Вместе с орнитологом мы посмотрели, какие птицы прилетели на родину раньше срока

Принесли весну на крыльях

Семен ЛЕВЫЙ наблюдает за птицами уже 28 лет и может отличить по звуку несколько сотен видов.
Весна — то самое прекрасное время, когда утро начинается не с кофе, а с проблесков солнечного света и трелей птиц под окном. Кстати, в этом году комфортная погода и избыток насекомых для пищи поманили пернатых домой куда раньше обычного — еще в конце февраля. Корреспондент «Р» вместе с орнитологом Семеном Левым проверила, какие виды птиц уже вернулись в страну, и заодно узнала, почему уток нельзя кормить батоном и как себя вести в лесу, чтобы увидеть редкую особь.

Разговор на птичьем языке

Что может быть лучше, чем встретить раннее утро на свежем воздухе в парке? Правильно, провести его там в компании с профессионалом, который только лишь по звуку может распознать несколько сотен видов птиц и рассказать самые интересные детали об их жизни. 

Еще у входа в Лошицкий парк Семен Левый протягивает мне бинокль неброского камуфляжного цвета.

— Я уже могу считать себя орнитологом? — мой наивный вопрос рассмешил специалиста.

— Вы скорее начинающий бердвотчер. Наблюдение за птицами — это хобби, которое зародилось больше 100 лет назад, в нашей стране оно набирает популярность. Бердвотчеру достаточно взять бинокль, определитель (книга с фотографиями и описанием птиц. — Прим. авт.) и ходить прогулочным шагом, наслаждаться процессом и природой. А орнитологи — это ученые, которые хотят узнать о птицах как можно больше. Если я увидел, например, синицу, то должен выяснить, какая у нее территория обитания, чем она питается, как долго длится сезон гнездования и многие другие нюансы.

Семен заинтересовался птицами еще в 8-м классе, когда родители подарили ему волнистого попугая. Чтобы узнать, как за ним ухаживать, он прочитал книгу о пернатых, которых содержат в клетках. Так школьник познакомился с двадцатью новыми для себя видами птиц.

— Потом втянулся, стало интересно, а кто еще есть в нашей стране. За год перечитал много литературы и выучил около 1000 видов, 330 из которых живут в Беларуси. Поощряли мое увлечение и одноклассники, говорили, что я особенный, птицы — это моя фишка. Потом поступил в Брестский государственный университет на преподавателя биологии и химии (исключительно на орнитолога учат только в БГУ. — Прим. авт.). С 2003 года работаю с детьми, руковожу научным обществом учащихся. А в 2006-м пришел в общественную организацию «Ахова птушак Бацькаўшчыны», где тружусь по сей день.

Лазоревка обыкновенная.

Орнитолог прерывает рассказ на полуслове и показывает жестом, что нужно остановиться. Оглядываюсь по сторонам: птиц рядом нет, но до нас доносится многоголосый перелив.

— Это зяблик поет, — заметив на моем лице удивление, объясняет: — Мне нужно различать звуки более двухсот видов пернатых, потому что они не всегда показываются человеку, а учеты птиц вести как-то нужно, даже если их только слышно. Зяблик интересен тем, что это самая многочисленная птица Беларуси, их вид насчитывает порядка 10 миллионов взрослых пар. В большинстве своем зяблики на зиму улетают недалеко — в страны Средиземноморья. 

С ветки на ветку

Словить взглядом зяблика все-таки удается: крохотная птичка с серо-голубой «шапочкой» перепрыгивает с ветки на ветку, поднимаясь все выше к макушке дерева. Дальше без бинокля не обойтись, но, как оказалось, справиться с ним не так-то просто: пока борюсь с расплывчато-туманной дымкой перед глазами, птичка улетает восвояси. Но я не отчаиваюсь — повезет в другой раз. 

Зяблик.

— Сначала нужно найти объект глазами, а потом навести на то место бинокль, — предостерегает меня от будущих неудач Семен. — С птицами бывает сложновато, а как вы хотели? Они очень подвижные и не сидят на одном месте. Хотя в парке проще, здешние жители привыкли к людям. Это в лесу нужно быть максимально осторожным и неприметным: надевать неяркую, а лучше камуфляжную одежду, передвигаться бесшумно. 

В десяти метрах от нас орнитолог замечает дроздов-рябинников, пытающихся найти себе пищу. Картина животрепещущая: пятнистые птички роют клювом землю в попытке достать дождевого червя. Спрятался он глубоко, но от голодных хищников спастись все-таки не удается: они быстро выкорчевывают длинную тонкую «змейку» и делят между собой. Что ж, в природе выживает сильнейший.

Дрозд-рябинник.

Миграционный период

Семен рассказывает, что весенний прилет начался еще в феврале и продлится до конца мая. Первыми домой вернулись ближние мигранты: гуси-гуменники и белолобые гуси, полевые жаворонки, чибисы и серые журавли. За ними прилетели белые аисты, большие подорлики (они обычно зимуют в Африке и Греции) и некоторые виды куликов. Удивились орнитологи, когда 20 марта увидели первую деревенскую ласточку, обычно этот вид прилетает только в середине апреля. Кстати, за прилетом белых аистов, деревенских ласточек и еще пяти видов птиц следят по всей Европе во время международной акции «Живая весна». Когда в эту пору года вы увидели впервые названные виды, можно занести данные на специальный сайт springalive.net. Пока белорусы наиболее активно участвуют по сравнению с другими странами.

Скворец.

— Всего на начало апреля в страну вернулось более 40 видов птиц. Но сейчас численность прилетевших не очень высокая — большинство насекомоядных пернатых, которые прилетают в апреле, пока не появились. Ждем мы и два вида, которые зимуют в Китае и Индии, — обыкновенную чечевицу и зеленую пеночку, они появятся в мае. У меня часто спрашивают, что делают птицы, если погода, как сейчас, нестабильна и часто возвращаются холода. Многие на это никак не реагируют, им главное — найти корм. А вот те же ласточки, если не могут прокормиться, кочуют на юг — за день они могут пролететь пару сотен километров.

В этом году, по словам орнитолога, первые перелетные птицы вернулись раньше положенного срока. 

— Ближние мигранты, которые зимуют в Европе, видят, что погода теплая, и сразу возвращаются домой. А вот те, кто находится в это время в Африке, не знают об изменениях климата и прилетают как положено. Вот они и попадают в ловушку: насекомые пробудились раньше, их съели другие птицы, массового корма для птенцов уже нет. Это считается серьезной проблемой, влияющей на успех гнездования.

Минуя тропинки, приближаемся к водоему, над которым вуалью кружат белые чайки, они тоже недавно вернулись из теплых стран. В середине озера резвятся красноголовые нырки — только фотограф наводит на них объектив, как птицы прячутся под воду, словно дельфины. Навстречу нам выплывают утки — чувствуют, что сейчас их покормят. 

— А за городом такого бы не случилось, потому что сейчас идет весенняя охота и водоплавающие птицы боятся, что их могут подстрелить, — подмечает Семен. Заметив, что я хочу покрошить батон, останавливает: — Кормить уток можно, но только не мучным. В следующий раз лучше принесите пророщенное зерно или хотя бы магазинные овсяные хлопья «Экстра», посыпьте их вдоль кромки воды. А вообще, мы советуем кормить водоплавающих птиц, если температура воздуха -15 °C и ниже, в остальных случаях природной еды им достаточно.

glushko@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Владимир ШЛАПАК
Загрузка...