Президент: унижаться и просить никого не будем

В день 25–летия катастрофы на Чернобыльской АЭС Президент работал в Наровлянском районе. Здесь он посетил Полесский радиационно–экологический заповедник и ответил на актуальные вопросы журналистов...

В день 25–летия катастрофы на Чернобыльской АЭС Президент работал в Наровлянском районе. Здесь он посетил Полесский радиационно–экологический заповедник и ответил на актуальные вопросы журналистов.


...По дороге в деревню Дерновичи стоит шлагбаум и знак «кирпич». Здесь же табличка: «Внимание! Радиационная опасность. Вход и въезд запрещен». Но мы въезжаем. Через несколько километров за шлагбаумом журналистов президентского пула встречают заброшенные хаты с заколоченными окнами. Когда–то в Дерновичах жило 732 человека. После аварии на ЧАЭС всех отселили. Дорога, на которой стоим, «фонит» не сильнее минского тротуара. Пару шагов в сторону — и уровень уже вчетверо превышает безопасную норму.


Теперь здешние хозяева — дикие животные. На территории Полесского радиационно–экологического заповедника можно встретить зверей, которых здесь не было до аварии. Поселились медведи, лошади Пржевальского и даже тарантулы. «Но никаких мутантов, как некоторые рассказывают, не было и нет», — встречает нас директор заповедника Петр Кудан. Петр Михайлович исследует загрязненную цезием и стронцием территорию с момента аварии. Он говорит, что животный мир больше отреагировал на отсутствие людей, чем на выпадение радиации.


Территория Полеского заповедника, в которую входит часть Наровлянщины, Брагинщины и Хойникщины, составляет средний белорусский район. «Красивейшие земли», — отметил Президент. По его мнению, их тоже можно использовать. Почему не развивать в заповеднике туризм? Там, где это позволяют требования безопасности. Фотоохоту, любительскую рыбалку. Возможно, что и часть почв сегодня реально вовлечь в оборот. Наши ученые считают, что на загрязненной территории можно выращивать абрикосы, виноград, яблоки. Они практически не втягивают в себя радиацию. Президент на этот счет призвал быть беспристрастными и объективными: «Это моя просьба к ученым. Нельзя значит нельзя. Можно значит можно. Не знаете, скажите, что не знаете». По его мнению, в первые годы после катастрофы было много спекуляций. Часть земель можно было бы и не забраковывать, часть поселков не отселять. Однако и делать вид, что радиация не представляет опасности, по словам Президента, тоже не следует. Там, где уровень загрязнения действительно не позволяет вести хозяйственную деятельность, не нужно рисковать.

Размышляя о 25–летии чернобыльской трагедии, Президент вчера вспоминал драматические страницы белорусской истории. Нашим прадедам, напомнил он, пришлось пережить Первую мировую и гражданскую войны. Деды оказались в мясорубке Второй мировой войны. «Видимо, крест нашего поколения — это Чернобыль». Говоря об этом, Александр Лукашенко отметил, что за последние 15 лет государство много сделало для возрождения пострадавших территорий. Вложило в их реабилитацию более 19 млрд. долларов. И этому курсу будет следовать впредь. В Наровле, общаясь с местными жителями, он заверил, что еще при их жизни их край расцветет. Здесь же Александр Лукашенко ответил на вопросы журналистов.


О международной помощи


Недавно ЕС выделил более 80 миллионов евро на поддержку белорусской оппозиции. Почему бы государству тоже не запросить финансовую помощь Евросоюза для решения насущных проблем чернобыльских территорий? «Просить я у них ничего не буду, — ответил Президент. — Если б они были порядочные, они же знают эту проблему и трагедию, они бы нам помогали».


О конференции в Киеве


Почему Александр Лукашенко не поехал в Украину на международные мероприятия, посвященные 25–й годовщине Чернобыля? Почему он не участвовал во встрече с президентами Украины и России? «Вы задайте этот вопрос Януковичу — почему белорусский Президент не присутствует на их мероприятиях. Это вы у них спросите, — посоветовал Президент. — К сожалению, вшивости хватает у нынешнего руководства Украины... Напрашиваться я ни к кому не собираюсь. И быть каким–то подпевалой я тоже не собираюсь ни у одного президента, ни у другого».


Комментируя высказывания председателя Еврокомиссии Жозе Баррозу о том, что он не поедет в Киев, если там будет А.Лукашенко, Президент сказал: «Что касается таких козлов, как Баррозу, ну был какой–то Баррозу в Португалии, выгнали его и устроили в Еврокомиссию. Я меньше смотрю, что там кто где ляпнул из европейских чиновников».


Об АЭС


Президент еще раз подтвердил, что Беларусь построит свою атомную станцию. Он обратил внимание на то, что после чернобыльской катастрофы в мире было построено 120 атомных энергоблоков. «Так почему мы впадаем в бешенство? — задался вопросом А.Лукашенко. — Потому что нам это навязывают». По убеждению Президента, информационная кампания против строительства белорусской АЭС проплачена. «Мы конкуренты для Прибалтики, Польши, — уточнил он. — Мы у себя построим АЭС и будем конкурировать. И они это понимают».


О санкциях ЕС


В Евросоюзе рассматривается возможность введения экономических санкций в отношении Беларуси. Что по этому поводу думают в Минске? «Это просто негодяи», — прокомментировал Президент действия европейских политиков. Беларусь, напомнил он, больше других потерпела в годы Второй мировой войны, больше всех пострадала от Чернобыля. «Разве можно против страны, которая больше всего потерпела, вести речь, чтобы ввести какие–то санкции».


О терроризме


Президент рассказал, что подозреваемый в минском теракте готовил взрывы в поезде, по примеру с «Невским экспрессом» в России, на остановке и в автобусе. «Этот человек освоил это ремесло, видя все по телевидению и изучая в интернете, — это из его показаний», — добавил Президент.


По словам А.Лукашенко, в глобализирующемся мире все сложнее отгородиться от терроризма: «Мир движется к взаимопроникновению, и от этого никуда не денешься. Поэтому проблемы России стали проблемами Беларуси, проблемы Беларуси стали проблемами России... Нас мир к этому толкает. Мы уже не отгородимся от этого».

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...