Привлекательность малых форм…

Пожалуй, ни одна конференция или семинар, посвященные развитию предпринимательства, не обходятся без цитирования статистики о роли малого и среднего бизнеса в западной экономике

Пожалуй, ни одна конференция или семинар, посвященные развитию предпринимательства, не обходятся без цитирования статистики о роли малого и среднего бизнеса в западной экономике. Многие с грустью констатируют: по этому показателю счет пока не в пользу Беларуси. Однако курс правительства республики на развитие малых городов и небольших производств независимые эксперты восприняли весьма скептически. Разгорелась дискуссия об экономических преимуществах небольших населенных пунктов и столицы.

Конечно, в краткосрочной перспективе Минск и областные центры выглядят более предпочтительными для размещения производств. Но со стратегической точки зрения концепция сверхцентрализации промышленности в нескольких городах выглядит весьма сомнительной. Наоборот, равномерное развитие всех регионов — залог долговременной социально-экономической безопасности государства. Опыт западных держав уже доказал: гигантоманию необходимо сдерживать в определенных рамках, иначе она перестанет приносить дивиденды. 

«Пейзажи» иных мегаполисов наталкивают почти на философские размышления: не превращаются ли многомиллионные города из катализатора экономического прогресса в его тормоз?! Существует теория: укрупнение производства на отдельно взятом предприятии приносит эффект лишь до определенного предела, после которого рост издержек будет опережать динамику доходов. А значит, гигантомания мегаполисов «приглушает» их производственное значение... Сотни квадратных километров жилых кварталов порождают целый букет проблем: транспортных, экологических, продовольственных, жилищных и так далее, решение которых требует колоссальных и денежных, и трудовых ресурсов. А это — непроизводственные издержки мегаполиса. В определенный момент крупные города начинают расти только за счет притока рабочей силы для обеспечения муниципальных нужд, но с нулевым или отрицательным общим экономическим эффектом. 

Минск, приближаясь по количеству жителей к двухмиллионному порогу, еще не достиг «порога критичности». Но обеспечить эффективный рост центров можно лишь с параллельным развитием регионов. Россия уже наступила на грабли игнорирования интересов периферии. По официальным данным, в РФ доходы богатых и бедных различаются в 12—15 раз, по оценкам независимых экспертов — в 20—25. Причем столь огромна не только социальная, но также отраслевая и региональная дифференциации в доходах. Средняя зарплата нефтяников в 11,8 раза выше, чем у сельхозпроизводителей. Еще разительнее разбежка в благосостоянии жителей столицы и периферии. Отсюда наплыв в Первопрестольную нелегальных мигрантов. И хотя законно погостить в Москве сложнее, чем в иных курортных странах, поток «экономических беженцев» не иссякает. И в основном это неквалифицированная рабочая сила, которая навряд ли способна реально повлиять на рост производительности, зато создает излишнюю социальную напряженность. 

В Беларуси разница в уровне жизни различных слоев населения не столь разительна. Отраслевая дифференциация в прошлом году составила 390 %, региональная — 145 %. Показатели неплохие даже по меркам Западной Европы. Но что греха таить: средние показатели по областям отчасти вытягивают промышленные лидеры. Сравнение этих показателей по районам более проблемные. Сделать экономику государства более «равномерной» и есть основная цель программы развития малых городов. 

Причем небольшие населенные пункты обладают большим экономическим и инвестиционным потенциалом. Скажем, товарная экспансия Китая началась именно с развития небольших и средних производств. Предприятия-гиганты привлекают размахом оборотов и доходов, но таят в себе и серьезную проблему: большую зависимость от внешних рынков, как сырьевых, так и сбыта. Причем на них практически невозможно повлиять, в лучшем случае удается сделать краткосрочный прогноз с большей или меньшей вероятностью. Причем ошибка влечет серьезные последствия. Далеко за примерами ходить не надо: инженерная ошибка в один миг пошатнула французский «Аэрбас». И чтобы выкарабкаться, корпорации приходится принимать экстренные меры. Малый бизнес более мобильный, быстро подстраивается под изменения экономической среды, мгновенно реагирует на потребности рынка. Ведь для техперевооружения и модернизации небольшому предприятию необходимы относительно небольшие финансовые средства. Скажем, небольшой комбинат железобетонных изделий в Калинковичах замечательно зарабатывает на эксклюзивных заказах, которые неинтересны их «большим» конкурентам. 

В одном из выступлений министр экономики Беларуси Николай Зайченко отметил, что потенциал валообразующих производств в некоторой степени уже исчерпан. Чтобы значительно увеличить объемы выпуска, необходимы глобальные инвестиции. Поэтому малые и средние предприятия становятся стратегическим резервом белорусской экономики. И малые города — отличная производственная площадка для их развития. Там еще сохранилась необходимая инфраструктура, которая изнашивается, но эффективно не используется. 

Кстати, инвестиционная привлекательность малых городов для иностранного капитала не столь уж и эфемерна. На периферии первоначальные затраты на организацию производства объективно намного ниже, чем в Минске. Рабочая сила тут также намного дешевле. 

Конечно, малые предприятия в любой стране обладают повышенными рисками, но при одинаковом финансировании в Беларуси они намного ниже, чем на Западе. Там многие предприятия элементарно не выдерживают конкуренции, которая у нас, по мировым меркам, относительно невелика. На одной из пресс-конференций руководители предприятий СЭЗ «Брест» отметили: большинство иностранных инвесторов не забирают свои дивиденды, а инвестируют их в компании. Ведь в Европе невозможно наращивать производство такими же темпами, как в Беларуси. Да и доходность капитала намного ниже. Сегодня на хорошо поставленном отечественном коммерческом предприятии рентабельность собственного капитала достигает 20—25 %, поэтому выгодно использовать даже кредитные средства с процентной ставкой 15—17 %. В Европе доходность капитала намного ниже. 

Что касается обеспеченности кадрами, то в малых городах еще сохранилось немало хороших специалистов. Конечно, если нет достойного заработка на «малой родине», они ищут его в других местах. Но эта тяга к «странствиям» вынужденная, и как только появляется перспектива, люди возвращаются домой. Скажем, одно время в деревне Татарке Осиповичского района остались почти одни пенсионеры. Но снова заработало местное  торфопредприятие, и десятки специалистов, которые не один год трудились в России, вернулись на родину. А ведь, по официальным данным, более 300 тысяч белорусов записались в ряды гастарбайтеров. Причем у большинства семьи продолжают жить в Беларуси. 

Словом, перспективы у малых предприятий в небольших населенных пунктах имеются. Главное, дать толчок для их возрождения. По данным Министерства экономики, на долю малых производств приходится около 40 % выпускаемой продукции, а в сегменте потребительских товаров — 70 %. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.11
Загрузка...