Притяжение вершины

Голосу детского "Евровидения" Юлии Перцовой во второй раз покорилась "Телевершина"

В одну реку, говорят в народе, дважды войти невозможно. От себя добавим: если река эта — телевизионная, то возможностей для маневров найдется предостаточно. В 2011 году Юлия Перцова (тогда еще выходившая в эфиры СТВ под девичьей фамилией Радькова) стала лучшей ведущей информационных программ и получила свою первую «Телевершину». Спустя 6 лет телеолимп вновь покорился обаятельной блондинке — и снова все в той же номинации. Разница лишь в том, что сегодня Юлия — лицо Белтелерадиокомпании и официальный голос детского «Евровидения». О том, что для нее значит признание коллег, куда и почему она пропала со всех каналов несколько лет назад и можно ли комфортно чувствовать себя в эфире с поварешкой в руках, известная ведущая рассказала сразу после церемонии раздачи телевизионных слонов. Из Дворца Республики Юля, кстати, ушла с двумя статуэтками. Откуда, спрашиваем, вторая?


— Все просто: еще одну награду мы получили за проект «Панорама» под открытым небом». Почему я говорю «мы»? Потому что награда коллективная и для меня она не менее важна, чем победа в личной номинации. «Лучшая телевизионная продюсерская группа» — это Иван Эйсмонт, Сергей Гусаченко, Виктория Сенкевич, Дмитрий Бочков, Юрий Прокопов, Илья Кревчик и я. И мне хочется сказать им столько слов благодарности! За атмосферу в коллективе, поддержку, доверие, честность. А еще за то, что наш отдел выпуска новостей — это круг единомышленников, одна большая дружная семья.

— «Телевершина» — хороший тест на проверку отношения со стороны коллег и друзей?

— Самый лучший. Дело в том, что в Белтелерадиокомпании номинантов на премию выбирают отделами. То есть каждый отдел голосует и коллективно решает, кто, на их взгляд, достоин быть в списках номинантов. Безумно приятно, что коллеги выбрали именно меня. Когда твою работу ценят, это дорогого стоит. Я перфекционистка, всегда болею за результат. Пришел, отработал, ушел — это точно не про меня.

К слову, для меня нынешняя «Телевершина» значима еще и потому, что я впервые стояла на сцене со статуэткой в руках. 6 лет назад первую награду за меня получал коллега с СТВ Олег Степанюк. Я не присутствовала на церемонии, потому что была беременна и, зная себя, свою эмоциональность, решила не рисковать. Казалось бы, практически каждый день веду прямые эфиры, при этом на меня смотрят тысячи зрителей, о каком волнении может идти речь? Но пройти три метра до сцены, подняться по ступенькам, получить награду и сформулировать слова благодарности — это стресс похлеще прямых включений.

— На экране вы — само спокойствие. Неужели совсем не волнуетесь перед эфирами? Все–таки первая кнопка, вся страна смотрит.

— Помню, на первом прямом эфире у меня так билось сердце, что я совсем не слышала своего голоса. Сейчас, конечно, такого мандража нет, но от волнения по–прежнему никуда не деться. Причем я по себе точно знаю: если расслабиться, перестать волноваться, то что–нибудь обязательно пойдет не так. Начну, например, чаще спотыкаться, терять внимание. А когда волнуюсь, организм предельно сосредоточен. Хотя знаете, никто из ведущих не может объяснить те ощущения, которые возникают, когда работаешь в прямом эфире. Нужно просто побывать в нашем кресле, чтобы все понять и почувствовать. Несмотря на множество внештатных ситуаций и стрессовых моментов, я очень люблю свою работу. Не знаю, смогла ли выбрать бы что–то другое.

— Но ведь выбрали же! До телевидения, знаю, работали переводчиком, причем достаточно успешным...

— А ведь именно язык и привел меня на ТВ. Я начинала в качестве переводчика на радиостанции «Беларусь», которая входит в состав Белтелерадиокомпании. Но телевидение так затягивает... Могу привести множество примеров, когда человек, нежурналист по образованию, приходит на радио или ТВ и просто растворяется в мире прямых включений и репортажей. Так же и я. На радиостанции увлеклась журналистикой и со временем из переводчика стала корреспондентом. Мои друзья и родные любят повторять: «Юля, ты на своем месте!»

— Недавно увидела вас в новом сезоне «Кулинарной дипломатии» и была, мягко говоря, удивлена: серьезная, казалось бы, ведущая — и с пучком петрушки в руках...

— «Кулинарная дипломатия» — программа не столько развлекательная и кулинарная, сколько просветительская. С дипломатами, сотрудниками посольств и дипкорпусов мы говорим в том числе и о сотрудничестве, истории, направлениях развития наших стран. Недавно, например, у нас в гостях был посол Швеции. Вспомнили и обсудили с ним битву при Лесной (сейчас это деревня в Славгородском районе Могилевской области) во время Северной войны, когда Петр Первый разбил шведский корпус генерала Левенгаупта. Я спросила, бывал ли господин посол в тех краях, — и дальше беседа плавно перетекла в русло истории. В «Кулинарной дипломатии» лично для себя я вижу больше возможностей для творчества, в 50% случаев отхожу от сценария и импровизирую. В новостях импровизация не пройдет, там все очень четко, отступать от текста нельзя ни на слово.

Возможно, кто–то из зрителей, глядя новости, думает, что и в жизни я точно такая же: строгая, собранная. Но это не так, люблю похохотать, помахать руками. И эту свою природную живость мне удается раскрыть в «Кулинарной дипломатии».

— Домохозяйкам и зрителям помладше вы знакомы еще по одному популярному проекту — детскому «Евровидению». Как сами–то оцениваете свой первый комментаторский опыт? Евгений Перлин не боится конкуренции?

— Когда мне предложили попробовать себя в роли комментатора детского «Евровидения», была, честно признаться, ошарашена. Хотя детей очень люблю и слежу за конкурсами, как взрослым, так и детским, много лет. Конечно, я согласилась. Быть частью «Евровидения» — это потрясающий опыт. Коллеги, которые комментировали конкурс до меня, — Анатолий Липецкий, Паша Лозовик — очень поддерживали, советовали. С Женей Перлиным нет абсолютно никакой конкуренции. Он, считаю, мастерски справляется с этой работой, знает все и обо всех конкурсантах. С удовольствием поработала бы с ним в паре на взрослом «Евровидении». Знаю, такая практика, когда комментирует пара ведущих, мужчина и женщина, есть у наших стран–соседок.

Самое сложное — процесс подготовки. Дело в том, что во взрослом «Евровидении» есть русскоязычная версия сайта, много информации об исполнителях, в том числе и на русском языке. На детском сведения о конкурсантах приходилось собирать по крупицам. Тут, конечно, очень помог мой переводческий опыт. Чтобы подготовить визитки участников, я читала и слушала все их интервью, в том числе на популярном ресурсе Wiwibloggs.com. В тот период, помню, довела свой и без того хороший английский до совершенства. Вообще, в 2016 году на меня столько свалилось — «Евровидение», «Кулинарная дипломатия», прямые эфиры к Дню Победы и Дню Независимости — что мне уже не осталось о чем еще мечтать.

— Как супруг (Владимир Перцов, директор национального представительства Межгосударственной телерадиокомпании «Мир») относится к вашей активной тележизни? О работе, переступив порог дома, разговариваете?

— Владимир всегда и во всем меня поддерживает, дает советы, направляет. Бывает, конечно, обсуждаем дома какие–то новости, все–таки в одной сфере работаем. Однако понимаем: у обоих работа сложная, требующая постоянного внимания и напряжения. Дом — единственное место, где мы можем расслабиться. Поэтому у нас есть правило: работу оставлять за порогом квартиры. Дома, считаем, должны царить спокойствие, мир и любовь. Следуем этому правилу уже много лет.

leonovich@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости