Про декрет, зависть и справедливость

Некоторые граждане зарабатывают явно больше тех сумм, с которых платят налоги

Я человек независтливый, но иногда удержаться трудно. Разве вы, читатель, чуть–чуть, самую малость не завидуете приятелю, у которого и дом лучше, и машина поновее? Возразят: не завидуй, а работай больше, как он.


...Когда моя семья купила под дачу деревенский дом, мы стали знакомиться с окрестностями и новыми земляками. Спрашиваем, а кто в этом теремочке живет, кто на таких машинах ездит? Про одного толком ничего и не рассказали. Все куда–то ездит, вроде что–то покупает и продает. Сильно не хвастается... Да и не надо, подумал себе, глянешь на добротный забор и туи за ним, ясно, что все в полном порядке...

Чаще мы видимся со Станиславом, колхозным механизатором, чей мощный трактор будит нас с петухами. Еще семи нет, а он тащит куда–то прицеп. В обратную сторону может проехать после семи вечера и позже. Буксировать может также плуг, сеялку и прочие агрегаты по окрестным полям. Месяц назад вытаскивал кукурузоуборочный комбайн, застрявший в размокшей земле. Станислав на все руки мастер, сам ремонтирует своего механического кормильца.

Во время уборочной, когда он только ночует дома, зарабатывает очень много по местным понятиям. Правда, после подготовки детей к школе от этих заработков мало что остается. В остальную пору года он тоже вкалывает часов по 9 — 10, но семья живет небогато. Машина неновая, обстановка скромная, дом ждет ремонта — общаемся, знаем.

Станиславу я не завидую — сочувствую. Моя работа чище. Не нужно месить сапогами полевую грязь и навоз, по локти марать руки машинным маслом. Люди, мероприятия, командировки, компьютер... Но работаю, как и другие коллеги по работе, примерно по графику Станислава: подолгу, часто на нервах, иногда дома... Но ничего лишнего себе и семье тоже позволить не могу.

Как не позавидовать тем, кто не демонстрирует такого же напряжения, как Станислав, а позволить себе может много? Таких и вы, читатель, знаете: большой дом, несколько машин возле него, по числу членов семьи, прочие признаки достатка. При этом вы точно знаете, что топ–менеджеров или бизнесменов среди членов семьи нет. Где, интересно, крутятся? Как умудряются красиво жить? Только не рассказывайте мне насчет «обнищания народа» и «голодного существования масс». Кто кричит об этом — сами и сыты, и не бедствуют. А то, что есть  богатые и бедные, то это есть не только в Беларуси, но и в США, и в Германии...

Разве что слепой не видит — обеспеченных людей среди нас очень много. Как не видеть громадные коттеджи, которыми на глазах обрастают окраины не только Минска и областных столиц, но райцентров и городков поменьше? Как не видеть плотные потоки машин на наших улицах и дорогах, среди которых «премиальных» немецких моделей едва ли не больше, чем на немецких же автобанах? Небогатые граждане так много не строят, такие машины не покупают. На здоровье! Если судить по этим, внешним, признакам, в нашей стране преобладают весьма обеспеченные люди. Да это каждый подтвердит, из какой бы соседней страны он ни приехал: хоть из Литвы, из Латвии, Польши, России...

А средняя зарплата, если верить статистике, у нас никак не достигнет желаемого уровня в 1 тысячу рублей. Но даже с таким потолком, когда он будет достигнут, столько не построишь, не накупишь! Со статистикой что–то не так?

Скорее, дело в другом. Тут недавно нашумела история про крупного российского дельца Керимова, которого во Франции задержали за неуплату налогов на миллионы долларов. Во Франции строго наказывают за неуплату даже в тысячу. Вообще говоря, в большинстве стран, которые мы относим к цивилизованным, именно неуплата налогов считается тягчайшим преступлением. Похоже, мы пока так не считаем. Трудно отделаться от впечатления, что немалая часть сограждан зарабатывает намного больше, чем суммы, с которых платит налоги.

И как тут не вспомнить про Декрет № 3 и его наименование — «О предупреждении социального иждивенчества». Казалось бы, сравнительно недавно опубликован, в апреле 2015–го, менее трех лет назад, а уже подзабыт. В частности, он предполагал стимулирование трудоспособных граждан к работе. Такие в нашей деревне тоже есть, и работать они не прочь — работы нет. Поэтому одни перебиваются случайными подработками, другие живут (пьют) на родительскую пенсию. Декрет вызвал критику, во многом справедливую. Но разве не была в его основе заложена важная мысль?

Но сейчас речь даже не о них, а о тех, кто крутится и зарабатывает как может, но суммы эти предпочитает от государства скрывать. Наверное, обидятся, если их назвать социальными иждивенцами. А ведь, по сути, это так и есть. Ведь каждый из нас — кормилец своей страны, никак не наоборот. И если кто–то недоплатил, значит, кому–то другому государство не создаст рабочего места, не выделит места в детском саду, не даст кредит.

Слышал, что в Декрет № 3 готовятся изменения. Я, конечно, против того, чтобы он носил некий карательный характер. Мне больше нравятся слова профилактический, терапевтический, социально-справедливый, если хотите. И еще надеюсь, что документ получится работоспособным и сделает нашу жизнь более справедливой. Что в этом плохого? Согласны со мной?

ponomarev@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...