Приговор судьбы

Убийство витебской школьницы раскрыли 25 лет спустя

Сентябрьским вечером 1991 года у ученицы витебской средней школы № 3 Вали Скворцовой (имена действующих лиц изменены. — С.Г.) занятия окончились около 17.00. Третьеклассница сложила учебники в портфель и вышла на крыльцо. Она жила в военном городке «Журжево», до которого по улице Гагарина путь неблизкий. Поэтому Валин отец договорился с соседом, что они по очереди будут забирать дочерей–сверстниц с занятий. В тот вечер приехал сосед. Поздоровавшись с Валей, попросил подождать, пока зайдет в школу за своей дочкой. Когда же через 10 минут они возвратились, Скворцовой на крыльце не оказалось. Не было ее и дома. Родители забеспокоились и позвонили в милицию. Два дня поисков результата не дали. На третий день старшеклассники, убиравшие мусор за школьными сараями, наткнулись на мешок с телом Вали. Девочку изнасиловали и задушили. Через несколько недель резонансным уголовным делом занялись минские следователи Генеральной прокуратуры. Раскрыть его, к сожалению, не удавалось. В 1994 году расследование приостановили. Узнать имя убийцы удалось только спустя четверть века.

Версии и экспертизы


Сегодня полковник Алексей Белозоров — пенсионер. В отдел по раскрытию преступлений прошлых лет управления уголовного розыска криминальной милиции УВД Витебского облисполкома он пришел в 2005–м, но о событиях 1991–го в СШ № 3 знает практически все:

— Милиция тогда, считай, всю школу перевернула, перетрясла все мусорные контейнеры, канализационные люки, заброшенные сараи и подвалы в микрорайоне. Проверила десятки бывших зэков, судимых за изнасилования и развратные действия. Отрабатывалась версия, по которой школьницу якобы насильно усадили в белые «Жигули» и увезли. Безрезультатно! Не смогли тогда вывести и геном убийцы из спермы, обнаруженной на куртке жертвы и мешке. Даже в Германию и Россию биологический материал отправляли. Но технические возможности в то время были скромными. Лишь группу крови убийцы — II положительную — установили. Искали такую же у мужчин, имевших отношение к школе, но совпадений не обнаружили.



Генотипоскопическая экспертиза, назначенная по уголовному делу в 2007–м, также результата не дала.

Результат, которого ждали


Убийство Вали Скворцовой перешло в разряд преступлений прошлых лет. Их периодически изучает Следственный комитет. Проанализировав материалы дела Скворцовой, в начале 2016–го заместитель начальника управления по расследованию преступлений против личности и общественной безопасности главного следственного управления центрального аппарата СК Александр Цыганок пришел к выводу, что расследование можно возобновить, и назначил очередную генотипоскопическую экспертизу. Результат превзошел все ожидания: экспертам удалось, наконец, выделить генотипы двух человек, которые могли быть причастны к совершению преступления! Один из них, по словам полковника юстиции Цыганка, возглавившего межведомственную группу по раскрытию уголовного дела, уже значился в базе правоохранительных органов:

— Речь идет о слюне и клетках кожи Евгения Рябцева, которые обнаружили на вещдоках. Мы изучили его личность и выяснили, что в сентябре 1991 года он входил в бригаду строителей, делавших ремонт в школе.


Однако совпадение генотипов, рассказывает Павел Дашкевич, следователь по особо важным делам управления Следственного комитета по Витебской области, еще не повод доставать наручники и везти человека в тюрьму:

— Совпадение — повод, чтобы пристальнее присмотреться к человеку. Выяснить, каким образом его следы оказались на месте преступления.

К слову, подозрения с Рябцева сняли достаточно быстро. Его следы на мешке, в котором была спрятана жертва, оказались лишь потому, что он постоянно кашлял и плевался из–за беспрерывного курения. Но, говорит Павел Дашкевич, отработать нужно было еще девятерых коллег Рябцева по строительной бригаде:

— Практически все они злоупотребляли спиртным. Из–за нездоровой тяги к алкоголю дисциплина в бригаде хромала. Поэтому она не справилась с ремонтом за лето и задержалась в школе до осени.

Чудовище из бытовки


Далее нужно сделать небольшое отступление и рассказать об особенности работы уголовного розыска. Когда умирает человек, при вскрытии трупа в морге, как правило, берут образец крови и хранят его определенное время. Алексей Белозоров вспоминает, что еще в 2011–м, проверяя такие образцы, его подопечные обратили внимание на один из них, принадлежащий некоему Михаилу Никитину, повесившемуся в Шумилинском районе в 2005 году:

За этим сараем на территории школы нашли мешок с останками.

— Нас заинтересовало его криминальное прошлое. В 1997 году на Шумилинщине он убил доярку — нанес несколько ударов ножом, голову пробил монтировкой. Тело спрятал в дренажной трубе. Жестокость и изощренность преступника наводила на мысль, что за ним может тянуться шлейф темных дел. Поэтому его кровь отправили на экспертизу, чтобы выделить геном.

И оперативники не прогадали. Именно ДНК Никитина совпала со вторым генотипом, который в 2016–м сотрудники Госкомитета судебных экспертиз обнаружили на вещдоках, изъятых с места убийства школьницы. Тогда Никитину было 27. В бригаде, делавшей ремонт в СШ № 3, он был сварщиком. Вскоре он развелся с женой и уехал в Шумилинский район. Официальная причина развода — пьянство. Однако когда копнули глубже, открылась жуткая картина. Накануне развода теща Михаила стала свидетельницей того, как он совращал собственную дочь. Девочке было столько же лет, сколько и убитой Вале Скворцовой. Жена Никитина матери не поверила и в милицию заявлять не стала. А зря...

Михаил отсидел за убийство доярки. Освободился. А в 2005–м во время пьянки на квартире сожительницы заперся в ванной и повесился.

Но как он избежал ответственности в 1991–м? По словам Павла Дашкевича, он входил в круг подозреваемых. Алексей Белозоров предполагает, что преступник на вечер убийства выдумал себе алиби, мол, ушел из школы в 17.00, и опровергнуть его сотрудники правоохранительных органов тогда не смогли:

— На самом же деле в тот злополучный вечер бригада выпивала в бытовке у школы. Коллеги разъехались, а Никитин задремал. Когда проснулся, вышел на крыльцо и увидел Скворцову. Изнасиловал и задушил он ее в бытовке. Тело в мешке для мусора перетащил в класс, где варил трубы, и спрятал под полом. Поэтому его сразу не нашли. А после ночью через окно вытащил мешок во двор. Судьба, конечно, наказала этого морального урода. По–другому назвать его не могу. Но мне, если честно, жаль, что убийца не оказался на скамье подсудимых.

Отверстие в полу в одном из классов, где убийца прятал тело жертвы.

И тем не менее благодаря слаженной работе СК, МВД и Госкомитета судебных экспертиз справедливость восторжествовала. Родители узнали, кто повинен в смерти их ребенка. Александр Цыганок уверен, что современная наука, развитие технических возможностей и новые следственные методики позволяют с успехом возвращаться к пересмотру похожих уголовных дел прошлых лет:

— Сейчас Госкомитет судебных экспертиз может установить генотип даже при наличии едва заметного пятнышка биологического вещества.

Возобновление похожих уголовных дел — одно из приоритетных направлений деятельности Следственного комитета. Благодаря ему в том числе реализуется принцип неотвратимости наказания — основа уголовного процесса.

Комментарий по теме

Александр Максимов, эксперт–биолог центрального аппарата Госкомитета судебных экспертиз: «Для выделения генома по этому уголовному делу использовался генетический анализатор. Это суперсовременный прибор. Также в последнее время у нас появились очень чувствительные реагенты для выделения ДНК. Кроме того, мы исследовали гораздо большую площадь вещественных доказательств, нежели это делали раньше».

svg–vt@mail.ru

Фото предоставлены УСК по Витебской области.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Сафонов Анатолий
У милиции должна быть новейшая аппаратура, чтобы не получилось так, как с моим другом, когда в его офис выстрелили и в стекле остались пробоины от пули... Стрелявших не нашли, хотя, что-то мне подсказывает, что они были с сотовыми телефонами...
Сергей, 53, Могилев
Анатолию- ели таланта к сыкной работе у человека нет, то ему хоть в лоб видеокамеру поставь, все равно преступление не будет раскрыто. Это уголовники, а с ними одними техническими возможностями не справятся. Это всего лишь дополнение к успешной работе, а не успешное дополнение к работе.  
Игорь Кобрын, 43, Санкт-Петербург
А вообще представляю себе моральное состояние соседа, очередь которого выпала в этот день забирать детей... Наверное всю жизнь мучается тем, что не завел ребенка обратно в вестибюль школы... Сколько ему пришлось выслушать упреков от родителей и следаков... Может вообще наложил на себя руки за это...
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости