Прицелились и побежали

Олег Рыженков: биатлонную сборную мне отдают «в долговременное пользование»

Аттестация сборной Беларуси по биатлону в нынешнем году — сюжет, достойный отдельного описания. Спортсменов утвердили быстро, но с многоточием в конце. Дарья Домрачева и Надежда Скардино до сих пор так и не определились со своим будущим, а без них, согласитесь, совсем другая история. У тренеров все выглядит еще более туманно. До последнего искали ассистента Федору Свободе в женской команде, но в итоге самоотвод взял сам Федор Анатольевич, спровоцировав множество предположений о причинах демарша: уж не известно ли тренеру нечто такое, что заставляет его претендовать лишь на место «второго номера»? Благо кандидатура Олега Рыженкова прошла на ура, и возвращение трехкратного чемпиона мира на пост главного тренера мужской сборной пока выглядит самой позитивной новостью биатлонного межсезонья.

фото дмитрия комашко.

В 2015 году отставка Рыженкова стала полнейшей неожиданностью. Сам он, правда, утверждал, что сюжет оказался предсказуемым, но ведь именно при нем наши ребята, показалось, начали постепенно выбираться из многолетней функциональной ямы. В последние пару лет, к слову, вновь не блистали, но даже сейчас, собираясь на первую тренировку нового межсезонья, Олег Владимирович к жизненным метаморфозам относится философски.

— Надолго ли вернулся? Четких сроков в контракте не прописано, но обсуждали, что команду нужно готовить не только к предстоящему сезону, но и к следующим Олимпийским играм. Выходит, сборную мне отдают «в долговременное пользование». Из этого и буду исходить, но пока только втягиваюсь в работу. Команда молодая, работать с семью спортсменами — это не троих тренировать. Важно правильно оценить все нюансы: оружие, изготовку, стрелковые навыки — растерялись или нет?

— Считается, что для объективной оценки ситуации стоит иногда взглянуть со стороны. Из Литвы удалось подметить что–то важное?


— Первое, что бросается в глаза, — условия. В нашей стране созданы великолепные условия для тренировок. Не только на фоне не самой биатлонной Литвы, но и в сравнении со многими другими странами. Взять хотя бы «Раубичи»: объективно — это один из самых крутых спорткомплексов в Европе. Но ведь все равно периодически кому–то то мест для тренировок не хватает, то инвентаря. Мой опыт подсказывает, что очень немногие умеют по–настоящему ценить то, что имеют. Иногда для повышения объективности оценки окружающей действительности стоит окунуться во что–то другое, что–то потерять.

— Перед вами ставили какие–то задачи?

— Требования простые: подготовка команды к главным стартам и улучшение позиций в Кубке наций. Если мы будем где–то телепаться и не попадать в число 30, 40 или, не дай бог, 60 лучших на этапах Кубка мира, то в чем тогда смысл нашей работы? Опять барахтаться где–то внизу? Одна из основных задач на предстоящий сезон — хорошее выступление на домашнем чемпионате Европы в «Раубичах». Возможно, в олимпийском году этот турнир немного затерялся, но если вспомнить предыдущие сезоны, то в чемпионатах Европы участвовало очень много сильных спортсменов. Правда, в 2019 году на состав участников может повлиять расписание Кубка мира. Буквально перед стартами в «Раубичах» (с 18 по 24 февраля) ведущие биатлонисты уедут на два заокеанских этапа Кубка мира — в канадский Кэннмор и американский Солт–Лейк–Сити. Последняя гонка там состоится 17 февраля, и лидерам будет непросто оказаться в Минске. Тем не менее кто–то может пропустить американские этапы и готовиться к чемпионату мира, да и вообще серьезных спортсменов в современном биатлоне очень много.

— Напомню некоторые цифры. Сезон 2015 года Юрий Лядов заканчивал на 36–м месте в общем зачете Кубка мира, Владимир Чепелин был 42–м. В нынешнем сезоне Владимиру (в основном за счет этапа в Антхольце) удалось выбраться на 68–ю строчку. Сергей Бочарников благодаря попаданиям в двадцатку на этапе в Оберхофе оказался 48–м. Про остальных лучше вообще не вспоминать. Вас не настораживает такая разбежка?

— Наоборот, я считаю, что у нынешней команды достаточно хороший потенциал. Ребята молодые и даже с нынешним уровнем функциональной подготовки при более качественной стрельбе могли бы набирать очки. Точность — наша главная беда.

— На этот счет у меня тоже найдутся показательные цифры. Самым метким из белорусов в минувшем сезоне был Дмитрий Абашев — 83%. Худшим — Владимир Чепелин. Более низкий, чем у него, показатель (69%) из всех участников Кубка мира имели лишь 16 человек. При этом в 2015 году Чепелин на стрельбище из белорусов уступал лишь ныне завершившему карьеру Юрию Лядову. Казалось бы, стрельбу не спишешь на нехватку снега...

— В этом нам и предстоит разобраться: почему ребята на тренировках качественно стреляют из обоих положений, а когда начинаются соревнования... Отчасти на это влияют ошибки при изготовке, отчасти — регулировка ремней, качество стволов и патронов.

— Но ведь каждое лето спортсмены и тренеры ездят на «отстрел», все требования сборной сразу же учитываются и выполняются...

— Тем не менее у мужской команды сегодня очень старые стволы, которые уже отработали свой ресурс. Это может влиять на точность, но пока я не могу назвать одну–две причины наших неудач на стрельбище. Нужно рассматривать всю ситуацию и добиваться улучшения в каждом из компонентов. Хотелось бы выйти как минимум на уровень 2015 года.

С Романом Елетновым.
ФОТО BIATHLON.BY

— В лыжных гонках по итогам олимпийского сезона разогнали, считай, всю сборную и решили начать с чистого листа. Может ли ситуация сложиться так, что перед подобной необходимостью окажется и белорусский биатлон?

— Не думаю, что нас ждет что–то похожее: есть достаточно серьезный запас прочности. Видна молодежь, создана спецгруппа, биатлон развивается, и как раз перспективы вызывают у меня меньше всего вопросов.

— То есть ждать «подвоза» легионеров из России не стоит?

— Целенаправленного массового приглашения точно не предполагается. Но если появится очень сильный спортсмен мирового класса, который захочет защищать цвета белорусской команды, — почему бы и нет?

— Скоро заседание исполкома IBU, который может лишить сборную России права участия в Кубке мира. Теоретически желающие сменить флаг могут появиться. Тем более что с недавних пор президентом Союза биатлонистов России стал не чужой для нас Владимир Драчев.

— Кстати, пользуясь случаем, хочу поздравить Володю. Что же касается желающих, то не исключаю такого варианта. Но напоминаю, что в Беларуси есть свои спортсмены: Максим Воробей, Роман Елетнов, Виктор Кривко, Антон Смольский, Дмитрий Лазовский. Ребята только начинают свой путь во взрослом спорте, и с ними предстоит еще много работать. Но большинство я помню по юниорской сборной и представляю их потенциал. Сейчас важно найти лидера, который мог бы потянуть этих ребят за собой. Потенциально на эту роль может претендовать любой из нынешнего состава. С другой стороны, в свое время такими «локомотивами» для сборной стали пришедшие из Украины и России Елена Зубрилова и Владимир Драчев.

— По ходу сезона из команды ушел Дмитрий Дюжев, перед Олимпиадой от работы отстранили Николая Лопухова... Какая сейчас атмосфера в сборной?

— Очевидно, что проблемы были, и нам предстоит выстраивать микроклимат и приводить обстановку в порядок. Спортсмены — люди амбициозные и не всегда правильно соотносят возможности и желания. Хотя в конечном счете на Олимпиаде наши биатлонисты показали лучший результат в сезоне, и поэтому важно помнить, что в спорте важны не только цифры, но и люди. Биатлон в последние годы значительно «повзрослел», средний возраст призеров Олимпиад колеблется в районе 28––32 лет, и зачастую приходится достаточно долго «стоять в очереди» за результатом. Если в команду сегодня пришел Лопухов, Рыженков или кто–то еще, не стоит ждать, что в этом же сезоне результаты начнут резко расти. Но при этом некоторые спортсмены воспринимают ситуацию именно с этой точки зрения: «Тренер сменился — сейчас–то как побежим!»

— В скором времени в Беларуси должен появиться круглогодичный лыжный тоннель. Он поможет улучшить ситуацию с подготовкой?

— Это также не панацея. Да, польза от него будет, но, думаю, главная задача этого сооружения — развитие массового и детского спорта. С точки зрения профессионального спорта есть вопросы. Какой длины, к примеру, можно построить тоннель? Километр? Это немного. Во–вторых, рельеф. Перепад в 15 метров? Это один подъем и один спуск. Сколько тренировок можно провести в этом тоннеле? Да, его можно и нужно использовать для отработки техники, но для функциональной работы, подводки к сезону это сомнительное решение, и «снежных» сборов тоннель точно не заменит. И если уж мы заговорили про тоннель, то важно не забывать, что ситуацию нужно менять комплексно. Например, в последнее время федерация прилагает много усилий, чтобы помочь детским школам (и особенно в отдаленных регионах). Думаю, рано или поздно эти усилия принесут результат, но его нужно дождаться.

komashko@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена без письменного разрешения редакции. Цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости