Сельская газета

При всем богатстве выбора

Кто, не раздумывая, открывает свое дело, где «прячутся» безработные и от кого работодатели в Буда-Кошелевском районе немедля открестились бы, да нельзя

ПО предварительным подсчетам, около 400 тысяч наших сограждан не заняты в экономике страны. Вполне правомерно, что тема социального иждивенчества актуальна, так как затрагивает интересы многих белорусов. Некоторым из них в скором времени придется платить по полным тарифам за пользование социальными услугами. Но ни они, ни ангажированные интернет-ресурсы, раздувающие эту тему, ни слова не говорят о том, что сегодня государство в лице уполномоченных на то местных властей предлагает множество вариантов трудоустройства. Как через заполнение имеющихся вакансий, создание новых рабочих мест, так и через послабление требований к ведению собственного бизнеса. Это стимулирует развитие частной инициативы и содействует самозанятости. 

Корреспондент «Сельской газеты» побывала в Буда-Кошелевском районе и узнала, как это делается, и востребованы ли бонусы от государства.

ЗНАКОМЛЮСЬ с ситуацией и сразу удивляюсь вот чему: в районе в категорию иждивенцев попадает около 1500 человек, или 5 процентов всего населения, — такие данные. Эти цифры, названные мне в управлении по труду, занятости и социальной защите райисполкома, вызывают недоумение и рождают сразу два вопроса: как определяли? И если на учете в центре занятости состоит всего 81 человек, а это лишь 5 процентов от общего их количества, где «прячутся» остальные?

— Если подсчитать, а как раз это мы и сделали, сколько человек уезжает на заработки в соседнюю Россию, работает по договорам подряда, живет на иждивении у родственников и не предпринимает никаких попыток трудоустройства, так и получается, — утверждает начальник управления по труду, занятости и социальной защите райисполкома Вера САВЕЛЬЕВА (на снимке).

фото ирины палубец

Тогда тем более логично предположить, что если списки попадающих под действие Декрета граждан уже утверждены, они, заскакивая в последний вагон, должны буквально штурмовать центр занятости, а цифры уровня безработицы начнут ползти вверх. Только никакого ажиотажа пока нет. Наоборот, ситуация развивается в обратном направлении: коэффициент безработицы, если сравнивать с прошлым годом, упал до 0,6. На каждого состоящего на учете в центре занятости в среднем приходится 3,5 вакансии. Причем требуются не только специалисты, работа есть и для лиц без квалификации.

НО даже при таком соотношении спрос на рынке труда не удовлетворен, хотя профессии из списков вакансий и безработных иногда пересекаются. На учете в центре занятости на конец марта состояли 13 доярок и 27 животноводов. Для них есть свободные аналогичные вакансии — 20 и 13 соответственно. Пазл не складывается, места не заняты. Одним мешает территориальный фактор — хозяйство далеко расположено. Другим не хочется работать от темна до темна за копейки. Все знают, какой тяжелый труд у тех же операторов машинного доения, животноводов. Добавьте еще плотный рабочий график, ответственность и отсутствие выходных.

Только можно ли стартовые 500—600 рублей считать копейками? Да, я не оговорилась. В ОАО «Уваровичи Элит» дояркам готовы платить даже больше за качественный рост показателей. И уже несколько месяцев не могут подыскать пять операторов машинного доения. «Звонят, приходят, интересуются. Только кто? — недоумевает директор хозяйства Виталий Лузиков. — Если даже на собеседование ко мне приходят или с похмелья, или вообще пьяные, какая может быть технология? Да, мы готовы помочь, научить, при качественной работе я не поскуплюсь на зарплату, но вот таких работничков и даром не надо. Потому что знаю, как это может ударить потом по нашим карманам».

— Ситуация затрудняется тем, что наибольшая потребность в рабочей силе именно на селе — на город приходится только треть всех вакансий. Одним в поисках работы мешают личные амбиции, а другим — отсутствие нужной квалификации. Изменить ситуацию мы не в силах, так как именно за работодателями и остается последнее слово, — уточняет Вера Савельева. 

Нерешаемых проблем с трудоустройством в районе нет, заметила Вера САВЕЛЬЕВА: при необходимости безработных отправляют на переподготовку в соседние Речицу и Жлобин
фото ольги черняковой

Иногда вопросы возникают и к самим соискателям. Есть такие, кому долгое время работу подыскать не могут, даже с учетом того, что отправляют на переобучение под вакансию. Но как только дело доходит до трудоустройства, тут же возникает ворох препятствий: то условия не соответствуют, то зарплата слишком низкая. 

Особая категория безработных, от которых нанимателям никак не откреститься, хотя сделали бы это с превеликим удовольствием, — обязанные лица. Их трудоустраивают в обязательном порядке на гарантированные рабочие места: только в прошлом году таких было 16 человек. Работнички, понятно, те еще: отлынивают при любом удобном случае и частенько уходят в загулы — исключения из правил неуместны. 

Самой туманной выглядит ситуация с лицами без определенного места жительства, у которых нет ни жилья, ни регистрации, а зачастую и паспорта. Таких ни на работу, ни в дом-интернат, ни на койку сестринского ухода определить невозможно. Вторая категория проблемных лиц — с особенностями психофизического развития, но без группы инвалидности. В сельской местности каждый знает подноготную своего соседа, и, будучи осведомленными об «особенностях» потенциального работника, мало кто из нанимателей решится такого трудоустроить. По сути, это уязвимая категория граждан, которых нужно поддержать и защитить, соглашается Вера Савельева. Возможно, для более эффективной работы придется подключить специалистов из разных ведомств.

У БЕЗРАБОТНЫХ, кстати, есть право выбора. Они могут пойти по пути наименьшего сопротивления и выбрать вакансию из банка данных. Круг специальностей широк: от оператора машинного доения до врача. Вдобавок ежегодно создаются новые рабочие места: в прошлом — 105, план на нынешний — 98. Или же встать на непроторенную дорогу и открыть свое дело, тогда и доход будет зависеть лишь от собственной расторопности. По программе самозанятости в прошлом году в районе выделили девять безвозмездных субсидий. В этом году — две, и еще один проект находится в стадии разработки бизнес-плана. 

Субсидию на открытие мастерской по ремонту и пошиву одежды выделили Анжеле Плестаковой из поселка Октябрь. К открытию собственного дела ее подтолкнула непростая жизненная ситуация: работала продавцом, но добираться в магазин было неудобно. Идея назрела сама собой, тем более швейное дело хорошо знала. Так в конце прошлого года открылась мастерская «Колорит». Выделенные деньги пришлись кстати на закупку оборудования, прикладных материалов, манекенов.

Пока в предпринимательском кармане после уплаты налогов остается немного — 300—400 рублей. «Клиентская база только формируется, это нормально. Да и сельская местность накладывает отпечаток: если у населения есть деньги, то и заказы поступают, — анализирует ситуацию Анжела. — Чтобы не только на хлеб с маслом хватало, но и отложить можно было, нужно напрячься. Поэтому как только встану на ноги, открою ритуальный зал и займусь пошивом постельного белья».

С прошлого года у людей появилась возможность заняться определенными видами деятельности, от дизайна интерьеров до парикмахерских услуг, по заявительному принципу, без регистрации в качестве индивидуальных предпринимателей. Егор Буткеев, а он полжизни занимается ремонтом обуви (сейчас ему 32, а первую пару туфель починил в 16), как только Указ № 337 вступил в силу, тут же закрыл свое ИП и стал работать по заявительному принципу:

— Выгода очевидна. Во-первых, отпадает необходимость в кассовом аппарате. Во-вторых, не нужно вести учет доходов, заморачиваться над составлением отчетов для налоговой. И, что главное, я освобожден от уплаты взносов в ФСЗН. Только по одной этой позиции экономия за год набегает в районе 600 долларов. Приплюсуйте аренду помещения, отопление, которое для ИП считают по более высокому тарифу, обслуживание кассового аппарата и банковского счета. 

Сейчас Егор работает на дому. Самостоятельно собирает и развозит заказы. Говорит, клиентов больше стало, а заработок в последние месяцы даже за тысячу рублей переваливал. 

– С ВСТУПЛЕНИЕМ в силу указа в обществе вполне закономерно пошел резонанс: упрощение процедуры открытия бизнеса делает его более привлекательным, — подчеркнула Галина Ефименко, заместитель начальника управления по работе с плательщиками по Буда-Кошелевскому району ИМНС по Жлобинскому району. — Если в 2017 году по заявительному принципу в районе работало 19 человек, то в апреле нынешнего уже 35. Часть из них те, кто отказался от ИП. Правда, есть нюансы: перечень услуг, которые подпадают под действие указа, ограничен. И налог придется платить наперед за месяц осуществления деятельности. Его размер зависит от месторасположения и вида деятельности. К примеру, если минимальная ставка за распиловку и колку дров, погрузку-разгрузку грузов 4 рубля ежемесячно, то за оказание парикмахерских услуг придется платить по 27 рублей. А взносы в ФСЗН — дело уже добровольное. 

syritskaya@sb.by 






Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости