Прочувствовать на своей коже

Какой альянс устроит кожевенную отрасль?

Родной кожевенной отрасли не позавидуешь. Трясет ее, беднягу, который год. Сначала продукция не отличалась высоким качеством, после модернизации начались проблемы с сырьем, а когда удалось решить проблемы с сырыми шкурами, возникла проблема сбыта готового товара… В разные годы не раз и не два собирались совещания на разных уровнях, но отрегулировать отрасль и ее взаимоотношения с поставщиками сырья и потребителями готового кожтовара никак не удается. И чуть ли не единственный выход видится в том, чтобы «скрестить» ведущие предприятия с обувщиками, превратив их в единую холдинговую структуру. Но решит ли такой ход конем принципиально все проблемы? 

Модернизация  позволила  значительно  увеличить  производственные мощности

Между пастухом и скорняком

Кожевенной отрасли хронически не везет. Который год ее регулируют, принимают меры, возрождают, а мероприятия как-то впрок не идут. Хотя пристальное внимание уделяется на самом высоком уровне. 

Впервые за кожевенников серьезно взялись в начале 2010-х. Говоря объективно, продукция на флагманских предприятиях высоким качеством не отличалась. Краст-то производили, он вполне подходил для выпуска недорогой продукции. Обувщики его брали скрепя сердце, неохотно, и в их закупках наш кожтовар занимал далеко не лидирующие позиции. 

Сегодня заводы способны обеспечить не только первичную, но и глубокую переработку
Фото Виталия ПИВОВАРчика

Да, то же ОАО «Минское производственное кожевенное объединение» тридцать лет назад возвели «под ключ» итальянцы. Для 1980-х была очень приличная производственная площадка. Особенно если учесть, что, кроме гражданских предприятий, МПКО обслуживало и военные. А к нашему времени потребность в кирзе сократилась. Да и рядовой потребитель уже мечтал о более стильной обувке, чем измученный дефицитом покупатель советского времени. 

Словом, как и у многих компаний, у кожевенников возникла определенная проблема со сбытом. По крайней мере, готового товара. «Экономику» предприятий спасал вет-блю — результат первичной обработки кожи, так называемыми мокрыми процессами. Кстати, это самая «грязная» процедура в производственном цикле. Поэтому во многих странах эту операцию с удовольствием передают на аутсорсинг. А за собой предпочитают оставлять более маржинальные, чистые и выгодные процессы окончательной обработки кожи. Пять лет назад именно отделка и страдала у нашей отрасли. 

Тогда даже «гуляла» идея отдать минское кожевенное производство под крышу одного из обувных производителей. Планировалось, что обувщики будут на подъеме, наращивать производство. И выглядело даже несколько логично, чтобы они развивали и свою сырьевую базу. Но в итоге приняли другое решение. 

Кожи больше — обуви меньше 

В 2013 году прошло совещание у Президента по проблеме развития кожевенной отрасли, а в следующем году он посетил ОАО «МПКО». Тогда поставили четкую задачу: модернизировать производство, чтобы все сырье перерабатывалось в стране. А на экспорт уходил готовый кожтовар — продукт с высокой добавленной стоимостью. На модернизацию предприятиям выделили кредиты, закупили новое оборудование. Глубокое техническое перевооружение прошло в ОАО «МПКО». Тогда автоматизировали «мокрые процессы», фактически создали новое, современное отделочное производство. Вроде бы отрасль должна процветать. Но возникли новые проблемы. 

Прежде всего — дефицит сырья. Объективно производственные перерабатывающие мощности превышают возможности сельского хозяйства по поставкам необработанных шкур. Впрочем, даже их мясокомбинаты не рвались продавать кожевенникам, предпочитая отдавать на давальческих условиях, взамен желая получить полуфабрикат вет-блю. Его несложно продать на экспорт. А валютная выручка важна для каждой компании. 

По качеству белорусская кожа уже не хуже итальянской

Вторая проблема — падающий спрос на готовый кожтовар на внутреннем рынке. В 2010-х годах, когда затевали модернизацию кожевенной отрасли, прогнозировали серьезный рывок обув­щиков, галантерейщиков, мебельщиков. В 2013 году наши предприятия выпускали 13 млн пар обуви, к 2015-му планировали выйти на 18 млн, а по факту «свалились» на 7—8 млн. Причем сейчас покупатель ориентируется на не самые ноские, но более дешевые заменители. В мебельной индустрии почти та же история. Тенденция перехода на более дешевое сырье — общемировая. Спрос на кожу, особенно среднего и высокого качества, и цены — величины весьма волатильные. 

Принципиальный  вопрос— повышение эффективности переработки
Впрочем, для полноценной работы и на экспорт, и на внутренний рынок кожевенникам до середины прошлого года катастрофически не хватало сырья. Поэтому отделочные мощности с трудом удавалось загрузить даже наполовину. Грозные окрики в сторону владельцев шкур к действенным результатам не приводили. Более того, даже сырые шкуры разными правдами и неправдами покидали пределы родины. 

Неизвестно, сколько бы лет еще кожевенники делили сырье с мясокомбинатами, но в прошлом году за анализ проблемы взялся Госконтроль. Вопросов у проверяющих возникло много. И почти ко всем. Но шкурную проблему удалось решить. На экспорт вет-блю фактически наложили запрет. Точнее, сделали эти поставки лицензионными: на каждую партию получай отдельное разрешение. Правда, о механизме его выдачи дискуссии продолжаются до сих пор. Но факт остается фактом: сырье на кожзаводы потекло с осени прошлого года широкой рекой. Столь резкое изменение ситуации повергло кожевенную отрасль в другую крайность: избыток готовой продукции. Складские запасы резко поползли вверх. Кожтовар — это не полуфабрикат. Его так просто и резко не продашь. Необходимо найти зарубежных партнеров, попасть в нужную покупателю расцветку, текстуру, по цене «проскочить»… Множество нюансов, требующих глубокой маркетинговой проработки и выстраивания сбытовой стратегии. Прямо скажем: заводы оказались не совсем готовы к изобилию сырья на фоне ограничений на зарубежные поставки вет-блю. 

Не самая простая ситуация в том же ОАО «МПКО» опять спровоцировала дискуссию: а не объединить ли его с «Белвестом»? Формально два предприятия являются государственными. Во втором, по крайней мере, концерн «Беллегпром» владеет контрольным пакетом акций. Остальное принадлежит частникам. Правда, последние мечтают выкупить государственную долю. Ссылаются на желание развивать производство, а для этого лучше полностью контролировать предприятие. Вполне законное желание. Но инвесторы хотят существенных преференций, целесообразность которых вызывает сомнение. Окончательного решения пока не принято. Но факт остается фактом: в ближайшем или не очень будущем «Белвест» может стать полностью частным. 

Минское же кожевенное объединение — это ключ ко всей отрасли. Насколько целесообразно отдавать сырьевую базу, реально и потенциально являющуюся основной для сотен больших и малых компаний, в руки одного обувщика? Пускай и достаточно крупного, но который даже с заявленным ростом объемов производства далеко не скоро сможет полностью «переварить» всю кожу, выпускаемую в Гатово? Дискуссия разгорается нешуточная. Ибо обеспокоены многие наши отраслевые компании. 

Кожаный узел 


«Узел завязался непростой», — анализирует ситуацию генеральный директор ООО «Управляющая компания холдинга «Белорусская кожевенно-обувная компания «Марко» Николай Мартынов. Как член Совета Республики и крупный предприниматель, он участвовал во многих совещаниях, на которых обсуждались отраслевые проблемы. Поэтому в курсе всей ситуации. По его мнению, более логично создавать исключительно кожевенный холдинг, чтобы оптимизировать номенклатуру продукции и исключить ненужную конкуренцию среди производителей. Такой альянс позволял бы консолидировать усилия по выходу на экспорт единым фронтом. Возможно, кожевенников было бы целесообразно из-под юрисдикции «Беллегпрома» перевести в подведомственность Минсельхозпрода, тогда решился бы окончательно шкурный вопрос. И внутри одного ведомства было бы проще и выстраивать ценовую политику на сырье, и регулировать интересы мясокомбинатов и кожевенных заводов. 

Что касается качества отечественной кожи, то Николай Васильевич им вполне удовлетворен после модернизации предприятий. В ближайшем будущем «Марко» планирует довести долю гатовской кожи в своем производстве до 50 процентов, а бобруйской — до 30. 

По убеждению предпринимателя, кожевенная отрасль должна оставаться независимой от одного обувщика. Ведь производителей кожаных изделий много. И могут появляться новые. Если сырьевую базу будет контролировать один игрок, не скажется ли это на инвестиционной привлекательности отрасли и чистоте конкуренции? Другой вопрос, что кожевенным комбинатам необходимо проводить более глубокую сбытовую политику внутри страны, создавать дилерские сети, нацеленные на удовлетворение нужд малых предпринимателей, ремесленников. Чтобы они могли приобрести запросто несколько метров белорусской кожи. В том числе и за наличный расчет. Собственное сырье— хороший толчок для развития малого бизнеса. Работать в этой сфере небольшим предприятиям на импортном материале проблематично: оформить заказ, пройти таможенную очистку… Можно, но слишком сложно и чревато большими накладными издержками. 

Председатель наблюдательного совета ОАО «МПКО», заместитель председателя комитета экономики Минского областного исполнительного комитета Татьяна Бранцевич озвучила позицию области: передавать крупное кожевенное предприятие одному обувному производителю нецелесообразно. В конце концов, в Минской области тоже немало производителей. И им также необходимо наше сырье. Тем более что оно сегодня конкурентоспособно по всем показателям. 

И сейчас все заинтересованные ведомства вырабатывают компромиссный вариант, который должен учесть интересы всех: и поставщиков сырья, и переработчиков, и потребителей кожи.

КОМПЕТЕНТНО

Конкуренция через призму эффективности

В концерне «Беллегпром» убеждены: на кожевенную отрасль необходимо смотреть через призму повышения эффективности использования сырья. А для этого стимулировать как его переработчиков, так и потребителей. 

Начальник управления координации и развития кожевенно-обувной отрасли концерна «Беллегпром» Наталья Васюнина подтвердила: полностью исключить вывоз кожевенного сырья не удалось. Хотя концерн прилагал все усилия, чтобы выполнить поручения Президента. В частности, с 2014 года постоянно вносил предложения по временному запрету экспорта кожсырья, инициировал 9 постановлений Правительства. 

Тем не менее за прошлый год, по данным статистики, в Россию вывезли 83 тысячи необработанных шкур крупного рогатого скота. За четыре месяца этого года — 25,5 тысячи шкур — на 38,8 процента больше. Дело в том, что Декрет № 6 позволяет фирмам, зарегистрированным в средних и малых городах, сельской местности, заключать экспортные сделки, минуя Белорусскую универсальную товарную биржу. Одно из предложений концерна — внести изменения в декрет, чтобы все сырьевые потоки в обязательном порядке пустить через биржу. 

Несмотря на некоторые неурядицы в сырьевом сегменте, за последние пять лет кожевенная отрасль сделала качественный шаг вперед. Реализованы инвестиционные проекты на ведущих производственных площадках. В том числе и с поддержкой государства. Наталья Васюнина отметила: 90 процентов инвестиций вложили в приобретение машин и оборудования. Его износ уменьшился по отрасли почти в два раза. Модернизация увеличила производственные мощности, снизила издержки, расширила ассортимент выпускаемой продукции. И если в 2013 году чистая прибыль кожевенной индустрии составила 665 тысяч рублей, а рентабельность продаж — 4,9 процента, то в прошлом году — уже 1,7 миллиона рублей при рентабельности 12,1 процента. Наталья Васюнина считает: как таковой конкуренции среди кожевенных заводов нет. У каждого существует специализация. Так, в Гатово перерабатывают шкуры крупного рогатого скота, в Бобруйске — свиные, овчину, козлину, в Гродно ориентируются на выпуск жесткой и юфтевой кожи. Специалист считает: необходимо решать не проблему конкуренции, а повышать эффективность переработки сырья. 

volchkov@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости