Минск
+13 oC
USD: 2.57
EUR: 2.78

В 2019-м хозяйства АПК произвели продукции на 17 миллиардов рублей

Председателям предложено взяться за гуж

Можно ли инициативу Александра Турчина распространить повсеместно? Нужно

Суть дела: председатель Минского облисполкома Александр Турчин потребовал от председателей райисполкомов вывести на среднеобластной уровень по одному проблемному хозяйству в районе. Дело за малым: определиться со списком, составить бизнес-план и решить, каким путем достичь заявленной цели. Срок — один год. И хоть у тех и без того хлопот много, но коль взялся за гуж (а именно местная власть является держателем основного пакета акций аграрных ОАО), не говори, что не дюж. Тем более такая практика может оказаться актуальной и для других регионов. К таким выводам подталкивают некоторые факты. Но обо всем по порядку.


ДЛЯ начала отметим: в 2018-м в стране было 246 убыточных хозяйств, или 17,9 процента от общего их количества. Среди них больше всего отмечалось в Минской области — 74, меньше на Гомельщине — 16. Правда, для получения более объективной картины стоит учитывать их удельный вес среди всех организаций АПК. В таком случае расстановка следующая: Гродненская, Минская, Витебская, Могилевская, Брестская и Гомельская — 24,8, 22,8, 20,4, 19,9, 10,6 и 7,4 процента соответственно. Но, опять же, аутсайдер аутсайдеру рознь: в каждом регионе своя сумма чистого убытка, которая никак не зависит от количества организаций, попавших в антирейтинг. В целом по республике речь идет о 284,6 миллиона рублей. Показательна сумма среднего убытка на хозяйство по областям.

На Гомельщине она в пределах 4,9 миллиона рублей, Могилевщине — 1,3, Минщине — 1, Витебщине — 0,8, Гродненщине и Брестчине — примерно по 0,7 миллиона рублей на хозяйство.

Будучи в командировках, не раз наблюдала картину, когда в двух соседних хозяйствах ситуация кардинально противоположная: в одном живут припеваючи, а в другом еле концы с концами сводят. Вроде и земля одна, и солнце одинаково светит, только у одних дела спорятся, а другие все топчутся на месте. Некоторые руководители пытаются оправдать свое бедственное положение вечным отсутствием всего — денег, техники, специалистов и должной поддержки со стороны райисполкома.


Насколько подобные обиды уместны? Нельзя исключать, что где-то порой не считают нужным возиться с убыточными хозяйствами, предпочитая все усилия бросить на поддержку местных лидеров, от которых хоть какую-то отдачу получишь на вложенный рубль. Логично! С другой стороны, что стоит за несостоятельностью? В финансовую пропасть попадают не за год и не за два — это процесс длительный. И если не попытаться его остановить, то хозяйство, прирастая долгами, активно скатывается вниз по принципу снежного кома. Как правило, удавкой на шее становятся кредиты на текущую деятельность, зарплату. Их брали бездумно, без построения четкой перспективы и все чаще полагаясь на авось, что несколько легкомысленно в зоне рискованного земледелия. Осмелюсь предположить, что за подобными ситуациями наблюдали в районе — по крайней мере, не могли не заметить, но не предпринимали попыток, чтобы веревочка вовремя перестала виться. Понимаем, что так не везде. Однако такой сценарий имеет место быть — в этом убедилась лично, побывав в одном из хозяйств Гомельщины. Антикризисный управляющий Сергей Шерневич, который ранее работал с шестью сельхоз­организациями Брестчины, подтвердил: не всегда председатели райисполкомов вникают в вопросы сельского хозяйства — он сам с этим не раз сталкивался. Поэтому инициатива Александра Турчина, по его мнению, способна скорректировать ситуацию и привлечь внимание к проблемам отстающих хозяйств.

НЕ ВСЕГДА и не во всем виноваты председатели и их заместители. Однако от степени их участия и требовательности зависит, как будет складываться ситуация в том же АПК. Есть положительные примеры, когда руководители пытаются предвосхитить грядущие проблемы в АПК, начинают искать выходы из ситуации, чтобы улучшить положение не в целом по отрасли, а в каждом хозяйстве в частности. Например, в Докшицком районе с помощью председателя райисполкома Олега Пинчука для двух неплатежеспособных хозяйств нашли инвесторов, еще одно небольшое передали в руки фермеру. Там, как и в Вилейском районе, который привел в пример Александр Турчин, рост показателей отмечался уже в первый год. Председатель Поставского райисполкома Сергей Чепик, не дожидаясь, когда грянет гром, объединяет хозяйства вокруг молочного завода, потому что, по его мнению, только так сельхозорганизации могут выйти на безубыточную работу — крупным структурам выживать легче.

Неравнодушных руководителей в АПК много — в каждой области можно найти показательный пример. Только что-то подсказывает, что больше их на Гродненщине и Брестчине. Впрочем, это подтверждается цифрами — взять ту же рентабельность продаж. Конечно, цена на сельхозпродукцию играет не последнюю роль. Но при высокой себестоимости товар попросту потеряет конкурентоспособность. Снизить издержки можно лишь за счет роста валового производства и качества. Получается, что в 2018-м в среднем по стране рентабельность продаж составляла 3,7 процента. Причем только в двух областях, Брестской и Гродненской, она выше среднереспубликанской — 7,1 и 6,6 процента соответственно. В Минской и Могилевской — 3 и 2,6 процента, на Витебщине — 0,9. На Гомельщине показатель и вовсе составил 0,1 процента.


Впрочем, показатели на Минщине не самые плохие. Но почему-то кажется, что они несколько не соответствуют статусу центрального, передового, региона. Он-то по итогам прошлого года сохранил за собой лидерство по производству сельхозпродукции в организациях АПК — 4333,8 миллиона рублей. За ним следуют Брестчина, Гродненщина, Гомельщина, Витебщина и Могилевщина — 3479,7, 2913,1, 2480,5, 2059,2 и 1976,1 миллиона рублей соответственно. Но если сравнивать темп роста, то наибольший, 107 процентов, отмечен у Брестчины. Она также лидирует по наращиванию производства молока и мяса скота и птицы, отодвинув  Минскую область на второе место. Брестский регион доминирует и по объему чистой прибыли — 170,8 миллиона рублей. Затем идут Гродненщина, Минщина, Гомельщина, Витебщина и Могилевщина — 121, 99,4, 48,5, 34,1 и 22,6 миллиона рублей соответственно.

ВЕРОЯТНО, что данный факт и стал отправной точкой для принятия столь нестандартного решения. Но, как бы там ни было, начало процессу положено. Теперь в районах должны определиться с мерами, которые помогут нарастить производство в убыточных хозяйствах. К слову, директор ОАО «Гастелловское» Станислав Соколовский считает, что поднять хозяйство можно лишь путем денежных вливаний — на улучшение материально-технической базы. В этом, а не в отсутствии технологии, по его мнению, главная причина бедности:

— Технологию не освоишь, если средств нет. Знаю, о чем говорю, сам когда-то через это прошел. Главное — суметь грамотно распределить средства, тогда будет результат. В принципе, хорошо, что на убыточные хозяйства стали обращать внимание — им нужна перезагрузка: принцип кнута и пряника уже давно не работает.

С тем, что без финансовой поддержки ничего не бывает, согласен и председатель Узденского райисполкома Сергей Савицкий. Он подчеркнул, что в районе убыточных хозяйств нет, есть неплатежеспособные — их пять. Дело за малым — выбрать кандидатуру. Затем проработать бизнес-план и определиться с путем повышения эффективности производства. Уже сейчас идет речь о том, что для улучшения показателей в хозяйство будут направлены дополнительные средства.

Правда, у председателя Слуцкого рай­исполкома Андрея Янчевского на этот счет несколько иная точка зрения:

— В районе лишь одно убыточное хозяйство — ОАО «Гольчицкое». Выводить из финансового пике будем только за счет соблюдения технологических регламентов в производстве продукции растениеводства и животноводства. Если и выделим средства, то только на удобрения, чтобы улучшить кормовую базу. Но не более. Необходимо воспитывать грамотный подход к производству. Нет никакого резона в том, чтобы просто так давать деньги. Это равносильно тому, что мы похороним их в земле: отдачи не будет, так как у незаработанных денег нет цены. Это лишь породит иждивенчество. С другой стороны, и резкий подъем тоже ничего хорошего не сулит, ведь на показатели мало выйти — их еще и удержать надо. Лучше, когда все идет постепенно, по нарастающей.

…Время покажет, какой вариант развития событий окажется наиболее эффективным. Однако, наблюдая за развитием ситуации в неплатежеспособных хозяйствах, убедилась, что результат был там, где серьезно подошли к технологии, выискивая и устраняя бракованные звенья цепи. Сами по себе деньги ничего не значат, если нет понимания культуры производства. Почему? Потому что с новыми технологиями и агрегатами имеют дело все те же доярки и механизаторы, которые привыкли работать по старинке. И самодисциплина есть далеко не у всех. Только учтут ли это обстоятельство руководители районов при разработке стратегии выхода на безубыточную работу? Впрочем, ответ найдем на исходе 2020-го — шила, то есть итоги работы избранных убыточных сельхозпредприятий, в мешке не утаишь.
  
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...