Народная газета

Превращение в Зену

Юная минчанка Зина Куприянович стала одной из самых ярких выпускниц российской “Новой Фабрики звезд”

Наталья Подольская, Дмитрий Колдун, Дакота... В этот ряд успешных “фабрикантов” родом из нашей страны можно смело ставить и 15-летнюю Зину Куприянович. Самая юная участница российского телешоу “Новая Фабрика звезд” не только обошла 3 тысячи претендентов на пути в звездный дом, но и сумела завоевать бронзу в составе группы “Север 17”. Еще до окончания проекта Зина, которую зрители знают под звучным сценическим псевдонимом ЗЕНА, подписала контракт с продюсером Виктором Дробышем, и теперь ее жизнь наполнена концертами, записями, гастролями. А еще ведь и школу никто не отменял! Дни Зины расписаны буквально поминутно, но юная артистка нашла время, чтобы рассказать читателям “НГ” о закулисной жизни “фабрикантов”.

Фото из личного архива

— Зина, четыре месяца вдали от дома, в пучине взрослого шоу-бизнеса. Что было самым сложным для тебя на “Новой Фабрике звезд”?

— Трудно было подстроиться под график: ранний подъем, зарядка, фитнес, танцы, актерское мастерство, вокал, репетиции, многочасовые съемки концертов. Проводили в “Главкино” по 5—12 часов. Думала, в звездном доме придется непросто: все-таки мне 15, остальным 18 плюс. Но вот здесь как раз было все легко. Быстро нашла общий язык с ребятами. Наверное, потому что мы все творческие люди, повернутые на общей идее.

— Расскажи, как Зина вдруг стала ЗЕНОЙ?

— Идея сценического псевдонима принадлежит Виктору Дробышу. Продюсер увидел во мне не просто милую девочку Зину, а человека волевого, сильного, с характером, готового много трудиться ради побед и достижений. Вот и возник образ “победительница воинов — ЗЕНА”. Причем он мне так подходит, что многие меня теперь только так и называют.

— Поменяла имя, стрижку, набила тату...

— Подумаешь, волосы подстригли, татушку набила. Уверена, это только начало и дальше будет еще круче. Я люблю перемены и готова на любые преображения во внешности и образе.

— К слову, на “Фабрике” ты представала перед зрителями в очень разных и иногда непривычных образах вроде котика в дуэте с Александром Рыбаком. Как ты сама реагировала на такие эксперименты?

— Настоящий артист должен уметь делать на сцене все. Конечно, не все образы мне нравились, но ведь это опыт! Когда бы я еще примерила образ анимешного кота?

— Принято считать, раз звезда, значит, недосягаема. Ты общалась на проекте со многими известными людьми. Кто и чем из знаменитостей тебя поразил?

— Все артисты удивили открытостью и доброжелательностью. Столько советов и слов поддержки от них услышала! Приятно, что, несмотря на разницу в возрасте, они общались со мной на равных. Как артист с артистом. Видимо, тут дело не в годах, а в профессионализме. Если ты хорош в своем деле, возрастные рамки просто стираются. Меня очень поддерживали Валерия, Юлианна Караулова, Константин Меладзе и другие звезды. С Федуком мы вообще подружились. Переписываемся в социальных сетях, комментим посты друг друга.

— Правда, что Дробыш относился к тебе немного трепетнее, чем к другим участникам?

— Да не было там никакого трепетного отношения. Он выбрал 16 идеальных в своем понимании людей, и все мы теперь его дети. Он всех сильно любит. Всех обнимает, целует. Но и поругать за дело может.


— Группа “Север 17” — твоя идея?

— С самого начала “Фабрики” я хотела написать какую-то яркую песню. Сделать ее в одиночку у меня не получалось, поэтому постоянно дергала ребят. Будучи на съемке рекламы, дернула и Данилу Рувинского: мол, нужна песня с какой-то цепляющей фразой. Он и выдал: “пистолеты не стреляют”. Как нам зашла эта строчка! Уже начали представлять, какой крутой гангстерский клип можно снять на песню — с цепями, собаками, шубами... Только вот два куплета написали и зависли. Подключили Женю Трофимова — он у нас стихоплет жуткий. Досочиняли песню, стали писать музыку и поняли, что должны быть творческим объединением. Быстро пошло творчество. После “Пистолетов” написали еще четыре песни. Несмотря на то что поем в разных стилях, в песнях все гармонично укладывается. Название группы родилось спонтанно. Женя сказал, что сейчас в тренде все русские названия. Предложил “Север”, а я влепила “17”. Это и год нашего образования, и дата моего рождения.

— Но Дробышу идея с группой понравилась не сразу?

— Мы подходили с ней к Виктору Яковлевичу каждые три дня, и всякий раз он нас отправлял подальше. Пока я не появилась у него в студии с нашей композицией “Песня”. Полчаса на репите я ему ее пела, а Дробыш играл на фоно, придумывал какие-то биты, перкуссии, подбирал мелодии скрипки, флейты... И в итоге сказал, что одобряет нашу группу. Не отрицаем, что в дальнейшем будем выступать и сольно, но сейчас нам комфортно работать и втроем. Готовим свой первый альбом. Пока весело получается: Даня из Украины, Женя из России, я из Беларуси, пишем песни на расстоянии. Но уже в десятых числах января ребята приедут в Минск работать над альбомом, тем более что есть где тренироваться — у нашей семьи свой продюсерский центр. Планируем записать здесь пару песен.

— Чем “Север 17” отличается от других существующих групп?

— Наше творчество не направлено на какую-либо определенную возрастную аудиторию. Нам интересно писать такие песни, которые слушали бы все — и подростки, и молодежь, и люди постарше. Кто-то скажет: “Рэп поют? Нет, это я не буду слушать. Ой, тут у них еще и лирика. Это интересно!..” Наша задача — охватить как можно более широкую аудиторию.

— Странно спрашивать у полноценного артиста, который выступал на одной сцене с Рыбаком, Валерией, “Городом 312” и другими, а что со школой?

— Во время проекта я находилась на индивидуальном обучении. Старалась читать учебники и по ночам, и во время перерывов на съемках. Теперь на каникулах сдаю экзамены. Пока все на отлично. Когда сидела за книжками, никто из конкурсантов косо не смотрел. Надо сказать, что в этот раз собралась очень интеллектуальная “Фабрика”. Был момент, когда одну книгу — “Шестой сон” Вербера — пытались прочитать одновременно, наверное, человек десять. Вы бы ее видели — вся в закладках!

— В одном из дневников ты призналась, что твои родители довольно строгие, но общаешься ты с ними как с “братанами”...

— Родители у меня очень образованные, у каждого — по два высших образования. Однако они не “заучки”. Мне легко с ними общаться. Они не давят, не прессуют и при этом воспитывают. Вкладывают в мозг то, что нужно, но без давления. С папой люблю ходить на шопинг, с мамой интересно поговорить на философские темы или устроить мозговой штурм, когда, скажем, нужно продумать сценический образ или обложку альбома. По профессии она психолог, а в душе — дизайнер, стилист, creator.

— Считаешь ли ты, что твои успехи — во многом плод родительских трудов и усилий?

— Конечно! Я им и говорю это, и посты в соцсетях делаю. Да, в детстве они много чего заставляли делать: дыхательная гимнастика, распевка... Как мне это все надоедало. Я ведь думала, что петь — это просто петь! Но теперь благодарна родителям за то, что стимулировали меня.

— Ты круто двигаешься, поешь, у тебя отменный вкус. Понятно, за всем этим стоит большая работа. Были периоды, когда хотелось все бросить?

— Много раз руки опускались. Но каждый раз спрашивала себя: а чем я буду заниматься? К тому же я так долго шла к сцене. Меня знают, у меня это получается, я зарабатываю на этом деньги. И главное, что музыка мне в кайф.

— До “Фабрики” у тебя было много проектов — “Детская Новая волна”, “Славянский базар”, радиоконкурс “Маладыя таленты Беларусі”. Везде ты успешно выступала. Два раза пробовала пробиться на детское “Евровидение”, но не получалось. Как думаешь, почему?

— Рассуждаю так: если я не прошла, значит, это кому-то было нужнее. Видимо, сверху складывается так, что кому-то важнее быть победителем сейчас. А я могу быть победителем позже или в чем-то другом. Признаюсь, первый раз расстроилась. А второй сама сошла с дистанции, так как накануне меня утвердили на озвучку “Моаны”. На детское “Евровидение” я уже не попадаю по возрасту. Но есть еще взрослое. Дробыш уже сейчас хочет готовить меня к нему. Как только мне исполнится 16, будем пробовать. Замашки большие. Но чем выше ты ставишь цель, тем ближе к ней становишься.

— Чувствуешь ли, что для нашей страны ты не совсем формат?

— Мои стиль, подача песни на самом деле здесь не востребованы, неформат. Американская певица российского происхождения Polina приятно подметила, что я исполнитель европейского и даже мирового формата. Чтобы в Беларуси приняли твое творчество, ты должен сразу стать крутым за границей, после этого о тебе заговорят и тут. Без международных конкурсов, проектов, шоу ты можешь стать артистом в Беларуси, однако о тебе будут знать только здесь. Верю, что когда-то стану открывателем нового течения в белорусской эстраде, к этому иду сейчас. Но чтобы его приняли тут, нужно совершить путь через российскую, а если повезет, и европейскую сцену.

— “Фабричный” проект завершился. Что дальше?

— Дальше нас ждет куча крутых концертов. Каждые два дня выезжаю в Россию концертировать — и сольно, и в группе. До окончания 9-го класса придется покататься из Минска в Москву, но я люблю дорогу. А потом планирую продолжить учебу в Москве. С февраля начинается гастрольный тур “Новой Фабрики звезд” по России, думаю, заедем и в Беларусь. Мне важно, чтобы моя музыка звучала в родной стране.
Зина считает, что чем выше ставишь цель, тем ближе к ней становишься. Уже сейчас юная артистка метит на взрослое “Евровидение”. В планах выпустить альбом с группой “Север 17”, концерты, гастроли и многое другое
mila@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...