Прирожденные воришки

Кто такие шоплифтеры и как с ними бороться

Шоплифтеры, а по-простому мелкие воришки, действуют по правилу: «зачем платить в магазине, если можно украсть». Свое «увлечение» молодые люди оправдывают по-разному: кто-то утверждает, что борется с несправедливо завышенными ценами, другие жалуются на нужду. Но есть и такие, кто ворует только ради острых ощущений.

Нарушители закона должны быть наказаны.
фото interesno.org.ua

Вообще, в нашей стране шоплифтинг — не массовое явление, хотя, безусловно, и у нас также встречаются помешанные на приключениях хулиганы. В МВД мне рассказали, что их действия расцениваются как мелкое хищение и относятся к административным нарушениям. Если шоплифтер украл товар на сумму не больше 10 базовых величин (245 рублей), он должен выплатить штраф от 10 до 30 базовых (245— 735 рублей). Вероятно, за повышенное сердцебиение мелкие воришки готовы платить такую цену. Но не стоит расслабляться, ведь если нарушителя поймают во второй раз в течение года — административного ареста не миновать. 

В прошлом году сотрудниками территориальных органов внутренних дел было составлено 32 554 протокола, а в 2016-м — 32 374. Небольшая разбежка дает основания утверждать, что ситуация с кражами стабильная, небывалых всплесков нет, — комментируют сотрудники пресс-службы МВД.

Хвастаться шоплифтерам, разумеется, нечем, ведь они нарушают закон. Мне удалось разыскать парня, согласившегося откровенно рассказать о своем незаконном хобби. Антон — девятнадцатилетний студент одного из престижных вузов Минска. Проблем с финансами у него нет: родители не жалеют денег на карманные расходы. 

— Однажды я случайно вынес из Центрального книжного «Макулатуру» Буковски, — вспоминает Антон. — Я просто сунул книгу в карман, потому что в руках держать было неудобно, а корзинку не нашел. Вышел из магазина и уже в метро понял, что не расплатился. Возвращаться не хотелось, приехал домой и рассказал об этом «приколе» друзьям. А они в шутку назвали меня шоплифтером. 

О новом для себя направлении молодой человек решил почитать в интернете. Тогда же нашел несколько групп в социальных сетях, где хвастаются «уловом» приверженцы этой субкультуры, и решил рассказать подписчикам свою историю, прикрепив фото книги. 

— В ответ посыпались одобрительные комментарии и приглашения вступить в «клуб». Я сначала удивился, но потом заинтересовался и решил уже намеренно повторить свой «подвиг». Я знаю, что шоплифтеры чаще промышляют в продуктовых магазинах или бутиках. Они кичатся борьбой с капитализмом и богачами, считают, что не воруют, а перераспределяют. Но это неинтересно: раз уж книга меня привела к этой субкультуре, пусть она и остается моим талисманом. 

Некоторыми «трофеями» он особенно гордится. Так, из популярного питерского книжного магазина ему удалось унести «Большой иллюстрированный толковый словарь русского языка» Владимира Даля. Говорит, воровать там было сложнее всего — почти на каждом товаре есть антикражные наклейки.

— У меня есть правило: иметь при себе сумму, равную стоимости украденной книги. Я примерно знаю, за чем иду и сколько это будет стоить. Всегда можно притвориться, что задумался и случайно вышел, не заплатив. 

К слову, Антон не стыдится своего хобби, причисляя его к философскому течению, а не воровству.

— Я делаю это не из-за нужды, а чтобы нервишки пощекотать, ощущение бешеного страха меня будоражит. Ни с кем не соревнуюсь и в сеть фото больше не выкладываю — считаю это глупой забавой. Идеология шоплифтинга выше этого.

Узнаю у сотрудников минских книжных магазинов, как часто воруют их товар. Бондаренко Елена, заведующая Домом книги «Светоч», рассказала, что крадут в основном детскую художественную литературу: «Она очень дорогая, потому популярная на рынке сбыта. Каждый родитель будет готов ее купить за стоимость чуть ниже магазинной. Это на руку наркоманам и алкоголикам — в основном воруют они, чтобы потом перепродать. Вообще, тому, кто хочет украсть, это сделать несложно, особенно в сезон, когда все болеют. Продавцов остается мало, они не успевают за всеми проследить. Кроме литературы,
воруют мелкий товар: открытки, блокноты — они у нас лежат в свободном доступе на кассах. А к сентябрю часто недосчитываемся десятка пачек фломастеров и карандашей. Но сейчас мы получаем больше чипов на книги, поэтому краж должно стать меньше. Воровать априори плохо. Я считаю людей, занимающихся шоплифтингом, психически больными. Очевидно, у них это какое-то соревнование: кто больше украдет, у того и «лавры». 

А вот Нина Ивановна — продавец «Академкниги» — удивляется, узнав от меня новое слово: 

— Мы о шоплифтерах впервые слышим, — смеется она. — В магазин приходят библиотекари, пожилые люди, дети — они все очень хорошо воспитаны. Недавно был переучет. Могу похвастаться: у нас недостач нет, все тютелька в тютельку. 

В Министерстве внутренних дел к шоплифтерам отношение однозначное: нарушители закона должны быть наказаны. Оно и понятно: воровство — преступление, какой бы надуманный смысл в него кто-то ни вкладывал. А если не хватает острых ощущений, лучше роупджампингом заняться — платить, правда, придется, но хотя бы не своей свободой.

Христина СКУРАТОВИЧ

kristina_sskuratovich@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...