Праздник утешителя

Наш зеленый праздник — Святая Троица! День сошествия Святого Духа. Дух Святой есть Бог, Третья Ипостась Святой Троицы. Это важно помнить просто потому, что само имя Святой Дух располагает нас мыслить скорее о некоей энергии, силе (не так ли?), которая исходит из Бога. И если с пристрастием расспросить рядовых прихожан о том, Кто есть Дух Святой, мы услышим неутешительные свидетельства почти оккультной веры в невидимые и безликие энергии Бога, которые аккумулируются святыми людьми и святыми предметами.

Святой Дух есть Бог, Третья Ипостась Святой Троицы. Усвоить это нам несколько мешает Его Имя, элементы которого можно легко приписать каждому из Лиц Троицы. Может быть, поэтому свою обстоятельную книгу о Духе Святом отец Сергий Булгаков назвал “Утешитель”. Это имя, которым Сам Христос называет Святого Духа. Имя, которое помогает нам свою ленивую мысль выправить, помочь ей распознать в Духе Святом Лицо. Уникальное, неповторимое, несводимое к функции или безликой силе. Утешитель — Тот, Кто незримо присутствует в этом мире.

Утешитель — Тот, Кто в день Пятидесятницы сошел на апостолов, скрыв Себя в полыхании языков огненного пламени. Утешитель — Тот, Кто смиренно и незримо ведет Церковь, бытию которой Он дал начало. Утешитель — Тот, Кто был, есть и Кто придет. Смысл этих слов в том, что в этот сотворенный Богом мир может прийти только Тот, Кто в нем оставил свой след, свой отпечаток — оттиск тех рук, которые “собирали” этот мир, заражали его жизнью. Земля, вода, огонь — вся сотворенная стихия хорошо помнят тепло этих рук, животворную мощь этого дыхания. Потому и встрепенулась вся природа в день Пятидесятницы. Именно Они — Сын и Утешитель — “лепили” этот мир, “в четыре руки” играли ту симфонию, которую написал Отец, и в этой симфонии у каждого — своя неповторимая партия, своя оригинальная тема.

В прощальной беседе Христа с учениками, переданной евангелистом Иоанном, мы слышим не только свидетельство о единстве Сына с Отцом, но и о теснейшем единстве Сына с Утешителем, Который еще придет: “Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди. И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас будет” (Ин 14:15—17). Как это — Дух Святой пребывает в апостолах, но еще не пришел? Утешитель никогда не покидал этого мира. Он — Податель Жизни, Он — Сама Жизнь, которой мы напрямую не видим, но ею живем и движемся. Но только в Церкви, которая есть зерно исцеленного мира, Дух Святой являет Себя. В Церкви Дух Святой “обретает голос”, дает о Себе знать, все еще скрываясь, оставаясь незримым, потому что “мир не может принять Его, потому что не видит Его и не знает Его”.

Пожалуй, только в одном евангельском эпизоде нам открывается зримый образ Утешителя. Я говорю о Крещении Господа, когда Дух Святой показался над Спасителем в виде голубя, что вовсе не значит, что Ипостась Духа Святого воплотилась в тело птицы — ни в коем случае! Голубь лишь видимый образ, не случайный и не произвольный, но именно образ, символ, эмблема. Голубь — птица застенчивая и пугливая. О Духе же Святом Спаситель сказал таинственно, но определенно: “Дух дышит, где хочет, и голос Его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким рожденным от Духа” (Ин 3:8). Это не только исповедание недоступной нашему пониманию свободы Бога, но и подсказка всякому, ищущему святости, чистоты и истины, всякому, жаждущему возродиться от Духа Святого. Нужно стать воистину осторожным и кротким птицеловом, чтобы не спугнуть эту “благородную птицу”, чтобы она свободно выбрала мою душу в жилище себе. Почему это важно?

Преподобный Серафим не писал книг, не оставил ни одного теологического трактата. Двумя короткими фразами он схватил самую суть христианской жизни: “Цель жизни христианина — стяжание Святаго Духа Божия”, и: “стяжи Дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи”. Выходит, надо эту “птицу” искать, надо так себя переделать, чтобы не покидал нас Дух Божий. И если спросят, что отвращает от нас Духа Святого, ответ прост: все, что не свято и не духовно — зависть, похоть, гордыня, ненависть, — “имя им легион”. Но больше всего — злость, звериная злоба. И наоборот: легко привлекает и хранит Утешителя настоящая доброта.

Архимандрит Савва Мажуко

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости