Почему эти стены смотрят в укор

Проблема долгостроев: кто виноват в гибели ребенка в Могилеве?

Вчера стало известно: хозяин участка в Могилеве, на котором один ребенок погиб, а второй получил тяжелые травмы из–за обрушившейся на них плиты, задержан («На детей рухнула плита», «СБ» за 2 ноября). Идет следствие. Врачи Могилевской областной больницы борются за жизнь второго мальчика. С родными детей работают психологи. Непоправимая, страшная беда. Но особенно горько от осознания того, что ее можно было избежать. Семь лет назад наша газета писала о частной застройке по улице Загородное шоссе («Парк чудес», «СБ» за 28 июля 2010 года). Речь шла о том, что владельцы старого деревянного дома под номером 31, получив разрешение на его реконструкцию, вместо этого затеяли поблизости возведение сразу нескольких домов. После вмешательства Комитета госконтроля Могилевской области самовольное строительство приостановили. Заместитель председателя горисполкома и начальник землеустроительной службы, обязанные следить за порядком в земельном вопросе, но почему–то долгое время «не замечавшие» ни этой незаконной стройплощадки, ни других подобных объектов, получили выговоры. Главного архитектора города и вовсе освободили от занимаемой должности. Та публикация в «СБ» заканчивалась фразой: «Думается, у этой неприглядной истории еще будет продолжение...» Имелось в виду, что городские власти сделают выводы, на участке будет наведен порядок. Но пророческими те слова оказались в самом худшем варианте... В один из долгостроев, окружающих старый дом с нескольких сторон, забрались дети. И на них рухнула железобетонная плита. Четвероклассник Максим, которому 9 ноября должно было исполниться 10 лет, погиб на месте. Восьмилетнего Дениса в состоянии клинической смерти доставили в реанимацию...


По словам главврача Могилевской областной детской больницы Игоря Каско, врачи смогли реанимировать ребенка. Но Денис, получивший многочисленные переломы ребер, таза, серьезное переохлаждение — в очень тяжелом состоянии, на аппарате искусственной вентиляции легких.


Максим и Денис — из многодетных семей. Погибший был младшим ребенком, его старшие сестры–двойняшки учатся в гимназии. У Дениса два брата.


Заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних Могилевского облисполкома Наталья Игнатенко искренне сопереживает родным:

— Семьи благополучные. Мама Дениса педагог. Ее сын и Максим — одноклассники, учились в 45–й школе, жили рядом, в микрорайоне Спутник. Артем, к которому ребята поехали в гости в расположенный неподалеку частный сектор, — ученик 27–й школы. Но дети были дружны, поскольку дружны мамы Максима и Артема — работают в одном детском саду.


К Артему ребята отправились днем — каникулы, на уроки идти не нужно. Поиграли дома, вышли во двор. Там и родилась идея обследовать близлежащую заброшенную стройку. Мальчишек всегда тянет на приключения. Артем пробовал отговорить друзей, ведь ему мама настрого запретила там лазить: опасно! Но те предостережение проигнорировали. А взрослых, которые могли бы их остановить, рядом не оказалось. Мама Артема была на работе...



Официальный представитель управления Следственного комитета по Могилевской области Оксана Соленюк уточняет важные детали:

— Собственник дома, где произошла трагедия, забросил стройку лет 7 назад. Но официально, по предварительным данным, ее не законсервировал. Приусадебный участок не обнесен забором, потому дети беспрепятственно смогли туда проникнуть. По факту гибели ребенка возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности».



До начала возведения высотных домов, социально значимых объектов территорию вокруг будущей стройки обносят забором, вывешивают предупреждающие таблички: «Опасная зона. Вход строго воспрещен». Но есть ли нормативы, обязывающие точно так же поступать и индивидуальных застройщиков? Главный архитектор Могилева Владимир Скачек, сверившись с документами, констатирует удивительный факт:

— В техническом кодексе, утвержденном Министерством архитектуры и строительства в 2008 году, есть положение «Градостроительство. Районы усадебного, жилищного строительства. Нормы планировки и застройки», согласно которому ограждение приусадебных участков частники — при желании — должны согласовывать с местными управлениями архитектуры. То есть, если надумают ставить забор, то необходим проект. Но делать это их никто не обязывает. Оговорка есть в другом документе — постановлении Совмина от 28.11.2012 года, которое гласит, что ограждать участок должны застройщики, которые держат на участке собаку.



У владельца долгостроя, куда забрались дети, собаки не было. Выходит, он и не обязан был забор городить. Но возникает другой резонный вопрос: кто в ответе за то, что наши города и села (проблема характерна не только для Могилевщины) прирастают подобными долгостроями, таящими в себе реальную опасность для окружающих? Почему, если подобные объекты годами не строятся, а разрушаются, их владельцы не получают предписание о сносе? А если получают, почему не делают этого? И кто, собственно, должен контролировать процесс?

Недавно Президент потребовал навести идеальный порядок на земле, сделав акцент на том, что нужно избавляться от ветхих, пустующих домов, долгостроев.

Возвращаясь к нашей публикации семилетней давности, хочется задать резонный вопрос местным властям: что тогда было предписано владельцам долгостроев по улице Загородное шоссе? Реконструировать, заморозить или снести здания? До сих пор неизвестно. Прежних работников на ответственных должностях уже нет. Нынешние управленцы ответить на вопрос не могут. В этой истории вообще очень много тумана. Ответы на все вопросы наверняка отыщут следователи. Пока же самым главным остается один: сколько еще должно случиться трагедий, чтобы все, наконец, поняли — проблему с заброшенными строениями, которые при живых хозяевах превратились в развалины, надо решать кардинально? Сносить, нельзя оставить. И никаких вариантов с запятой...

                                                                                           Фото автора и Могилевского областного управления МЧС

В тему

В тот же день на Могилевщине с разницей в 20 минут в долгострое произошло еще одно ЧП. В неэксплуатируемом, по информации МЧС с 2011 года здании  кормоцеха свинарника, что в деревне Высокое Климовичского района (он на балансе ОАО «Племзавод «Тимоново»), тоже обрушилась железобетонная плита перекрытия, придавив 42-летнего сельчанина. Безработного, зачем-то забравшегося на заброшенный объект, извлекли спасатели. С переломом ноги он доставлен в центральную районную больницу. 

Компетентно


Заместитель начальника отдела контроля за использованием земель Комитета госконтроля Беларуси Владимир Ставпец:

- Специальной статистики - сколько в частном секторе страны долгостроев - нет. Но только в одном из сельсоветов Могилевского района наши коллеги таких насчитали почти три десятка. КГК постоянно мониторит эту проблему. Если человек не в состоянии построить дом в течение 3 лет, как это предписано законом, если не консервирует объект (при наличии объективных причин стройку можно продлить до 8 лет), а на годы забывает о нем, значит, местные власти должны решать дальнейшую судьбу такого объекта. Причем решать оперативно, чтобы трагедия, подобная той, что произошла в Могилеве, больше не повторилась никогда. Ужесточать законодательство в отношении частных застройщиков, думается, нет смысла. У тех, кто годами в нарушение всех сроков и норм не сдает дом в эксплуатацию, и так по суду могут изъять участок. А вот прописать на законодательном уровне, какую ответственность понесут должностные лица, в чьи обязанности входит следить за порядком на земле и которые к этим обязанностям относятся халатно, наверное, стоило бы.    
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...