Приключения девушки с веслом

Экстремальные записки корреспондента "СБ" Как я была девушкой с веслом Попытка стать туристом-экстремалом едва не стоила корреспонденту "СБ" жизни.
Экстремальные записки корреспондента "СБ"

Как я была девушкой с веслом

Попытка стать туристом-экстремалом едва не стоила корреспонденту "СБ" жизни...

Кто же откажется от милого приключения, пребывая в блаженном отпускном состоянии? А уж если сие состояние вы обрели в Турции, где люди готовы из кожи выпрыгнуть, но угодить туристу, которому деньги на карман давят, тем более. Особый кайф нынче - отдых экстремальный. И чем рискованней - тем дороже. "Фишка" последних лет - рафтинг. Спуск по горной реке на надувных лодках-плотах.

Не сказать, чтобы сплав по бушующей реке был мечтой всей моей жизни, но я поддалась на уговоры. Поначалу все было просто прекрасно. Пока мы ехали на маленьких автобусиках в горы. Ехали часа полтора. Как и подобает настоящему, не "матрасному", туристу, я выражалась восторженными междометиями и "щелкала" горные пейзажи. Два молоденьких турка, которым предстояло быть инструкторами в наших лодках, возлежали впереди, забросив ноги на панель бусика. Их спокойствие усыпило бдительность.

Когда мы прибыли к месту старта, кое-что насторожило. Во-первых, слишком мутная, всколоченная вода в речном русле. Во-вторых, экипаж, в который мы попали. Он оказался интернациональным. В лодке: муж, я, инструктор и два невозмутимых молодых англичанина. Глядя на них, вообще создавалось впечатление, что они садятся в лодку чайку хлебнуть. Поскольку английский для нас понятней, чем для них русский, командовать договорились по-английски.

Инструктаж прошел быстро. Мы помахали в воздухе веслами - "вперед", "назад", отработали, как приседать на дно лодки, когда опасно. И еще - как скрещивать весла и всем экипажем радостно кричать, преодолев сложный порог. После экипировки мы стали похожи на бейсболистов: жилеты, каски, вместо биты - весло. Пляжные тапочки привязали к ногам бечевкой - мало ли. Впрочем, объяснили, что бояться нечего, - трасса практически безопасная. На всякий случай, правда, обронили, что если перевернется лодка и вас случайно накроет, то это совсем не страшно: в днище есть отверстия, которые пропускают свет и воздух. После этих слов возникло дикое желание убежать. Дело в том, что плаваю я более чем скромно: 50 метров в бассейне с горем пополам. Мой муж - в прошлом пловец - называет мой стиль лаконично: "топорик" или "буек". Да и воды боюсь панически. Потому захотелось лучше поупражняться в беге по пересеченной местности. Но отступать было как-то стыдно. Да и успокоили: гид сказал, что переворачивалась лодка последний раз года 4 назад. Так я оказалась в лодке.

Было совсем не страшно: припекало солнышко, искрилась и брызгалась вода. Вот один порожек прошли - постучали веслами. Второй с горем пополам миновали. Судорожно вцепившись в страховочную веревку на борту, я больше ее не отпускала и в общем хлопанье веслами уже не участвовала. Еще три-четыре порога прошли спокойно. А дальше...

Совершенно не помню, как - это произошло за доли секунды - наша лодка перевернулась. Накрыло, нетрудно догадаться, кого. Единственное, что подумала: "Не может быть". Чья-то сильная рука вытянула меня наконец из загробного мира. Пытаясь отплеваться от воды, одной рукой сжимала бечевку, другой - весло. О веслах нас инструктировали, как ни о чем другом: "Каждое весло стоит 30 долларов, - не раз повторял наш гид. - Если вы выпали из лодки и выпустили весло, ловить будут сначала его, а потом вас". Чтобы меня поскорей спасли, я изо всех сил сжимала проклятое весло. Мои тапочки сразу, невзирая на веревки, уплыли.

Наш экипаж вцепился в перевернутую лодку. Лица англичан по-прежнему оставались невозмутимыми. Из соседней лодки нам бросили веревку. Один из сынов Альбиона так же невозмутимо ее не поймал. И все. С этой минуты у нас больше не было шансов. Только мы об этом не знали...

Дело в том, что перевернулись мы перед самым длинным и сложным каскадом порогов. И здесь (если бы могли это знать!) надо было не весла и лодки ловить, а всеми силами пытаться выбраться - не важно, как и куда...

Нас смыло, словно песчинки. А то, что мы пытались держаться за лодку, лишь придало скорости. Пустая лодка легко неслась по бурному потоку. За ней и мы. Инструктор остался далеко позади. Вся остальная наша группа - тоже. Сколько впереди порогов и когда они закончатся, сказать было некому.

Говорят, люди, пережившие автокатастрофу, практически никогда ее не помнят - защитная реакция мозга. Я же помню каждую секунду этого спуска. Как без конца булькала вода, как, в конце концов, меня подхватил муж и, отодрав-таки от лодки, выталкивал на поверхность, чтобы могла глотнуть воздуха. Вместо того чтобы дышать, я орала. Здесь (в шоке люди могут выкидывать интересные коленца) я начала вопить о помощи по-английски. Как будто от этого нас спасали бы быстрее. Впрочем, кричала уже от безнадеги: нас все "колбасило", порог проносился за порогом, без конца погребало под бурным потоком, тащило, больно царапая по камням, а помощи все нет. Сил выкарабкиваться уже не осталось даже у мужа. Впрочем, один невозмутимый англичанин, тот самый, что не поймал веревку, успел отсоединиться и вскочить на торчавший камень. Там его позже и подобрали. А вот второй повел себя по-настоящему неожиданно: все это время он помогал русскому, видя, что тому сложно справиться с впавшей в истерику женой. Выражение его лица не менялось. Он был все так же невозмутим.

В конце концов я охрипла орать "Хелп!!!". Ни русские, ни англоговорящие боги не слышали моих воплей. Стало все равно.

Только сына жалко - как он без мамки будет?

Наконец мы увидели лодку, застрявшую на камнях перед порогом. Как оказалось потом, этот порог был самым высоким, и застрявшая лодка - наше единственное везение на этой экстремальной прогулке. Нас вытянули. Англичанин молчал, я мычала, муж пытался по-английски объяснить людям в лодке, почему мы так необычно передвигаемся. Когда у нас попытались спросить что-то на английском, мы наконец поняли: в лодке - русские. Тут муж просто, по-русски, выругался. Скомканно описали свои приключения. Я была как никогда лаконична. Побулькала только: "Кажется, я умерла".

Худенькая девочка в лодке, глядя на нас, ободранных и синих, вожделенно произнесла

: - Как я вам завидую! Вы осуществили мою мечту!

Я не ответила.

Когда прошли весь каскад, сделали привал. Прибыли наши. Что-то говорили. Огляделась - пересчитала ссадины и синяки, вытряхнула из купальника и шорт песок и мелкие камни и ветки. Войти в лодку снова было выше моих сил. Но деваться некуда: вокруг отвесные скалы. Когда заставили глотнуть рому из чьей-то фляги, стало полегче. Вновь говорить я смогла лишь после того, как мы наконец вырулили в ровное и спокойное русло.

Весь наш "заплыв" длился минут 10 - 15. Мы барахтались целую вечность.

Уже на берегу к нашему немалому удивлению экипажи из других лодок вернули наши тапочки (!) и весла. А на вопрос мужа: "Опасно ли было?", у инструктора-турка глаза стали вдвое больше его некрупного смуглого личика.

Как-то, сидя в прибрежной кафешке (за свое чудесное спасение долго еще потом я пиво мужу проставляла), супруг признался, что после первых двух порогов уже не мог предположить, чем эта история закончится. Все инструкции о том, как следует держаться, оказавшись в воде, бесполезны. Нас несло и бросало так, как было угодно волнам. И спасибо им, что наши ноги не застряли где-нибудь в расселине и "ходовую" часть не размозжило о камни.

Вернувшись из отпуска, я облазила в Интернете практически все русскоязычные сайты о рафтинге. Везде - это милое и безобидное приключение. Совершенно безопасное. Некоторые турфирмы даже не запрещают брать с собой детей. И, захлебываясь, рассказывают о том, как это незабываемо.

Незабываемо - это правда. Захватывающе - тоже правда. И рассказывать об этом будете с удовольствием. Правда, если не захлебнетесь.

Фото автора.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?