Пресс-конференция Президента Республики Беларусь журналистам российских региональных CМИ (полная версия)

Пресс-конференция Президента Республики Беларусь журналистам российских региональных средств массовой информации (полная версия)

Пресс-конференция Президента Республики Беларусь журналистам российских региональных CМИ (полная версия)


17 октября 2014 г., Круглый зал Национальной библиотеки Беларуси



А.Г.Лукашенко: Добрый день! Прошу вас.


Уважаемые друзья!


Я прежде всего хочу вас приветствовать на вашей белорусской земле. Думаю, это поддержат все присутствующие здесь.


Уже 12 лет проводятся подобные пресс-туры журналистов российских средств массовой информации в нашей стране.


Хочу отметить их положительный эффект в сближении народов двух государств, в развитии всестороннего сотрудничества, взаимопонимания и добрососедства.


Уверен, что каждый раз Беларусь открывается вам как братская, близкая по духу страна, способная, может быть, кого-то и удивлять, 
в хорошем смысле слова.


Думаю, что те из вас, кто часто бывает у нас, уже сами стали немножко белорусами, хотя русских людей, даже уже и россиян, от белорусов отличить трудно. Но то, что вы чувствуете нашу гостеприимность, или гостеприимство, душевную щедрость в целом нашего народа, думаю, это так.


Вы, конечно, убедились, что россияне никогда не будут и не должны чувствовать себя здесь, в Беларуси, чужими людьми.


В этом зале, конечно же, немало людей, которые не впервые в Беларуси и не впервые мы с ними встречаемся за этим столом. И мне, конечно же, ваше мнение о Беларуси будет важно услышать.


Знаю, многие из вас преодолели тысячи километров, чтобы быть сегодня на нашей земле на пресс-конференции. За это вам особая моя признательность.


Те, кто уже не в первый раз принимает участие в подобной встрече, знают, что я всегда стараюсь отвечать на все вопросы искренне и откровенно. Это – главный принцип нашей пресс-конференции. Так будет и сегодня.


Ну и вас, дорогие братья-россияне, прошу только об одном: покажите нашу страну без всяких прикрас, приукрас, приукрашиваний, но не так, как иногда это делают, к сожалению, федеральные средства массовой информации (в лучшем случае – они замалчивают, что есть такая братская и самая близкая для России страна, а в худшем случае – вы все видите сами).


Поэтому я хотел бы, чтобы наши соотечественники, наши братья-россияне узнали правду о Беларуси.


Еще раз повторяю: без приукрашиваний действительности, но и не умаляя того, что нам в этих сложных условиях удалось достичь. Для нас это важно. Что греха таить, объективной информации, как я сказал, в России о Беларуси не хватает. К сожалению.


Вы прекрасно видите, что сегодня происходит на планете. Ее буквально трясет отмеждоусобиц и вооруженных конфликтов. Это результаты реализации той стратегии управляемого хаоса, которая наносит серьезный ущерб многим государствам разных континентов, к сожалению, включая сегодня и нашу Европу.


Не секрет, что мы тоже знаем, кто управляет этим хаосом, кто создает, кто решает таким образом свои проблемы, за счет дестабилизации огромных регионов и натравливания одних народов на другие.


В это непростое время, я уверен, белорусам и россиянам нужно быть вместе.


Перед лицом новых угроз мы должны быть сплоченными как никогда, мы должны быть готовы подставлять друг другу плечо, по-партнерски решать все возникающие разногласия.


Нам нужно быть обязательно сильными, не стесняться отстаиватьсвои интересы сообща – как экономические,так и политические.


Наши народы должны быть в согласии, жить в согласии. Этому нас учат исторические урокиВеликой Отечественной войны, 70-летие Победы которой мы будем торжественно отмечать 9 Мая будущего года.


Нельзя забывать, что только благодаря единству наших народов мы выстояли под ударами фашистских полчищ, разгромили врага в его же логове и освободили Европу, спасли мир, весь мир от нацизма, все человечество от порабощения.


Еще раз подчеркну: наша сила в единстве и сплоченности. Все мы, белорусы, русские, украинцы, вышли, по сути, из одного ”гнезда“ – славянского. Поэтому просто по-человечески больно смотреть на то, что происходит сегодня в Украине. Очевидно, что вбить клин в отношения между нашими странами пытаются извне, чтобы поселить вражду и ненависть в сердцах исторически близких и родственных по духу народов.


Но при этом и мы хороши, мы для этого даем повод, а иногда, как в Украине, создаем для этого почву, для этого давления извне.


Наша позиция такова: боевые действия и гибель людей на востоке Украины должны быть прекращены окончательно и бесповоротно! Мы и так уже осложнили отношения с Украиной до невозможного. И если уже люди, не просто элита Украины, а даже суперэлита, которая очень хорошо относится к России, к нам и зависимы от России и от нас, говорят о том, что ”мы испортили отношения с украинским народом, с украинским государством навсегда“, – я цитирую одного из таких значительных, знаковых людей.


Необходимо заняться восстановлением в Украине городов и сел. Если этого не сделать как можно скорее, последствия могут стать поистине катастрофическими.


Уже тысячи беженцев из Украины приехали в Россию и Беларусь, спасая собственную жизнь и жизни своих детей. И мы не имеем права отмахнуться от этих людей. Мы должны по-братски, по-соседски им помочь, тем более это – наши люди, не чужие нам люди.


В Беларуси было принято решение о реализации ”дорожной карты“ для социальной реабилитации беженцев из соседней страны. И, насколько я знаю из средств массовой информации, в основном эти беженцы очень положительно восприняли наши встречные действия по поддержке их.


Конфликт в Украине может быть разрешен только путем переговоров. Победителей в этой войне не будет.


Именно поэтому, а не ради лавров каких-то миротворцев, мы всегда и везде ратуем за диалог и делаем все, что в наших силах, чтобы способствовать этому сложному переговорному процессу.


Мы соблюдаем договоренности с нашей Россией в рамках Союзного государства, Таможенного союза, Единогоэкономического пространства и ОДКБ и вместе адекватно реагируем на растущую активность наших противников у наших границ.


Мы отстаиваем экономические интересы России, пресекая попытки ввоза попавших под эмбарго западных товаров. Идем навстречу нашим партнерам по вопросу замещения такой продукции белорусскими товарами, что особенно актуально, например, для Калининградской области, учитывая ее особое географическое положение. Я знаю, что здесь присутствуют журналисты из Калининграда, они это могут подтвердить.


Мы действуем в духе союзнических отношений и стараемся – в силу наших далеко не безграничных возможностей – обеспечить всех вас качественными белорусскими продуктами питания и сельхозпродукцией. В России на них существует высокий спрос.


Поэтому считаю, что сейчас не время ”щипать“ друг друга по мелочам, вспоминать старые обиды или вносить нервозность в наши отношения под надуманным предлогом.


Сегодня мы стоим на пороге вступления в силу Договора о Евразийском экономическом союзе. Но нельзя забывать и о Союзном государстве Беларуси и России. Как ни крути, а подобной глубины интеграции мы пока не достигли ни в Таможенном союзе, ни в Едином экономическом пространстве, да и в том Союзе, который начнет функционировать с 1 января.


Союзное государство – это поистине уникальное интеграционное образование на постсоветском пространстве. Оно позволяет нам обеспечить на деле равенство социальных прав граждан наших стран.


С партнерами по евразийской интеграции –Россией, Казахстаном – мы хотя и сделали колоссальный шаг вперед, но все еще остаемся в начале большого пути.


Как мы пройдем этот путь – все вы увидите, я думаю, уже в ближайшее время.


Ряд чувствительных вопросов по взаимной торговле отнесены на перспективу или решаются на уровне двусторонних отношений с Россией. Прежде всего это касается энергетических ресурсов и движения капиталов.


Исключительно важно, чтобы все достигнутые договоренности неукоснительно выполнялись. Иначе мы не только можем утратить доверие в рамках нашего Союза, но и заметно снизить его привлекательность в глазах кандидатов на вступление в ЕАЭС. Откровенно говоря, очень бы этого не хотелось.


Однако я, уважаемые друзья, не хотел бы останавливаться на всех проблемах и вопросах, которые могут поступить не от вас, и затягивать свое вступление.


Думаю, что у вас, уважаемые друзья, есть немало вопросов ко мне. И я постараюсь в более сжатой форме, если это возможно, нежели чем в прошлый раз, на них ответить.


Но попросил бы вас об одном, в плане формы нашего сегодняшнего общения, мне очень бы не хотелось, чтобы была классически построена наша пресс-конференция: вопрос – ответ, вопрос – ответ. Это попахивает неким анахронизмом… Поэтому давайте будемс вами разговаривать, простите, возможно, за тавтологию, в форме беседы: если вы задали вопрос – я могу какие-нибудь нюансы, которые вас интересуют, упустить, поэтому вы конкретизируйте в ходе моего ответа свой вопрос; или, может, появятся какие-то новые нюансы, связанные с этим вопросом, я хочу, чтобы вы или направили меня в нужное русло, или подсказали то, что я упустил, и то, что, возможно, у вас возникли какие-то подвопросы к этому вопросу. То есть давайте побеседуем с вами на определенные темы.


Я знаю, что, если вы задаете даже вопрос, это не значит, что вы не знаете ответа на этот вопрос. Я понимаю, что вы хотите услышать, как в Беларуси понимают тот или иной процесс. И я постараюсь вам ответить искренне, как я уже сказал, и откровенно на все вопросы.


Пожалуйста.


Вообще-то мы можем начать с телерадиокомпании ”Мир“, уважаемой мною компании, которая распространяет информацию на значительные регионы, авторитет которой в Беларуси очень высок и, я надеюсь, в странах СНГ. Если вы не против и не в обиду другим. Если, конечно, у этой компании есть ко мне вопросы.


В.Б.Перцов (директор представительства Межгосударственной телерадиокомпании ”Мир“ в РеспубликеБеларусь):Уважаемый Александр Григорьевич, Вы в своей вступительной речи коснулись вопроса, который в равной степени волнует и белорусских, и российских журналистов.


Я снова к самой больной теме в СНГ – это тема Украины. Вот эта боль, она не проходит и временем не лечится. И как-то, знаете, по-прежнему тревожносмотреть на телевизионные выпуски новостей и на те картинки, которые приходят из Украины. Но я не об этом хочу спросить. Вот у нас прошел саммит глав государств СНГ, второй раз вы взяли на себя ношу за Украину, на достойном уровне, как было признано, провели это высокое мероприятие. Но после этого мероприятия, буквально на прошлой неделе, в Украине снова начались в преддверии парламентских выборов выступления о необходимости выхода Украины из состава СНГ. Это не в первый раз там происходит. И каждый раз экономисты, украинские экономисты, находят массу доводов того, что выход из СНГ для Украины, он не то что приведет к каким-то небольшим проблемам, а может привести к настоящему экономическому краху.


Как Вы думаете, как Президент, знающий и Петра Порошенко, и других представителей украинской элиты, это реальные веяния? Или это просто очередная предвыборная риторика?


Спасибо.


А.Г.Лукашенко: Ну, вы задали оченьтакой злободневный вопрос, очень актуальный вопрос. И я вас еще раз прошу: давайте все-таки расставим точки над ”i“ и обозначим буквально все акценты этой проблемы, потому что для меня почему это важно – не все в России в том числе, меня это больше всего беспокоит, кстати, понимают позицию Беларуси и мою личную позицию по украинскому вопросу. Я в некоторых моментах и повторюсь, я прошу тогда извинения у тех журналистов, которые уже не впервые услышат мою позицию, как в целом при ответе на этот вопрос, так и в частностях, но очень важно расставить акценты и выяснить все.


Для меня важно, чтобы в России понимали нашу позицию, а уж вы оцените, насколько Лукашенко прав или не прав; играется он тут с Западом, Востоком – цитирую, как некоторые в России говорят, – или не играется; нормальная это позиция или нет, в конце концов – выгодна она России или нет, как всегда рассматривают россияне под этим углом позицию Лукашенко, белорусов, да и других представителей и политиков других государств.


Вот давайте разберемся. Чтобы не было вопросов по Украине больше, начнем изначально.


Я действительно всегда (всегда!) находил общий язык с любыми политиками, которые были у власти в Украине. Я не знал Кравчука, в смысле не работал с нимблизко, хотя я его хорошо знаю, а всех других президентов я хорошо знал, с ними очень тесно сотрудничал. И не только с Кучмой и Януковичем, но и с Ющенко, Тимошенко, Турчиновым (с Яценюком я не встречался, я особо не напряжен в связи с этим), с Петром Порошенко (мы и раньше контакты имели, хотя напрямую мы переговоры с ним не могли вести – он был министром, о нем вам может лучше рассказать Владимир Ильич (Семашко), наш вице-премьер, они были сопредседателями нашей Белорусско-Украинской комиссии, но мы хорошо знали его позицию, в делегациях он постоянно присутствовал).


Это, по-моему, во времена Ющенко, да?


В.И.Семашко (первый заместитель Премьер-министра Республики Беларусь): Да.


А.Г.Лукашенко: Да, во времена Ющенко.


Мы встречались в Киеве, Гомеле, Минске, поэтому я его хорошо знаю.


Я всегда поддерживал контакты с этими руководителями, хотя весьма критически высказывался в том числе по их позиции, если она не соответствовала нашей позиции и моему пониманию процессов. Это касается и Леонида Даниловича Кучмы, особенно Януковича, ну и тем более Ющенко. Тем более они никогда не обижались на меня, они знали мою открытость, искренность, она была незлобной, но мы в открытую обсуждали эти вопросы. Так происходит и сейчас – я поддерживаю добрые отношения с ведущими политиками Украины.


Риторический вопрос к вам, россиянам, что не нравятся в России, кстати, мои контакты с украинцами, – скажите, это что, во вред Беларуси и России, то, что я разговариваю с политиками Украины, поддерживаю с ними отношения? Что тут плохого? Последние события в Украине показали, что здесь ничего плохого нет. И, разговаривая часто с Президентом России, я у него спрашиваю: ”Может быть, мне подключиться к какому-то вопросу? Если это неудобно, я могу переговорить с какими-то политиками Украины“. В частности, я уже приоткрываю занавес, очень серьезные проблемы были в плане ВПК взаимоотношения у Украины и России. И мне пришлось подключаться к этим вопросам, разговаривая в Украине и убеждая. К примеру, что принесет, какое счастье и радость Украине то, что вы сегодня не поставите турбореактивные двигатели для, если я правильно выразился, кораблей российских, которые будут проданы послезавтра во Вьетнам (импортный был заказ вьетнамцев к россиянам, они изготовили корабли, а двигателей нет)?! Ну, скажите, что в этом плохого?!


Так идругие вопросы, я просто не хочу сегодня о них говорить, время придет – я скажу.


Поэтому то, что я разговариваю с украинскими руководителями, политиками, даже с… как это его фамилия? – Ляшко, по-моему (слишком такой активный там, вроде бы с точки зрения России, реакционный политик и страшный нацмен). Я с ним пообщался в Раде (он сам подошел ко мне, пожал мне руку, поблагодарил, представился как Ляшко, а вчера он там где-то с журналистами подрался, вроде с российскими, я говорю: ”Слушай, чего ты дерешься с нашими людьми?“ – ”Да нет, Александр Григорьевич, вы не обращайте на это внимания“). И, я думаю, нам надо спокойнее относиться сегодня к тому, что происходит в Украине в плане политики. Вы знаете, они всегда бурлили накануне каких-то выборов, тем более парламентских. И то, что они сегодня говорят, это не значит, что и завтра они будут проводить такую политику. Это естественно.


У нас в Беларуси этого нет, потому что у нас совершенно другая обстановка и совершенно другая система выборов. В России наполовину так. Но я понимаю то, что происходит сегодня в Украине. И я буду поддерживать контакты с этими людьми.


Еще раз подчеркиваю, я клянусь вам, что я абсолютно откровенно в глаза им говорю, еще больше, чем публично, а что публично – я вам сейчас скажу, характеризуя ситуацию в Украине.


Второй момент: в Украине произошел антиконституционный переворот. Помните события на Майдане? Помните эту стрельбу? В этой стрельбе трудно разобраться даже вам, журналистам въедливым, когда начинаются столкновения, тогда трудно разобраться: кто в кого стреляет и с какой целью? Кто-то одних обвиняет, одни обвиняют других, а другие других, кому-то это выгодно – кому-то невыгодно. И кто там в кого стрелял – трудно разобраться... Идет информационная война, естественно, каждый использует в своих целях все эти события, но мы это выносим за скобки.


Произошел антиконституционный переворот. Кто виноват? Президент Украины господин Янукович, мой бывший очень  хороший друг (правда, не могу сказать, что он мой враг или друг сейчас, потому что я с ним не встречался после этого). Он виноват! Только он в данной ситуации повинен в том, что произошло в Украине. Да, его заявления о том, что ни одна человеческая жизнь, как он говорит, капля крови не стоит какой-то власти и так далее. Ну а сколько сейчас жизней потеряли? Сколько? Тысячи! Кстати, никто не знает сколько, ни россияне, ни мы и, к сожалению, даже не они. Тысячи! Как сейчас оценивает Запад, в пять раз больше погибших, чем это декларируется. А о том, что раненые или калеки, – это не подлежит подсчету. А мирное население сколько потеряло в Донецкой, Луганской и других областях – тоже трудно посчитать. Придет время, люди всю правду об этом узнают…


Поэтому то, что произошло на Майдане и после, это был неконституционный государственный переворот. Когда встречался я первый раз с Александром Турчиновым (еще до Порошенко, когда он исполнял обязанности), он прекрасно знал мою позицию в этом плане, я ему честно сказал: ”Да, Александр (я, кстати, тоже знаком с ним был еще и раньше, знаю его националистическую позицию, кстати, бывший комсомольский работник), ты страшный нацмен“. Он говорит: ”Да, я – националист, но я не очень вражеский“. И так далее и тому подобное. Поэтому я ему об этом сказал, что это был неконституционный переворот, это был захват власти. Я так это понимаю, в России так это понимают.


Вот первое, что касается моей позиции.


Дальше важный вопрос о ходе событий в Украине – это присоединение/захват Крыма. Присоединение – с точки зрения России, с точки зрения Украины – захват Крыма, собственной территории.


Я также на эту тему уже говорил, притом по горячим следам, когда у нас были выборы, я отвечал на этот вопрос. Кого интересует, можете поднять эту тему и посмотреть, насколько я в этом отношении стабилен, отвечая на этот вопрос.


1994 год... Я, еще совсем ”зеленый“ Президент, на конференции в Будапеште. Американцы с россиянами (Клинтон с Ельциным) поделили ядерное оружие и предписали всем вывести ядерное оружие туда, куда предписано. Тогда настаивали на том, чтобы наше ядерное оружие (самое современное… те ”Тополя“, которые вы видите сегодня, в России их часто показывают) было выведено (самое передовое здесь было, в Советском Союзе, ядерное оружие) на территорию Российской Федерации. И тогда, а это было требование и США (Клинтона), наши ”свядомые“, как мы их называем, националисты, которые были у власти, а, естественно, они готовы были что угодно сделать в тогдашних условиях, вот так, как в Украине, чтобы понравиться американцам, Западу и так далее, они согласились с этим. И я уже де-факто вынужден был выполнять те обязательства, которые мы взяли по выводу ядерного оружия. Но, может, я никогда об этом не говорил, но скажу: я был категорически против этого. И чтобы вы знали, самое жестокое давление, которое я испытывал, задерживая вывод ядерного оружия из Беларуси, шел со стороны российского руководства (вы помните, кто тогда был у власти, и касается это не только Ельцина, но и тех, кто его окружал) был шантаж жесткий, было предупреждение: если оружие не выведете ядерное, мы перекроем газ, перекроем нефть, а Беларуси вообще не понадобится ядерное оружие, потому что погибнет… Но когда увидели мою жесткую позицию, что я ни под каким диктатом действовать не буду, начали говорить о том, что мы просто его не сможем обслуживать, это ядерное оружие (конечно, оно же нуждается в обслуживании и так далее). Конечно, у меня опыта не хватало тогда и знаний: сможем – не сможем? Но главное ведь – надо было выполнять международные договоренности, которые были заключены до меня. И я вынужден был это ядерное оружие выводить. Казахстан и Украина, там проблем не было, онисразу начали вывод этого оружия, перемещение в Российскую Федерацию. Я этот процесс сдерживал, насколько это было возможно.


И вот на сцене этой стоят Лукашенко, Назарбаев, Кучма, то есть государства, которые должны выводить это ядерное оружие на территорию, определенную Америкой и Россией (американцам очень важно было, чтобы это оружие было собрано в одном месте, прежде всего в Российской Федерации, потому что они четко понимали, что с Ельциным они всегда найдут общий язык и договорятся, – как они понимали). Это слишком примитивный, кстати, был взгляд… Ельцин был не тот человек, который готов был, как сейчас это распространено в России, сдать интересы России. Поверьте, я очень хорошо это знаю, но Россия тогда была слаба и ей диктовали условия. Все понимали, что если там, то нормально. Ну и вообще, если ядерным оружием будет обладать меньшее количество государств – для мировой безопасности, для американцев это будет выгодно. Понимаете, почему было принято такое решение.


И вот мы на сцене, на конференции, а рядом с нами Клинтон, Ельцин, представитель Великобритании как гаранты того, что если мы выводим ядерное оружие, то нам гарантируется полная безопасность, так называемый ”ядерный зонтик“, и все мы, подчеркиваю, останемся как независимые государства в рамках тех границ, которые существовали на тот период. То есть нерушимость границ, территориальная целостность государств в очередной раз в 1994 году при моем участии нам была гарантирована, в том числе и Украине.


Поэтому отвечаю искренне на вопрос и заявление тех, которые сегодня говорят: а вот знаете, Хрущев такой-сякой, взял да и отдал непонятно как Крым в свое время Украине… Непонятно как, поэтому надо забрать его. Это – не мотив. Даже если бы было так, то 
в 1994 году на моих глазах была дана эта гарантия – в рамках тех существующих границ…


Поэтому недопустимо, если какое-то государство нарушает ту территориальную целостность, которая была гарантирована, и отнимает часть территории у того или иного государства.


Поэтому, если вчистую говорить, что какое-то государство отняло часть территории у другого государства (вчистую, мы пока не говорим о нюансах), это неправильно. И это я вам искренне и откровенно подтверждаю. И не думайте, что я здесь боюсь. Как некоторые в России, особенно у нас оппозиция, нацмены наши, националисты, меня пугают: сегодня – Украина, завтра – Беларусь, а послезавтра – Казахстан (или наоборот)... Чепуха полная! У нас даже не рассматриваются на политическом уровне подобные варианты. Я не допускаю, чтобы Беларусь в какой-то очередности стала очередным государством, у которой Россия по каким-то причинам заберет часть территории или всю Беларусь. Полная чепуха! Такого нет! Когда об этом говорим в узком кругу, президенты и прочие, я говорю: ”Владимир Владимирович, вы не переживайте, у нас нет напряжения в этой части, это вы,  говорю, должны напрягаться, потому что часть Псковских, Смоленских и Брянских земель когда-то принадлежала Беларуси, поэтому придется поделиться... Но, говорю, у нас и такой позиции нет“. Для нас не имеет в данном случае значения, нас устраивает то, где находятся сейчас наши якобы земли – в Смоленске, в Брянске или Пскове. Мы имеем свободное общение, у нас нет границ, наши люди ездят 
туда-сюда; мы им помогаем, они нам и так далее, у нас нет абсолютно никаких проблем.


Поэтому, если вчистую рассматривать эту проблему, с присоединением каких-то территорий другой страной и так далее, – это неправильно, и вряд ли кто-то со мной станет спорить.


Но возникает другой вопрос: а почему Россия пошла на этот шаг, кто в этом виноват? Я украинцам после инаугурации Порошенко и всем журналистам, которые меня там окружили при сорокаградусной жаре и прижали к стенке, начали меня теребить (Путина не было, а кого тогда – меня), начали меня допрашивать, разозлившись, я им сказал: ”Ребята, вы что считаете, что Крым ваш?“ – ”Да, наш, наш…“ – ”Так а почему вы тогда не воевали за этот Крым? Почему вы его отдали России без единого выстрела? Значит, вы не считаете, что это – ваша территория (это – плюс России). Второе, зачем вы направили острие своей революции против наших людей, русских и белорусов, русскоязычных? Зачем вы начали запрещать язык? Что, больше не было проблем? Вы начали угрожать жизни этих людей. Третье, вы что, хотели разместить в Крыму подразделения НАТО? Вы знаете нашу позицию.


Поэтому ищите причину не в России, а у себя. Минимум – вы дали повод к тому, чтобы Россия присоединила Крым к Российской Федерации! Вы в этом виноваты, а не Россия. Как максимум – зачем вы подставлялись, если вы знали об этом? Зачем? Вы бы не давали повода, не подставлялись, и не было бы этой ситуации“.


Поэтому когда я оцениваю ситуацию конкретно с Крымом, я исхожу из этого.


Что будет дальше в Крыму, как будет дальше (я опускаю вопрос, как происходили присоединение, референдум и так далее, вы это все видели сами), что будет дальше – вопрос важнейший. Не все однозначно, как это рисуют. Там очень тяжелая ситуация. В канун зимы там будет еще сложнее, потому что Крым сегодня отрезан от традиционных коммуникаций, а паромом через Керченский пролив или же водным путем трудно будет обеспечить Крым. Конечно, Россия – гигантская страна, конечно, она может где-то оторвать и обеспечить Крым, это естественно, и это будет делаться, потому что политики не могут потерять свое лицо, прежде всего политики, но для России эта ноша будет весьма сложная. И это надо иметь в виду, когда некоторые делают заявление, что Россия хочет оттяпать еще и Восточную Украину. Да бросьте вы, я в это не верю абсолютно, потому что вРоссии, я это знаю точно, прекрасно понимают, что оттяпать территорию проблем нет, когда нет у Украины практически армии, но что будет потом, что с этой территорией будет происходить, какая ситуация сложится на остальной части? Это, забегая вперед.


Поэтому вот моя позиция по территориальной целостности государств. Исходя из этого, как мы или я как Президент оцениваю события по Крыму, и как реально произошло, и кто в этом виноват, и насколько виновата в этом Россия.


Ядумаю, вы поняли то, о чем я сказал?


Но беда отдельных политиков, а больше всего средств массовой информации России, и вина в том, что они из контекста моих рассуждений начинают выдергивать – или первую половину подают или вторую: вот Лукашенко сказал, что неприемлемо, чтобы одно государство отнимало часть территории у другого государства... 
И говорят: это позиция Лукашенко по Крыму… Да нет, господь 
с вами, это в целом позиция моя по любым взаимоотношениям 
к другим государствам, и я это переношу на Крым вообще, а в частности я вам сказал, кто виноват, как я оцениваю и почему это произошло.


Что касается вот этой бойни на юго-востоке Украины. Давайте не будем темнить друг перед другом, ведь если бы не Россия, то дни ДНР и ЛНР были бы сочтены давно. Россия просто вынуждена – или не вынуждена, я считаю, что вынуждена – защищать и поддерживать эти территории. По разным причинам: начиная от личного имиджа, рейтинга и так далее и заканчивая самым святым – там живут братья и в беде Россия их бросить не может. Тут целый спектр причин, я тоже не хочу вдаваться в подробности, это зависит от вкуса каждого журналиста в том числе, который будет оценивать, по определенным причинам, эти события. Но ясно одно, я еще об этом сказал как только этот конфликт начинался, как только выстраивались баррикады при переходе из Крыма в Украину, сказал в узком кругу: ”Мужики (президентам прошлым), нам ни в коем случае нельзя начинать там войну. Ни в коем случае! Мы так определенным игрокам на международной арене или определенным государствам поможем, мы так им угодим, что дальше некуда... Там не будет воевать никто, кроме России, с одной стороны, с другой стороны – не будет глобальных игроков в открытую воевать. К примеру Америка, она никогда не пойдет на столкновение впрямую. Но некоторые государства и блоки очень будут заинтересованы, чтобы мы собственными руками перебили друг друга“.


Повторяю и цитирую самого себя: создается глобальная воронка в центре Европы, которая будет затягивать нас в эту бойню, в эту войну. И, таким образом, мы будем убивать друг друга. Славяне будут гробить друг друга чуть ли не впервые в истории. Мы будем убивать, цивилизованные люди, грамотные, друг друга. А это впервые в истории!


Не послушали... Вот и произошла эта бойня…


Опять же опускаю все события, так или иначе вы их видите, знаете, я более подробно знаю, потому что не только телевизор смотрю. Мы изучаем эту ситуацию очень внимательно, наблюдаем за ней. И, когда поступили, подчеркиваю, предложения с разных сторон о том, чтобы в связи с нашей позицией по этим вопросам собраться в Минске, я сказал: ”Хорошо, вы мне скажите, что сделать, – Путин, Порошенко, Европа, другие – я сделаю“.


Не я выступил миротворцем, не надо мне лавры чужие приписывать, я дословно сказал: ”Скажите, что мне сделать для этого, потому что я не приемлю этой войны“. И не только потому что там, это главное, гибнут дети и старики ни в чем не повинные, а потому что это причина глобального конфликта – это вот эта воронка, о которой я сказал.


Мы долго консультировались, я четко понял, что мне надо сделать, и вот здесь, в центре Европы, мы собрались для того, чтобы обсудить этот вопрос. Была создана контактная группа (Зурабов – с вашей стороны, лидеры ДНР и ЛНР и Кучма – с тех сторон), они долго работали в Минске. Я делал все для того, чтобы они могли работать: надо было помогать – помогал, встречаться – встречались. Мы делали это конфиденциально, мы никому ни о чем не говорили, но я способствовал этому.


Вот это единственная белорусская заслуга – мы предоставили возможность для этого разговора.


Скажите, если бы я занимал какую-то не такую позицию, как я вам описал, это было бы возможно в Минске? Конечно, нет! И вообще бы этого диалога не было, потому что, как европейцы, которые приехали, говорят: ну, конечно, мы могли бы встретиться и в Астане, но, не в обиду казахам это сказано, наверное, решать европейские вопросы в Китае, – они так сказали, – наверное, это не с руки… Поэтому европейские вопросы надо решать в Европе. Поэтому эта была позиция. И объективно мы должны в этом отношении поблагодарить европейцев, что они на это пошли и на это согласились – у последнего диктатора Европы все-таки собрались, поговорили, обсудили, создали контактную группу. Как результат – да, там идет сейчас перестрелка, да, я не понимаю, зачем они воюют за этот аэропорт Донецкий, но как человек военный (нельзя, наверное, Президенту так говорить) скажу: ну и черт с ними, кто хочет воевать, друг друга колошматить – пускай они лучше в аэропорту воюют, чем на жилых территориях, где гибнут или гибли массово дети, старики, а потом морги были забиты, электричества не было и прочее, людей хоронили просто в огородах, а некоторые по несколько суток валялись (трупы) на улицах, в огороде… Людей не могли похоронить! И вот вы видите эти захоронения… Не знаю, кто там кого убивал и расстреливал, но таких захоронений будет очень много, по разным причинам.


И то, что удалось достигнуть здесь переговорно-контактной группе в Минске, это уже благо. Уже вроде и в аэропорту не такие идут бои. Если есть какие-то перестрелки – там разберутся (сейчас уже и наблюдателям можно работать, ОБСЕ, российские, да и наши там люди есть, из Украины, которые видят, что процесс этот мирный пошел). Почему? Потому что победителей в этой войне быть не может. Это понимают и в Украине, это понимают и в России, и в Донецкой, и в Луганской областях. Все это понимают. Вы можете спросить: ну а почему тем не менее, эти перестрелки идут? Если бы не было парламентских выборов, этот процесс бы шел быстрее, но негодяи – политики – и подонки, иначе их не назовешь, кому-то надо сохранить лицо, надо что-то доказать. Политики ”партии войны“ в Украине должны доказать, что мы защитимся, территорию не отдадим, мы будем воевать до конца… С другой стороны – ”мы тоже не отдадим украинцам… туда не пойдем, сюда не пойдем и так далее...“ – тоже надо какое-то лицо сохранить. Может, и надо, только не в этой ситуации. Я это не приветствую. И не понимаю вообще, как за счет того, что там будут гибнуть люди с одной и с другой стороны, мирное население, что самое важное, можно сохранять свое лицо?!


То есть вот этот политический аспект – выборы в Украине – очень влияют на нынешнее состояние дел. Но это уже не та война, которая шла, когда окружали целые бригады, уничтожали, гибли люди сотнями во время операций, когда украинская армия наступала и гибли люди с той стороны, уже этого нет. И это уже хорошо. Но перспективы у этого конфликтаразрешения военным путем нет, невозможно. Почему невозможно – я вам свою точку зрения высказал.


Вот что произошло в Украине и наша позиция в этой части.


Почему я немало говорю об Украине? Вы знаете, я очень хорошо отношусь к украинскому народу. Здесь есть и личные причины – я в свое время служил в пограничных войсках, центр нашего округа был в Киеве – Западный пограничный округ. 


Я проехал всю часть этого округа, работая уже в политотделе в последние месяцы, всю нашу границу, Украины естественно, это и Черновцы, короче, это Западная Украина. И я очень хорошо знаюукраинский народ, особенно на западе. И не верьте,что в Украине ”западэнцы“ – это нацисты, фашисты и прочие, а на востоке – это только наши.Да нормальные там люди. Но в семье не без урода, если с нашей позиции смотреть, есть и на западе и на востоке такие люди, которые создают вот эту ”кашу“. Везде они есть. Есть они и в Беларуси, есть они и в России. Поверьте, если кому-то заплатить, а в наших обществах очень много, когда мы вообще отошли от всякой идеологии в воспитании людей, дашь деньги – будут воевать. И немало людей, которым не важно, на какой стороне воевать. Что, кстати, и происходит на юго-востоке, там с той и с другой стороны воюют русские и белорусы, там с той и с другой стороны воюют люди с запада. Где больше заплатят. Это – профессия. Сегодня профессией стал террор и террористы, сегодня профессией стали военные, особенно бывшие, которые готовы за деньги воевать и рисковать своей жизнью. Для кого это секрет? Для представителей СМИ это не секрет.


Поэтому в Западной Украине прекрасный народ, трудолюбивый. И нам, белорусам и россиянам, порой у них надо учиться трудиться, потому что в основном это такой народ.


Ну и я часто говорю о том, что еще во времена Ющенко мои корни, предков моих,  нашли между Черниговом и Киевом. Поэтому, может быть, оттуда моя фамилия и так далее. Но я очень хорошо отношусь к украинцам, к украинскомународу. Очень хорошо. Это моя личная позиция, и я вам честно и искренне об этом говорю. 


Я украинцев почти так же люблю, как русских людей. И вообще я – человек интернациональный, меня так воспитали, я вырос на границе с Россией, закончил русскоязычную школу (у нас были русские, белорусские, и сейчас так: есть чисто больше белорусская школа, чем русская, есть абсолютно русские школы, как было в советские времена). Поэтому это, наверное, отпечаток наложило на мое воспитание и мое восприятие этой действительности.


Поэтому здесь есть и определенно личное. Отсюда моя позиция. Прав я или не прав – судить вам, но позиция такова, она не менялась с первых дней этого конфликта в Украине исобытий в Украине.


И скажу вам самое последнее. Кто виноват? Мы очень дружны с Леонидом Даниловичем Кучмой. Я ему, когда, бывая здесь, в Беларуси, ведя переговоры, а он очень активен, он очень немало сделал для того, чтобы стабилизировать обстановку, я ему часто говорю: ”Ты еще не откупился от украинского народа за то, что произошло в
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?