Сельская газета

Председатель на свободе, но с инфарктом

Председатель Минского облисполкома Семен Шапиро против того, чтобы производственные просчеты оборачивались для руководителя уголовным делом

На днях в Минске прошла конференция «Актуальные вопросы профилактики правонарушений». Представители госорганов, правоохранительных структур, депутаты обсудили извечную проблему преступления и наказания, и главное — их соразмерность. Перца дискуссии придал председатель Минского облисполкома Семен ШАПИРО. Он вышел на трибуну с документами, предупредив, что «подготовился». Суть выступления — руководители сельхозпредприятия боятся принимать решения, особенно рискуют деятельные и инициативные. Что называется, наболело…


Тему многочисленных и не всегда обоснованных проверок предприятий Семен Шапиро поднимает постоянно. На этот раз глава Минской области зачитал имена, фамилии, должности руководителей, в отношении которых возбуждались уголовные дела, которые затем прекращались из-за отсутствия состава преступления, или все заканчивалось административным процессом. Привел конкретный пример, когда в отношении одного из самых опытных председателей возбудили уголовное дело, которое потом закрыли. Человек остался на свободе, но… с инфарктом. (По понятным причинам фамилии называть некорректно. — Прим. «СГ»). «Еще в отношении одного руководителя три раза возбуждали уголовное дело, я даже приехал пожать ему руку за работу, поддержать. Если дело не стоит выеденного яйца, не надо тогда баловаться», — обратился он к работникам прокуратуры. По сути, глава региона высказал то, что беспокоит каждого человека независимо от должности, — отношение правоохранителей к человеческим судьбам.

За всю историю человечество придумало несколько сравнительно эффективных способов наказания за общественно-опасные поступки: лишение жизни, собственности и свободы. В зависимости от содеянного вменяется и вид наказания. То, что вор и убийца должны сидеть в тюрьме, — не вызывает сомнения. В борьбе с коррупцией и злоупотреблениями властью в стране задействованы фактически все силовые структуры. От МВД и КГБ до Следственного комитета и Комитета госконтроля. Все громкие задержания не скрывают от общественности. Директора ОАО и заводов, главы городов и районов, даже сами милиционеры и судьи, преступившие закон, получают заслуженное наказание. Неприкасаемых нет. 

Однако совсем не случайно Глава государства потребовал от силовиков избавиться от показухи и проверок ради проверок. Чтобы внеплановые «посещения» перестали быть «лазейкой» для контролирующих структур, способных парализовать любую организацию. Вот красноречивый пример. В 2016 году Минфин по поручению МВД занялся ревизией Белагросервиса. Было назначено более 800 встречных проверок сельхозпредприятий, к началу года проведено более 300, но никакого результата нет. 

Проблема в том, что особенно рискуют инициативные и деятельные руководители. Многие из них не принимают нужных решений из-за опасений каких-либо административных или уголовных санкций. Ведь не секрет, есть немало случаев, когда уголовные дела возбуждали за продажу продукции ниже себестоимости. Но ведь каждому понятно, что на изменчивом рынке бывают реальные ситуации, когда делать это экономически целесообразно и необходимо. «Экономический эффект уже не рассматривается многими правоохранительными органами, а рассматривается механизм принятия решения, — говорит Семен Шапиро. — Я знаю случаи, когда руководитель хозяйства продавал продукцию по себестоимости, понимая, что завтра вообще ее не продаст, а против него возбуждают уголовное дело. Аналогичных примеров очень много». 

Семен Шапиро рассказал, как попросил опытного руководителя, который зарабатывал 26 миллионов, возглавить два колхоза в Узденском районе. Уговорил, тот перешел на новое место, но вскоре приехали 9 человек в погонах, и все закончилось уголовным делом. За что? Он получал зарплату в 15—20 миллионов. Осудили и работницу министерства, которая ее согласовала: год условно и возврат денег, которые были выплачены председателю колхоза. «Но прокурорам этого мало, они требуют, чтобы этой женщине дали два года колонии», — возмущается глава центрального региона. Он считает, необходимо разрешить облисполкомам принимать решения, которые позволят уходить от повременной оплаты труда руководителей предприятий и руководителей системы госуправления к оплате за достигнутый объем производства, рост объема диверсификации экспорта, конечный финансовый результат. У нас есть опыт выплаты таких премиальных руководителям исполкомов и сельхозпредприятий за увеличение объемов реализации молока. «Выплатив миллионы за его реализацию, мы увеличили эту реализацию на миллиарды. Думаю, подобная система стимулирования управленческого труда должна быть повсеместно», — убежден председатель Миноблисполкома.

Шутливая и банальная присказка: «Кто не рискует, тот не пьет шампанского» давно уже не вызывает улыбку у руководителей предприятий и организаций. Для них тендеры, договоры, поставки — зона повышенного риска. Все боятся сделать шаг вправо или влево, зная, что всякий деловой риск в любой момент может оказаться наказуемым. Ведь если что-то пойдет не так, следователь вряд ли скажет, что риск — благородное дело. Да ведь и практика судебных разбирательств показывает: провальные контракты не всегда результат злого умысла. 

Я к тому, что два года назад в УК введено понятие обоснованного экономического риска. Парламентарии надеялись, что это сможет раскрепостить управленцев, позволит им смелее принимать решения. При этом найдена грань, где он не связан с должностными преступлениями. Но, судя по всему, эта законодательная новация не всегда срабатывает. Неудивительно, только в Минской области в прошлом году текучесть кадров среди руководителей организаций составила 8 процентов, а среди директоров сельхозпредприятий еще больше — 20. 

Надо сказать, на конференции сотрудники прокуратуры пообещали разобраться и еще раз вернуться к озвученным уголовным делам. 

germanovich@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?