Пригрели пиромана

Сначала он поджигал двери ФСБ России, теперь - Центробанк Франции

Во Франции чуть не сгорел Центробанк — ночной поджог. Пока преступник фотографировался на фоне пламени, его задержали — и, говоря по–французски, пришли в недоумение. Поджигателем оказался бывший россиянин Петр Павленский — а ведь только весной Франция предоставила ему политическое убежище!


Вы не знаете, кто это такой? Да бросьте — это же крупнейший «художник–акционист» нашего времени, видный российский борец с режимом! По крайней мере, именно так до вчерашнего утра считали западные интеллектуалы вообще и французские власти в частности. Он зашивал себе рот «За Pussy Riot», он прибивал себя за причинное место к брусчатке Красной площади (да–да, молотком по гвоздям), он, наконец, поджигал дверь здания на Лубянке. И вот теперь — какой пассаж! — принялся делать ровно то же самое в цивилизованной до потери чуйки Европе. Куда уехал, спасаясь от уголовного преследования «за побои», — и правда, согласитесь, этакая творческая неудача.

Вряд ли французы знают русскую классику: «Так он, лукавый, презлым заплатил за предобрейшее?» А если бы и знали, уж точно не процитировали бы до конца: «Повинен смерти!» Им сейчас важно придумать, что по поводу «политического эмигранта» и одновременно «неугомонного акциониста» говорить. И что делать. Потому что сложить два и два интеллектуалы смогут: заплатив штраф (вернее, за него заплатят — явно ведь есть кому), Павленский поедет прибивать свои тренированные уже части тела либо на Трафальгарскую площадь, либо к Бранденбургским воротам. Чтобы затем вновь зашить себе рот... да хоть «За Марин Ле Пен» — найдется за кого! Ведь все опробовано, все работает — зачем же что–то придумывать? Даже вдали от европейских ценителей эти номера давали эффект — так нужно повторить для богемной элиты «вживую», пусть порадуются!

Но боюсь, российского скомороха ждет тяжелое разочарование. Европейцы ведь вполне могут вспомнить свою «цивилизационную миссию»: давать наглядные уроки демократии всем отсталым народам. И когда он приколотит себя к берлинской, скажем, мостовой, полицейские просто не будут его «снимать». Еще подойдут и тяжелым германским сапогом вколотят те гвозди по самую шляпку. И уйдут.

А если какие–нибудь сердобольные женщины из, например, полузабытых уже Femen (одна из таких снимала поджог французского Центробанка) помогут тому отгрызть себе что–нибудь и уйти, то потом Павленскому обязательно зашьют рот. Не в знак солидарности или протеста — просто зашьют. Чтоб неповадно. Поверьте, в Европе это тоже умеют, когда надо.

mukovoz@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?