Пресс-конференция Президента Республики Беларусь журналистам российских региональных средств массовой информации

Пресс-конференция Президента Республики Беларусь журналистам российских региональных средств массовой информации (часть 3)

Но это очень серьезный вопрос, спасибо, что вы задали его. Этому серьезность и такую пикантность придал выпад Путина на встрече в Минске, когда, помните, Порошенко мы приглашали. Нам был показан лист бумаги с фотографией какого-то товара якобы из Польши, но переклеенным ярлыком на ”Республика Беларусь“). Я сразу сделал поручение и через час информацию, еще идет заседание, приносят информацию. Первое, это грибы (действительно, этот товар был задержан на таможне в России, этот ящик был сфотографирован), а грибы под эмбарго не попадают. Второе, это грибы конкретного человека в Беларуси (в Барановичском районе частник, который уже, наверное, лет 10 поставляет шампиньоны, выращенные у себя, он поставляет их в Россию). А почему ящик не тот? А ящик, оказывается, вы знаете, это возвратная тара (он путешествует по всему миру, в этом ящике пластмассовом сегодня из Беларуси вывезли, завтра ящик в другую страну попадает и так далее). Дальше начали смотреть, дошли до фуры – фуру он загрузил своими грибами, везли в Москву, и ящик выбросили из этой фуры, и повезли грибы дальше, потому что они не подпадают под эмбарго, это белорусские были грибы. Ну почему таможенники Президенту подсунули эту бумажку? Когда мы сняли границу на главных потоках между Россией и Беларусью – российской таможне облом. Когда с Черномырдиным это дело делали, а я тогда этого не понимал – ”зеленый“ был Президент, я подхожу к таможенникам, наши и российские стоят: ”Ну что, ребята, хорошее дело сделали? Ну, теперь вам работы меньше будет“. Эти таможенники так поморщились, они так негативно восприняли это… Вот до сих пор я вижу их лица. А потом мне это россияне объяснили: ”А что ж вы хотели… Это же был клондайк, это же 100 миллионов с лишним тонн грузов перемещается…“ И они своему Президенту подсовывают… Что же вы подсовываете лажу, уже бы мясо там, молочные продукты, которые запрещены к эмбарго, зачем же вы грибы эти подсунули?! И, я заметил, это особого резонанса в СМИ России не нашло. Видимо, дали команду не раскручивать.


Но вопрос не в этом. Реэкспорт невозможен, он отслеживается. Возможно купить эту норвежскую рыбу, которая запрещена к поставке в России, или плодоовощную продукцию в Германии или в Польше, ввезти в Беларусь, переработать, получить соки и прочее, прочее (это уже белорусская продукция) и продать на российском рынке. Это не запрещено, эмбарго вашим это не запрещено. Я прямо говорю, что мы покупали, а сейчас даже чуть-чуть больше, я вам сейчас цифру назову: мы покупаем на Западе продукты, перерабатываем их, в том числе и немного молока в Литве, до определенного времени и мясо в Германии покупали, но сейчас из-за африканской чумы мы не можем покупать у них, и закрыто у нас, покупали, но это был мизер. Почему? Потому что наши перерабатывающие предприятия, мясокомбинаты, допустим, и молочные перерабатывающие предприятия были почти на 100 процентов загружены. У нас дополнительную продукцию даже если взять, то… Допустим, мы на Западе, вдумайтесь, за период эмбарго, в Литве в основном, купили молока 0,84 процента от всего экспорта в Россию. Если весь экспорт, который мы молочных продуктов осуществляем в Россию, за 100 процентов принять, то у Литвы мы купили для переработки, не для поставки к вам, 0,84 процента. Это же наша общая таможня, там же не скроешь, там все это видно. Скажите, этот вопрос стоит вообще обсуждения? 0,84!


Мы в конце концов можем сделать просто: мы можем вам отдать все белорусское, на Западе сырье не хуже, допустим, мясо, переработать его и съесть в Беларуси. Возможен вариант? Он же не запрещен.


Это я к чему говорю, что эта вот бездумная пропаганда и давление на Беларусь только в интересах тех лоббистов-жуликов, которые сегодня производят аналогичную продукцию в России. Это ни к вам, ни к простому человеку не имеет никакого отношения. Вам чем больше и дешевле, тем лучше. А им нет, надо меньше, потому что тогда будет высокая цена.


Поэтому везде надо быть аккуратными, спокойными, мудрыми. И, вы говорите, санкционировано ли это в Кремле? Я вам клянусь: на моем уровне, я думаю, и на правительственном, даже разговоров таких не было.И уверен, что и министры об этом не договаривались. Не стоит выеденного яйца, и на эту тему нечего разговаривать.


А.В.Гара (корреспондент телеканала РБК-ТВ): Александр Григорьевич, добрый день! Рады Вас снова приветствовать в этом году.


А.Г.Лукашенко: Уже приятно – меня в моем доме приветствуют. Молодцы, это говорит о том, что свои люди.


А.В.Гара: Вернусь к одной из первых тем, которую мы с вами обсуждали сегодня,– это события в Украине. Вот в этих событиях Вы не приняли сторону ни Москвы, ни Киева, у Вас был такой как бы нейтралитет.


А.Г.Лукашенко: Я вам рассказал. Если это получается так, то, видимо, да.


А.В.Гара: Причем многие ожидали как раз, что Москва и Минск выступят таким единым фронтом. Вот мой вопрос заключается в том, что собираетесь ли Вы помогать как-то в урегулировании конфликта на востоке Украины? И если да, то как? А если нет, то почему?


А.Г.Лукашенко: Вы знаете, вы два вопроса задали, первый вы сказали, что единым фронтом, да?


А.В.Гара: Да, многие ожидали этого.


А.Г.Лукашенко: Вы знаете, вот когда фашисты напали на Советский Союз, мы выступили единым фронтом.Тогда надо было. Сейчас надо единый фронт? Вопрос риторический… Там без единого фронта если Россия выступит, так и никакой другой фронт не нужен. Поэтому не надо единого фронта никакого. Я только что вас призывал к мудрости и осторожности, к использованию различных форм и вариантов. Это первое.


Второе. Собираюсь ли я помогать, в каких формах и как? Я вам отвечу просто.


Если меня, как это было, попросят, предложат или скажут:”Лукашенко, ради мира надо сделать это, это, и это. Это ж не противоречит твоим интересам?“ Я скажу: ”Да, не противоречит, я это буду делать“. Все.


А.В.Гара: А в одном из своих интервью недавно Вы говорили о том, что готовы отправить в Украину миротворческие отряды. Вот насколько я знаю, вы их туда не отправляли.


А.Г.Лукашенко: Неправда, не так было сказано, как это было интерпретировано.


А.В.Гара: Поправьте меня, если это не так.


А.Г.Лукашенко: Это было так показано. А если вы всю версию интервьюмою взяли, в интернете возьмите, не ленитесь, на моем сайте, по-моему, было полностью, да и наше телевидение показывало это.


Там было сказано не так. Журналист этот, а он, кстати, из Киева, я это не учел, а потом посмотрел: он ”Евроньюс“ в Киеве представляет. Это человек сведущий абсолютно и уже или ангажированный, или запрограммированный, у него уже свое мнение было. И я это не учитывал, я просто думал, что он итальянец, приехал из Лиона (по-моему, в Лионе у них штаб-квартира?). И вот мы разговариваем, и зашла речь о том, как, что? И я ему как раз говорю, когда дискуссия зашла (он меня упрекнул в пророссийской направленности), он говорит: ”Вы, типа, ангажированы Россией, можете ли Вы беспристрастны быть, – он дословно сказал, – Вы, мол, небеспристрастен“. Я говорю: ”Еще раз вам повторяю. А ты, – говорю переводчику, – переводи точно с русского языка о моей позиции (вот такую позицию я ему изложил по поводу событий в Украине). Скажите, это что, небеспристрастная позиция? Она что, пророссийская? Ну да, понятно, но, – говорю, – чтобы вам уже абсолютно, вашей аудитории западной, на фактах показать, что вы виноваты в том,прежде всего вы, что произошло в Украине, я вам скажу следующее (ну и ему рассказал, как эти позвонили, я им план свой предложил и так далее). Но вообще по этому вопросу вам может правду рассказать еще один человек, которому вы верите, благо он стал президентом вашего Евросоюза, – Дональд Туск. Вот к нему обратитесь, он подтвердит мои слова“. И рассказал ему о том, что у меня был план. У меня спросили, я не предлагал, я не хочу быть не посредником, не миротворцем. И я никакой не миротворец и никакой не посредник, я от этого отпихиваюсь, как от проказы, потому что я знаю, что такое посредничество. У нас с Европой, когда у нас были сложности, они есть и сейчас, у нас кто только не набивался в посредники... Но такие проходимцы, дальше некуда. И я не хочу в ряд с ними вставать и быть каким-то посредником и миротворцем. Это в лучшем случае человек, который хочет создать себе какой-то имидж на этом. Говорю: ”Поверьте, мне это не надо, у меня завтра президентские выборы, но мне этот имидж не нужен. Если я захочу выиграть эти выборы и пойду на них, если я захочу пойти, я их выиграю без этого“. Поэтому мне не надо эти лавры. И ему сказал об этом плане.Так вот я ему говорю: ”Вот вы не приняли этот план. А для меня это было лакмусовой бумажкой. И я предупреждал этих людей, которые со мной разговаривали: если вы не примете, я буду знать, что вы не хотите, чтобы там был мир. И вы его не приняли, вы“. – ”Он кто?“ Я говорю: ”Американцы прежде всего“. Вот такой разговор был с ним. И потом я добавил: ”К моему огорчению, я не так широко предлагал план этот россиянам. К сожалению, и они не согласились“. Но точно так, как я вам сейчас сказал.


Дальше пошла дискуссия в этом направлении. Он мне говорит: ”Вы скажите (через некоторые два вопроса, он опять возвращается),  Вы скажите, а что вот надо, а как надо?“ Думаю: ну явно какой-то там из спецслужб (ну что там говорить, многие представители СМИ всегда завербованы службами безопасности своими… для информации надо, для чего еще; думаю: ну, наверное, тоже из спецслужб). И потом я говорю: ”Слушай, что ты из меня вытягиваешь, на 8 минут надо интервью, а мы с тобой уже час двадцать разговариваем? Куда ты это втиснешь в 8 минут (он засмеялся)? Или тебе поручили этот вопрос задать?“ Тоже смеется. Ну ладно, поручили не поручили, коль пригласил, согласился на интервью, придется отвечать. Я говорю: ”Я не буду вам излагать подробности этого плана, с которым мой министр иностранных дел к вам приезжал и его излагал, скажу только одно: я готов был очень далеко пойти. Я готов был очень далеко пойти, когда речь шла о том плане, о котором рассказывали, вплоть до ввода… вплоть до использования своих Вооруженных Сил, для того чтобы развести конфликтующие стороны“. Я готов был, так тогда заваруха только начиналась. А сейчас там такая кутерьма… И сейчас, вы это видите, там вообще не с кем разговаривать… И знаете, если бы встал вопрос, а вмешиваться ли в этот конфликт с согласия Украины, России и ДНР, ЛНР, то, знаете, это рискованно туда посылать войска, как вы говорите миротворцев не миротворцев. Почему? Потому что там есть сегодня силы, они уже видны, которые вообще никому не подчиняются. Там есть силы, которые подчинены олигархам. Там батальоны созданы – коломойских (не хочу называть фамилии, я могу обидеть там какого-то человека и прочих, но этого точно) – ”АЗОВ“ или какой-то батальон и прочее. Они же неуправляемы вообще! Тогда это не было видно, и они не согласились.


Вот с чем было мое связано заявление, что я готов был бы в том плане… Да, еще подчеркнул, что я голову свою заложил туда, что это можно сделать, но надо немедленно, немедленно. Министр мой назавтра утром нарочным выехал в Европу и предложил этот план, потому что срочно надо было делать.


А.В.Гара: Можно уточнить?


А.Г.Лукашенко: Они его не приняли.


А.В.Гара: Потому что посчитали, что не будет все так серьезно, насколько я понимаю?


А.Г.Лукашенко: Нет.


А.В.Гара: Почему?


А.Г.Лукашенко: Им нужна была война! А кто им мешал попробовать, я ведь голову закладывал?! И они сказали, что я нормальный человек, не диктатор уже... И голову закладываю. Ну пусть закладывает и попробует.


А план им этот был не нужен. Если бы я мог изложить детали этого плана, вы бы поняли. Но я вам главное сказал – я закладывал свою голову.


Не нужен. Тогда я, встречаясь с Путиным, сказал, а в дружеских мы таких, добрых отношениях, говорю: ”Володя, нас втягивают в эту войну, втягивают. Нам создают вот эту мясорубку, чтобы мы друг друга убивали... Вот в чем, – говорю, – эта причина“.


И вы заметили, что спустя некоторое время недавно он выступал, он прямо говорил, что это выгодно (кому он сказал, кто втягивает и так далее).


Для меня это было лакмусовой бумажкой. Вот с чем было связано мое заявление. И я не говорил о миротворцах, я дословно вам сказал. Я точно помню, я прежде, чем это сказать, я в горячке это сказал, может, и не надо, ведь это же когда было, зачем было, меня тоже начали обвинять: ”А-а, мы не имеем права вмешиваться в конфликт…“, ”Вводить по Конституции он не имеет права войска, на чужой территории воевать…“ И начали долбать. Я не стал оправдываться, но я так не говорил, я сказал, что, реализуя тот план, закладывая головудаже, я сказал: для меня даже это страшно, но я готов бы был использовать свои Вооруженные Силы. Не в качестве миротворцев, не ввести, а использовать свои Вооруженные Силы. Как, в каком качестве – это, когда бы план реализовывался, мы бы смотрели: надо  не надо, нужно  не нужно.


А.В.Гара: Еще, знаете, ходит такое мнение, что Россия, она взволнована тем, что НАТО расширяет свои границы на востоке, а вы же находитесь ближе к границам, и как будто вы никак не реагируете… Как Вы можете прокомментировать?


А.Г.Лукашенко: О-о,но это стыдно журналисту такого уважаемого агентства, простите, что вас упрекаю, не знать моей позиции по расширению НАТО на восток и приближении (цитирую вас) к российским границам. Беларусь пока не в составе России, поэтому вы аккуратнее. НАТО придвигается к границам Беларуси и нас это не может беспокоить...


Вы знаете, наши журналисты это хорошо знают, вон, усатые сзади сидят, позади вас, они это хорошо знают, почему меня назвали ”диктатором Европы“ и почему меня возненавидела Европа. Меня же принимали и во Франции, и в Германии, и в США, я встречался, форумы проводил, а потом стал диктатором, буквально через два года после избрания. 23 февраля того далекого года,лет, наверное, 17 назад, выступая в День Советской Армии и Военно-Морского Флота 23 февраля, так назывался этот праздник, он у нас и остался этим праздником, посмотрите календарь, это тоже о многом говорит, я, четко говоря о перспективах, я уже немножко понял эту ситуацию, сказал: самым опасным и неприемлемым для нас является продвижение НАТО на восток. Возьмите мое выступление тогда. В России с Западом тогда игрались, тогда вы готовы были лечь под Запад в любом виде (хоть голяком, хоть в одежде)… Что, не так было? Вы не помните? Вы, может, не помните, вы слишком молодая девушка.


А.В.Гара: Но я не могу однозначно сказать, было такое или нет.


А.Г.Лукашенко: А вот рядом сидит человек, он вам подскажет.


Голос из зала: К сожалению.


А.Г.Лукашенко: И я это брякнул, открыто и честно, как свою позицию. А они втихую… Я им говорил (как сейчас, я поднимал эти материалы и потом не единожды): ”Мы разогнали Варшавский договор. Мы отдали вам бесплатно Германию, Восточную Германию. Мы вывели свои Вооруженные Силы, мы уничтожили огромное количество ядерного оружия. Мы убрали с линии огня ядерное тактическое оружие из Европы, под гарантии, что вы никогда не будете продвигаться на восток. Но вы начали продвигаться на восток. И это нас не просто беспокоит, а беспокоит вдвойне, чем россиян, потому что вы продвигаетесь к нашим границам в Беларусь“. Вот мое было выступление, тогда зеленого Лукашенко. И эта линия красной нитью проходит через нашу политику и сейчас.


И во время конфликта в Украине, где я занимал однозначную позицию, я же только вам сказал по Крыму, что третья причина – это ваша, говорю, вы подставились, вы виноваты, я же вам говорил это, что это вы хотите разместить в Крыму (даже сейчас идут разговоры, что замысел был и ядерное тактическое или какое-то там оружие привезти в Крым)... То есть для нас и России было неприемлемо размещение натовских вооруженных сил в Крыму. Мы же об этом заявляли.


Так это что, не видна моя позиция?


И, когда вот эта вся вакханалия шла, мы не единожды адекватно реагировали на поведение НАТО в Европе. Первое – когда они в Польшу из Италии, по-моему, перекинули 9 истребителей, мы объявили учения в противовес в Брестской области, мы мобилизовали свою армию без вас, хотя вы должны были подключиться к нам. Как только в Литве зашевелились и на севере Польши – мы немедленно отреагировали в Беларуси. И я предупредил публично, что любое движение НАТО к нашим границам – будет адекватная реакция со стороны Беларуси. Это же было недавно, возьмите и поднимите документы. Но вам в России позиция Лукашенко такая не нужна. Слишком высок градус Лукашенко в России, если вы хотите знать, поэтому вы его понижаете. Ну ладно, Лукашенко, но за ним же белорусский народ, ваш единственный союзник. И вы хотя бы не ”бомбите“ Лукашенко, а промолчите. И не говорите, что ”вот Лукашенко не занял какую-то позицию“. Вот видите, даже вы, канал, который я каждый день смотрю, каждый день, правда, вы ”перекрасились“ в последнее время очень быстро, что удивительно, то есть и вы, оказывается, управляемы там?


А.В.Гара: Нет.


А.Г.Лукашенко: Нет? А мне показалось, что да.


А.В.Гара: Нет.


А.Г.Лукашенко: Не оспаривайте, я очень хорошо осведомлен о работе основных средств массовой информации России, а канал РБК это то, что я с удовольствием всегда смотрел, у них была какая-то точка зрения. Я с ней мог не соглашаться, часто не соглашался, но она была своя, отличная. А сейчас вы в этом многоголосье потерялись.


А.В.Гара: Мы будем стараться идти к тому, что было раньше.


А.Г.Лукашенко: Так старайтесь. И изучайте хотя бы то, что говорит последний диктатор Европы. Последний!


Вот моя позиция по НАТО. Меня как Главу государства не может не беспокоить любое шевеление у наших границ!


И если бы без объяснений, я вам скажу больше, – я вообще никогда не приемлю, что ”вот Россия тут скоро за Беларусь возьмется...“ Но если бы вы западнее Москвы, не предупредив нас, начали какие-то шевеления и маневры, я бы немедленно задал вашему президенту вопрос. Я говорю, что этого нет и, уверен, не будет, это не нужно. Если мы что-то делаем – мы делаем вместе с вами. Потому что каждый год у нас белорусско-российские учения:
в одном году – масштабные учения с привлечением огромного количества техники, вооружения и солдат белорусских и русских; второй год – командно-штабные. То есть через год мы проводим вот эти огромные маневры с общей техникой в Беларуси, потому что зона ответственности здесь очень серьезная, на Западе, и центром этой ответственности является белорусская армия, а не российская. На кавказском направлении, там другие – Казахстан (на азиатском и так далее) вместе с россиянами. А это – наша зона ответственности.


У нас выработан план, это знают натовцы. На момент ”Ч“ не дай бог что-то начнется, все поэтапно расписано: как мы будем воевать, какими частями, что и как. И первыми, за месяц примерно, если мне память не изменяет, до того, как вы нас начинаете поддерживать, мы ведем боевые действия только силами белорусской армии, защищая московское направление.


Вот моя позиция. Она не устраивает вас?


А.В.Гара: Нет, спасибо большое.


А.Г.Лукашенко: Больше чем устраивает, я думаю. Ни один лидер государства, президент, как я, вот так открыто об этом не говорит. Но в то же время я говорю: мы не хотим войны ни с НАТО… Мы знаем, что такое война. Треть в последней войне нашего населения погибла и умерли после войны калеками. Треть населения! Мы недавно совсем восстановили только численность довоенного населения. Нас проутюжили, туда когда шли и обратно… Если, допустим, под Москвой фашисты пришли и через несколько дней ушли, конечно, тяжело было людям, но они под оккупацией были несколько дней. А наша Беларусь была освобождена последней. Помните, «Багратион», белорусский балкон? Последней! 4 года издевательств... Если бы не корова, я говорю, что ей памятник надо поставить, все бы погибли. Прятали в лесу корову, доили (чуть молока, отрубей – и поэтому выживал наш народ). А не было хлеба к весне, так ели листья. И мне моя мать рассказывала, ей было 17 - 18 лет в войну, говорит, что гнилье собирали весной на полях, сгнившую картошку, которая осталась, и ее ели.


Я знаю, что такое война, хоть я ее не пережил. Я как историк это хорошо знаю. Я не хочу ни с кем воевать.


Поэтому, несмотря на то, что я так откровенно говорю по НАТО и другим, я не хочу воевать ни с кем! И мы пытаемся с европейцами договориться, доказать им, что мы не агрессоры, мы не будем воевать. Не надо против нас вести наступательные действия и на нас обрушивать сегодня информационную войну, через интернет пытаться нас взорвать... Нам трижды в последнее время пытались организовать вот эту революцию, что на Майдане, и как у вас были когда-то эти столкновения. Мы очень красиво из этого вышли, потому что у нас парни есть и девчонки слишком мозговитые, которые в интернете умеют реагировать на подобные ”цветные революции“ и попытку взорвать изнутри.


Мы очень аккуратно это делаем, потому что подставиться не можем. Потому что нас никто потом не защитит. И не дай бог Россия, руководство России, возьмет да и разменяет, с Западом договорившись, Беларусь. Мы это тоже имеем в виду, потому что знаем, как это в отдельных случаях было.


Поэтому мы не хотим ни с кем воевать. И мы хотим с ними договориться, чтобы было все нормально, чтобы было хорошо русскому человеку, россиянину, и белорусам. А у нас трудно разрезать человека и посмотреть: он русский или белорус? И мы этого не делаем, потому что в Беларуси перемешано все: русская кровь, польская кровь, украинская, еврейская, даже татар у нас 30 тысяч живет. Ни один не обижается, что у нас плохо. Потому что белорус – это вот такая гремучая смесь, конгломерат это. Почему и умные люди – впитали все это. Это я не про себя, япро Беларусь, я больше украинец, наверное.


Поэтому вы должны знать позицию Лукашенко. Вот поэтому я вам вначале и сказал, что ценность ваша в том, что я имею возможность с глазу на глаз вам сказать о том, как я понимаю и как наши люди понимают вот этот мир, как воспринимают. В этом великая ценность.


Я уверен, что вы теперь будете знать, что Лукашенко был всегда и есть против всякого НАТО и других телодвижений и бряцаний оружием.


А.В.Гара: Теперь уж точно да.


А.Г.Лукашенко: Хотя я вынужден заниматься вооружением, оружием. И я недавно сказал: никто вам самого эффективного современного оружия не продаст, тем более нам. Нам знаете что предлагают россияне?


А.В.Гара: Что?


А.Г.Лукашенко: Говорят: мы вам оружие не дадим, мы вас защитим, когда надо будет. А я думаю: завтра начнутся эти столкновения, а у нас нет оружия, а есть обещания руководства России защитить. Тогда надо бегом стать возле стены Кремля, стучать головой на коленях: помогите, защитите? Правильно? Поэтому надо иметь свою армию. Она должна быть вооружена современным оружием. Какое современное оружие? Не танки решают исход. Мы изучаем (а ребята у нас военные русские в основном, белорусы, у нас министр обороны – москвич), мы изучаем скрупулезнейшим образом войны, украинские события с точки зрения военной. И пришли к выводу: не самолеты и танки сегодня важны, а для нас важны мобильные наземные войска. Бронированную машину, ее надо создать, мы ее создали (подразделение, отделение, 10 человек садится, подготовленные спецназовцы, вышколенные, умеющие делать все – в любую точку выезжают в Беларуси на вездеходе на этом, 90 километров в час идет по пахоте, наносят удар и скрываются). А воздушные и прочие – это войска противовоздушной обороны, ПВО, которые должны быть готовы сбить любую цель. Мы многое в этом плане сделали. А это, вы знаете, не только С-300. Для того чтобы С-300 точно выстрели в цель, надо средства обнаружения, средства сопровождения, для того чтобы нацелить эти С-300. А чтобы вовремя обнаружить крылатую ракету, которая летит на высоте 100 метров, как у нас вот эти плюшевые мишки, вы, наверное, слышали, которых сбросили у нас шведы (подлетели и сбросили, из-за нашего, конечно, головотяпства, но, с другой стороны, пролетели на высоте, на которой наши противовоздушные системы обнаружения заметить не могли). Что потребовалось от нас? Мы немедленно, у нас благо от Советского Союза сохранились эти предприятия, мы немедленно создали эти, скажем, просто антенны обнаружения. Мы сейчас на 50 – 90 метров видим все. Мы вынуждены были по периметру выстроить, чтобы мышь не проползла. И продаем сейчас во все страны, в том числе и в Россию.


Более того, второе направление – это ракетные технологии, ракетные системы. Я на коленях просил у ваших руководителей в свое время: ”Дайте нам (две дыры были – мы закрыли другими вооружениями, на Западе, против натовских войск), дайте нам системы СКД“. – ”Да, да, да“. И до сих пор ”да-да“, но нет. Почему, потому что стратегия такая: мы, братцы-россияне, вас защитим. А я хочу иметь надежно. Мне говорят: ”Мы у вас базы создадим российских войск“. Помните, расхожая была фраза, меня упрекали даже здесь, перегоним самолеты на аэродромы на ваши, вот это будет российская база? Я говорю: ”Братья-россияне, у меня прекрасно подготовленные летчики (военные летчики), не хуже чем в России. Согласны?“ – ”Согласны“. – ”У меня не хватает самолетов, я их не произвожу, дайте мне 10 самолетов, на этом этапе достаточно“. У меня не 20 летчиков, а завтра – 150 летчиков, и вам могу помочь. Зачем мне российские летчики и российские самолеты? Вы дайте самолеты, а на них будут летать белорусы и русские ребята, которые закончили училище. Это что, неправильно? Правильно, и нас никто не упрекнет, мы сами развиваем, вот она, база, в интересах России прежде всего.


Мы никому не нужны. Я как Главнокомандующий это понимаю. Если кто-то будет воевать и мы втянемся в эту войну, то только из-за России, потому что Россиякому-то сегодня нужна. Вы знаете почему. Но мы не можем себе позволить даже идеологически пропустить танки на Москву через Беларусь. Поэтому мы создали единую группировку на Западе, я это открыто говорю, которая будет защищать наши интересы. И прежде всего – ваши.


Я говорю: ”Дайте мне ”С-300“, она у вас под забором в Московском округе лежит, не используется, дайте мне ее“. – Ну, это вот стоит денег и прочее“. Я говорю: ”Вы что, с ума сошли? Я буду вас защищать, а вы мне говорите, что иди автомат купи, чтобы россиян защищать?! Это ж ничего не стоит, под забором лежит“. И вы знаете, мы вынуждены были их купить и за свои деньги восстановить в России. Мы на это пошли.


Скажите, это правильно? Молчите, вам нельзя говорить.


А.В.Гара: Да нет, не в этом дело, просто смотря с какой точки зрения опять же судить, но, по большому счету, нет, неправильно, конечно. Но это с одной стороны. С другой стороны, для другой как бы страны это может быть и правильно.


А.Г.Лукашенко: С какой?


А.В.Гара: Можно я от ответа воздержусь?


А.Г.Лукашенко: Мы беседуем вы с вами. С какой, скажите, стороны правильно?


А.В.Гара: Ну, правильно для той страны, у которой это есть, допустим, она продает, то есть это…


А.Г.Лукашенко: Так под забором лежит, я же вам сказал, в Московском округе были сняты с вооружения и брошены на склад. Ну я говорю: под забором лежит, оно не используется, оно вышло вроде у них из строя. Мы их взяли, часть восстановили у себя, мы что-то умеем делать, а боевые части (ракеты и прочее) мы не умеем, у нас нет технологий, это российские, мы за деньги модернизировали их, ввезли и поставили. Так что тут правильного?


И потом, я же еще раз повторяю, мы никому не нужны. Если будет, не дай бог, этот конфликт или война, эта цель будет одна – Москва. Так было всегда. Так кого мы будем защищать? Вас! Так дайте нам автомат бесплатно, а мы будем вас защищать, боеприпасы уже будем у вас покупать или свои создадим производства, учить будем солдат, это же недешево – содержать армию. Так что тут неправильного? С какой стороны? С какой ни подойди...


И потом, вы знаете, если бы у нас была сотая доля того богатства, как у вас от природы, мы бы никого ни о чем не просили. Посмотрите сотрудничество американцев, допустим, с Израилем, кто содержит и вооружает армию Израиля? Ну для вас же не секрет. И это – миллиарды. По некоторым данным, до 7 – 10 миллиардов долларов в год. Я часто привожу этот пример: если мы союзники (у американцев много по всему миру таких союзников, вот сейчас они натовцев усиливают)... Да, раскошеливаются и эти страны, но основной груз несет Америка.


Я не в упрек. Видя это, я поставил задачу разработки собственных вооружений. Мы поставили в известность россиян. И, вы знаете, то, чего мы пока не умеем делать, а нам надо было бы сделать, нам помогают, увы, другие, но не россияне. Порой бесплатно, за услуги, которые мы оказываем им в других сферах. Это ненормально. Может, не надо было вам это говорить, но это ненормально. Теперь сядьте на мое место и подумайте, как бы вы вели в этой ситуации себя.


А.В.Гара: Спасибо.


Д.С.Ефимов: (корреспондент телеканала ”Каскад“, Калининградская область).Александр Григорьевич, здравствуйте!


Вы очень правильно отметили Калининградскую область, потому что это особый регион Российской Федерации, да, мы далеко находимся от большой России и в кольце Европы заключены. Поэтому нам сейчас приходится трудно, в частности поставок продукции.


И такой вопрос. Основная часть белорусских продовольственных товаров, непосредственно пищевых, все равно она уходит в большую Россию, но все-таки в то же время наиболее зависимый регион в части импорта продовольствия – это Калининградская область. Но в наш регион очень мало поступает из Беларуси именно пищевой продукции. С чем это связано? И в будущем как-то планируется увеличить экспорт продовольствия в наш регион?


Спасибо.


А.Г.Лукашенко: У вас что, есть проблемы с продуктами питания, сейчас с продовольствием сложнее, чем было?


Д.С.Ефимов: Ну, достаточно… Да. То есть фрукты, овощи, мясо и курица в принципе есть.


А.Г.Лукашенко: Скажите своему губернатору, пусть завтра приезжает, договоримся.


Калининград – нравится это российскому руководству или нет, но я им тоже говорил – это зона ответственности Беларуси. 

В советские времена Калининградскую область хотели присоединить к Беларуси, и уже были наработаны колоссальные связи, мы отвечали во многом (часть Советского Союза и Беларусь отвечала за Калининградскую область и прочее). И с тех пор это осталось. Я это, став Президентом, не только поддерживаю, но усиливал эту связь. Я бывал не единожды в Калининградской области, мы дружили как-то больше с бывшим губернатором и с вашим последним губернатором,  адмиралом, помните, военный человек. Я помню, он звонит мне: ”Александр Григорьевич, звонит губернатор Калининградской области“. У меня что-то было, я говорю, что соедините, что там случилось? Говорит: ”Александр Григорьевич, выручай, муки нет, хлеба завтра не будет“. Немедленно отгрузили туда огромное количество муки, для того чтобы выпекать хлеб.


Много было такой поддержки, очень часто. И Владимир Владимирович часто говорит: ”Спасибо за поддержку Калининграда и прочее“.


Если есть проблема – это только по вине того, что руководство области не шевелится, – приезжайте, мы договоримся. Ну не поставим мы какую-то часть в Россию, а это один-два процента, ничего даже не заметят там, а Калининграду это будет ощутимо.


Что вы там, не можете, находясь в окружении, договориться на яблоки эти? Увас же таможня не калининградская, а российская, поэтому не так просто. Приезжайте, мы договоримся абсолютно легитимно и законно, не нарушая никаких эмбарго. Мы полностью обеспечим Калининград всем необходимым. Если у вас будет такая возможность, передайте. Вот единственное, что я могу сказать. Не проблема.


Д.С.Ефимов: Хорошо, спасибо большое, я передам обязательно.


Ю.А.Васильева: (обозреватель газеты ”СОЮЗ. Беларусь – Россия“). Александр Григорьевич, мне бы вот еще хотелось вернуться к Союзному государству, тем более что в декабре этого года будет 15-летие. Вы лично как считаете, 15 лет – это много для такой интеграционной структуры? Или мало, учитывая, что это все-таки была первая структура?


И как Вы видите, Вы сказали о том, что мы достигли, у нас очень большая работа была проведена, а как Вы видите дальнейшее развитие, например будущие еще 15 лет Союзного государства, какие-то контуры, что нужно еще развивать?


А.Г.Лукашенко: Понятно.


Много или мало? Ну, смотря как посмотреть.


Ю.А.Васильева: Для Вас, я поэтому и спросила: как Вы считаете, для Вас это много или мало?


А.Г.Лукашенко: Если смотреть на меня, на вас смотреть – это много, унас жизнь короткая, вы, может, сто лет проживете, я, может быть, дай бог, меньше, но боюсь даже говорить, хочется же дольше побыть на этом свете, я меньше проживу, но все-таки 15 лет – для нас это немалый период.


Хотелось бы с точки зрения того, что хотелось бы, чтобы что-то случилось в наше время. Вот говорят: сами не попробуем, но дети наши будут жить… Я говорю: да, хорошо, дети будут жить, но хотелось бы, чтобы и нам это счастье попробовать. Поэтому с этой точки зрения, конечно же, это период большой. А с точки зрения большего ориентира, масштабов – это миг, это пылинка.


Но при этом же надо иметь в виду, что мы ж не на голом месте это делаем. Мы же вчера только что были в одной стране, и там мы имели общую валюту и все-все общее, и знали, как делить. Но это сейчас упирается и в субъективное, и в объективное. И чем дальше, тем больше вот этих расхождений, расхождений.


Или заморожены будут нынешние отношения… Это не лучшее. Поэтому и много, и мало.


Что касается будущих 15 лет. Ну, я боюсь заглядывать на эти 15 лет, потому что это, скорее всего, без меня уже, наверняка без меня это уже будут делать. Но, по крайней мере, последние 10 – 15 лет, скажем так, если уж абсолютно быть откровенным. Кто его знает, это, может, кому-то известно, только не нам. Но думаю, что если говорить о том периоде ответственности моем, Путина, вашей жизни, каждому на своем посту, то, наверное, наше развитие будет связано с малыми шагами. Есть проблема – сняли, есть проблема – сняли. Вряд ли мы глобально пойдем – референдум, Конституция и так далее. По каким причинам, я уже только что говорил.


Поэтому в ближайшие годы это малые шаги. Но они очень важны будут для народов. И хорошо, хорошо что хоть это будет. Не дай бог, чтобы что-то случилось, что нас заставят глобально пойти, что нас подтолкнет. Не дай бог. Вы знаете, какие это моменты… Поэтому лучше малые шаги, но в спокойной обстановке и ситуации.


Ю.А.Васильева: Спасибо.


К.Б.Лаврентьева: (выпускающий редактор газеты ”Сургутская трибуна“, Ханты-Мансийский автономный округ – Югра). Александр Григорьевич, хотелось бы вернуться к теме ”откатов“, дележки, что уже сегодня звучало. Вопрос у меня простой, но очень актуальный для россиян: Беларусь среди стран бывшего СССР занимает лидирующее место по уровню антикоррупционной деятельности. Система борьбы с коррупцией на законодательном уровне реализуется уже больше 10 лет. Государством накоплен серьезный опыт. Если сегодня попросить Вас подвести некие итоги, пусть промежуточные, то видите ли Вы необходимость изменить существующую модель борьбы с этим злом? Планируется ли модернизация актикоррупционного законодательства? И в целом можно ли победить коррупцию, войну которой Вы объявили с первых дней своего президентства?


Спасибо.


А.Г.Лукашенко: Спасибо за то, что хоть вы знаете, что Лукашенко не только в предвыборную кампанию на щит поднимает, – цитирую ваши средства массовой информации, основные средства массовой информации: – ”Президентские выборы, – наша оппозиция кричит, – Лукашенко активизировался, опять на коне коррупции“.
Я еще до президентства возглавлял комиссию по борьбе с коррупцией, так ее в народе называли, в Парламенте нашей страны, поэтому это для меня не ново. Я внутренне не переношу воров, грабителей и прочих. А если еще за это платят – труба.


Поэтому это постоянная работа.


Вы говорите о системе и модернизации законодательства. Нет, мы не планируем совершить переворот в законодательстве и модернизировать все. Мы ее будем совершенствовать, что мы и делаем каждый год, можно сказать, каждый час, литературно говоря, Угольников бы сказал. Вот сейчас идет обсуждение, мы вносим дополнения в закон, идет обсуждение всен
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?