусско-польского спектакля о Тадеуше Костюшко

Совместные театральные проекты разных стран, как правило, обогащают пространство, в котором они реализуются. В этом случае сталкиваются разные школы, традиции, менталитеты. Хорошо, когда при столкновении менталитетов высекаются благодатные искры подлинного театрального события. Вдвойне обиднее, когда совместное творчество приводит к предсказуемому шаблонному результату.


Премьера совместного белорусско-польского проекта “Урок любви. История Костюшко” в постановке режиссера Адама Войтышко по пьесе польского драматурга Анны Боярской “Урок польского” прошла в Белорусском государственном молодежном театре. Проект реализован совместно с Институтом Адама Мицкевича в Варшаве, Польским институтом в Минске и Посольством Польши в Беларуси.

15 октября исполнилось 200 лет со дня смерти военного и политического деятеля Тадеуша Костюшко, в чьей судьбе тесно переплелись разные страны. Его имя объединяет Беларусь, Польшу, Литву, США... Завтра в швейцарском Золотурне, где в 1817 году скончался Костюшко, планируется открытие ему памятника. Деньги на создание памятника собрала белорусская диаспора Швейцарии. Исторически верную формулировку на табличке к нему искали долго, но нашли.

— Тадеуш Костюшко был и является воплощением идеи свободы национального масштаба, так как он боролся за независимость государств и верил, что ни один народ не может быть угнетаем другим народом, — сказал перед началом спектакля посол Польши в Беларуси Конрад Павлик. — Костюшко, родившийся в Меречевщине на территории современной Беларуси, вышел далеко за рамки эпохи, в которой жил. Его считают героем в Польше, США, Франции, чтят в Беларуси и Литве. Он воодушевляет и вдохновляет, его биография и сейчас является актуальным примером гуманизма и патриотизма универсального характера.

В спектакле мы встречаем Костюшко на склоне лет, осевшего в тихой респектабельной Швейцарии. Он дает уроки юной швейцарке Эмильке Цельтер. Но почему-то ее больше всего интересуют не польская грамматика, а события из жизни своего учителя. В какой-то момент, совершенно забыв об уроках, Костюшко погружается в прошлое, вспоминает подробности восстания, проводит исторические параллели. Препарирует польский характер, его слабые и сильные стороны. Постепенно юная ученица влюбляется в своего педагога. Вдвоем они напрочь забывают об уроках. Все происходит в строгом соответствии со стихотворением Федора Тютчева “Последняя любовь”:

Пускай скудеет в жилах кровь,

Но в сердце не скудеет нежность...

О ты, последняя любовь!

Ты и блаженство, и безнадежность.

Однако, неудачно упав с лошади (здесь, как мы понимаем, дотошный и внимательный автор Анна Боярская соблюла историческую точность), Костюшко вскоре скончался.

В пьесе Боярской, которую в 1988 году на сцене Варшавского театра Teatr Powszechny ставил и знаменитый польский режиссер Анджей Вайда, мало действующих лиц. Это камерная история, а отнюдь не полотно, как можно было бы представить. Кроме главного героя и Эмильки, здесь фигурируют друг дома Франтишек Пашковский и двое поляков, появляющихся на сцене уже после смерти своего кумира.

Музыку для этого спектакля написал польский композитор Петр Салабер. Но и в ней внимательный зритель не услышит героических и патетических нот, все предельно сдержанно и лаконично.

Тадеуша Костюшко на склоне лет играет заслуженный артист Беларуси Александр Шаров. Его ученицу Эмильку — молодая актриса Елизавета Ильевская. Дуэт выглядит трогательно, в духе галантной эпохи, вполне сентиментально. Лаконичное пространство спектакля наполняют своей харизмой популярные актеры Молодежного театра Иван Щетко, Илья Черепко-Самохвалов и Денис Моисейчик.

Режиссура Адама Войтышко строго следует пьесе, не стоит ждать от спектакля ничего провокативного. Того, чем, собственно, славятся современный польский театр и постановки Кристиана Люпы, Кшиштофа Варликовского, Гжегожа Яжины... Войтышко явно не их поклонник. Или справедливо рассудил, что спектакль к 200-летию со дня смерти национального героя — не повод для активного самовыражения, режиссерских поисков и изысков. Мне в этой истории как раз не хватило авторского режиссерского отношения к материалу, который настолько политкорректен и самодостаточен, что комар носа не подточит. Возможно, для 1988 года, когда Анджей Вайда выпускал свой спектакль, она звучала дерзко и современно, но сегодня выглядит несколько старомодной. Сам жанр биографического спектакля сегодня довольно резко изменился и предполагает не только ровное повествование в духе книжной серии ЖЗЛ, но и некие отступления — смысловые и стилистические. Например, биографический спектакль “Кабаре Брехт” в театре имени Ленсовета о Бертольде Брехте — один нескончаемый аттракцион трюков и гэгов, смешивающих времена и эпохи. Ровный же по настроению и исполнению костюмный биографический спектакль “Урок любви. История Костюшко”, конечно, никому не принесет урона, но от него хотелось бы большей изобретательности и риска.

pepel@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Белорусский зритель
Исторически верную формулировку на табличке к нему искали долго, но нашли.
Не нашли формулы - было про сына Беларуси от благодарных суайчыньников, а стало...

А вообще при чём тут у нас в Беларуси польские драматурги и режиссёры-постановщики? Пусть у себя делают это старомодное д***мо...
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?