Прикинулись шлангом

Вынесен четвертый приговор по громкому уголовному делу, связанному с нелегальным ввозом в нашу страну 24 тысяч тонн автомобильного топлива. Если раньше в места не столь отдаленные отправлялись исполнители и мелкие сошки, то на сей раз на скамье подсудимых оказались трое идейных организаторов хитроумной аферы...

Вынесен четвертый приговор по громкому уголовному делу, связанному с нелегальным ввозом в нашу страну 24 тысяч тонн автомобильного топлива. Если раньше в места не столь отдаленные отправлялись исполнители и мелкие сошки, то на сей раз на скамье подсудимых оказались трое идейных организаторов хитроумной аферы. Результаты расследований многочисленных эпизодов незаконной предпринимательской деятельности описаны в сотнях томов уголовных дел. Масштабы финансовых махинаций поражают: преступники ввозили топливо караванами автоцистерн и только за год заработали около 20 миллионов долларов. Государственная казна при этом не пополнилась ни на копейку.


Как проворачивались махинации на миллионы долларов и почему вообще их воплощение стало возможным?


Мимо казны


То, что в сфере торговли нефтепродуктами далеко не все чисто, стало ясно еще несколько лет назад, после первых проверок Комитета госконтроля.


— Лицензию на оптовую торговлю имели более 400 организаций, однако у многих из них не было бухгалтера или должности бухгалтера и директора совмещало одно и то же лицо, — вводит в курс дела начальник управления контроля за обращением подакцизных товаров и реализации конфискованного имущества КГК Елена Масурновская. — Главной странностью было то, что при больших оборотах нефтепродуктов в бюджет поступали незначительные налоги или этих платежей вообще не было.


Выявлялось и множество других настораживающих моментов: нередко на балансе организаций, торгующих топливом, числились лишь столы и стулья. Бензин и дизельное топливо российского производства оприходывались по документам от организаций, которые не были официальными импортерами или производителями нефтепродуктов. Зачастую подписи и печати на приходных документах оказывались поддельными и т.д.


Из материалов проверок выходило, что в страну ввозится огромное количество горюче–смазочных материалов без уплаты необходимых акцизов и пошлин. Только акцизного налога бюджет недополучил на десятки миллиардов рублей. Результаты проверок были переданы в департамент финансовых расследований Комитета госконтроля и стали основанием для возбуждения множества уголовных дел.


— Уголовные дела в отношении недобросовестных предпринимателей, занимавшихся продажей дизельного топлива и бензина, возбуждались по всей стране: в Витебске, Могилеве, Минске. Стало ясно, что действует несколько организованных преступных групп, — раскрывает подробности расследования старший следователь по особо важным делам ДФР Комитета госконтроля Юрий Король. — В последнем на сегодняшний момент уголовном деле к ответственности удалось привлечь не только исполнителей, но и нескольких главных организаторов, разработавших многоуровневую схему легализации ввезенного из России топлива. Среди них, например, россиянин Сергей Щ. (фамилия не указывается, так как приговор еще не вступил в законную силу. — Прим. авт.).


Фактически топливо проделывало относительно недолгий путь: заливалось в бензовозы на заводе в Смоленске, оформлялось на российской таможне, пересекало границу и доставлялось на белорусские заправки. Скажем, машина выезжала вечером из Смоленска, а уже утром следующего дня нефтепродукты сливались на заправках в Минске. В пути следования на топливо несколько раз менялись пакеты документов. Границу машины пересекали ночью, улучив момент, когда не было поблизости милицейских патрулей. Для этого злоумышленники расставляли дежурить собственные наряды. Бензовозы шли колоннами от 3 до 7 автомобилей. За год они делали около 1.000 рейсов.


Хитроумный план


А вот де–юре бензин и дизель, перед тем как появиться на заправках, проделывали долгий и запутанный путь. Каким чудесным образом они перевоплощались из контрабандного топлива в якобы легальный нефтепродукт белорусского производства?


Московские фирмы, принадлежащие Сергею Щ., закупавшие топливо в России, как и положено, оплачивали таможенную пошлину на вывоз горючего, оформляли все необходимые таможенные декларации. Все было вполне законно. Беззаконие начиналось после пересечения машинами российско–белорусской границы.


— Если ввозишь в Беларусь топливо из–за границы, установлен акциз, — уточняет нюансы законодательства Юрий Король. — На сопроводительные документы должны наклеиваться контрольные марки, которые субъект хозяйствования получает, перечислив на расчетный счет налоговой инспекции деньги. Марка действительна на один ввоз и сделана так, что после одного использования должна саморазрушаться. По закону, если предприниматель ввез топливо, он должен прийти с документами в налоговую инспекцию, поставить штамп, то есть погасить использованный контрольный знак.


Злоумышленники старые марки гасить не спешили, а научились подделывать: благодаря нескольким ловким манипуляциям превращали их из одноразовых в многоразовые. И клеили их из рейса в рейс на разные документы.


В российских накладных получателями топлива значились определенные белорусские фирмы. Однако до них оно не доходило. Во время следствия выяснилось, что фирмы эти никакой хозяйственной деятельности не вели, а были лишь звеном одной большой преступной цепи. Их директорами были подставные лица, разные васи пупкины. Лицензий на оптовую торговлю топливом у этих фирм не было.


На территории Беларуси с топливом происходили удивительные метаморфозы: по документам после пересечения границы оно как будто испарялось.


Чудеса перевоплощения


Всплывал российский дизель и бензин уже с фальшивыми документами под видом белорусского топлива в совершенно других организациях.


— Очередным звеном в криминальной схеме становились так называемые «черные помойки»: лжепредпринимательские структуры, которые либо были ликвидированы, либо находились в стадии ликвидации, — листает материалы уголовного дела Юрий Король. — Как правило, там использовались поддельные печати, директорами значились люди умершие или с психическими расстройствами. «Черная» фирма, в свою очередь, по фиктивному договору и липовым товарно–транспортным накладным документам перепродавала это топливо другим фирмам. Тем, которые обладали необходимыми лицензиями на оптовую торговлю нефтепродуктами. Таким образом, автомобильное топливо легализовывалось на бумаге. И по документам его поставки на заправки выглядели вполне законными: «дельцы» закладывали в цену каждого литра продаваемого топлива все государственные акцизы и налоги, которые потом просто присваивали.


На одной машине топлива преступники «зарабатывали» от 5 до 10 тысяч долларов.


Когда заправки по безналичным расчетам рассчитывались за полученное топливо, деньги нужно было как–то вывести в Россию. Это делали с помощью договоров перевода долга, по которым финансы поступали по запутанной цепочке на счета английских фирм, открытых в банках Латвии, после чего перечислялись в Россию.


— В одном из случаев преступный доход был легализован через строительство жилья, — уточняет начальник следственного отдела ДФР Виталий Дранкевич. — Одна из фирм около 6 миллионов долларов безналичных денег, полученных после реализации топлива на заправках, передала в виде беспроцентного займа некоей организации, строящей многоквартирный дом в микрорайоне Сухарево–5. 23 квартиры из этого дома остались за злоумышленниками. Правда, воспользоваться жилплощадью они не успели, так как были арестованы. Позже это имущество подпало под конфискацию.


Итог и выводы


Сергея Щ. суд Московского района Минска приговорил к 5 годам и четырем месяцам лишения свободы с конфискацией имущества. Его подельники получили по 3 с половиной года с конфискацией имущества. Под арест попали 2 коттеджа, 25 квартир, 6 легковых автомобилей, 2 грузовых седельных тягача с полуприцепами–цистернами, принадлежащих участникам организованной группы.


— Подобные махинации оказались возможными из–за серьезных пробелов, которые существовали в сфере торговли нефтепродуктами, — подводит итог Елена Масурновская. — Лицензию на торговлю топливом оптом мог получить буквально любой субъект хозяйствования, отсутствовало взаимодействие между налоговыми и регистрирующими органами. Теперь требования к соискателям значительно ужесточились. Чтобы получить лицензию, юридическое лицо должно иметь склад для хранения нефтепродуктов и торговать исключительно с тех торговых объектов, которые указаны в лицензии. Разработана и процедура аннулирования лицензий для недобросовестных предпринимателей. Законодательная база серьезно усовершенствована, что должно исключить развитие теневого бизнеса в сфере торговли нефтепродуктами.


Число лицензиатов за последние два года уменьшилось почти в пять раз, лицензий были лишены свыше 300 недобросовестных участников рынка нефтепродуктов. При этом значительное сокращение оптовых торговцев никак не повлияло на обеспечение страны автомобильным топливом, а только оздоровило ситуацию в данном сегменте рынка.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?