Правосудие без границ

Эхо разборок рэкетиров: брестские борцы с организованной преступностью раскрыли убийство 21-летней давности

Коллаж Николая ГИРГЕЛЯ
Криминальный авторитет из Бреста в лихие 1990-е убил мать бандита из Тересполя. Более пятнадцати лет расследование по этому уголовному делу в Польше не двигалось с мертвой точки, да и графа с именем подозреваемого долго оставалась незаполненной. Но три года назад сотрудники 6-го управления по Брестской области главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД сообщили коллегам имя предположительного убийцы. Совместно с польскими коллегами оперативники восстановили события далекого 1996-го и вышли на след злоумышленника. Недавно окружной суд Люблина назначил брестчанину десять лет лишения свободы.


Тайное становится явным

История произошла в далеком 1996 году. В Беларуси еще  только формировалась система защиты на государственной границе. На этой волне три выходца из областного центра нашли прибыльную «работу»: контролировали очереди на въезде в Беларусь на пункте таможенного пропуска. Преступная группа требовала с проезжающих деньги за пересечение границы и регулировала транспортные потоки. Проще говоря, занималась рэкетом. Вскоре ребята (а было тогда им по 17—18 лет) надумали расширить зону влияния и установить своих «смотрящих» со стороны Польши.

Поляки в штыки восприняли вторжение конкурентов на свою территорию и во время очередного визита брестчан в Тересполь устроили им «горячий» прием. Наши бандиты, если верить воспоминаниям очевидцев, после той потасовки еле ноги унесли. Говорят, кому-то порвали паспорт и он вынужден был пересекать госграницу через Западный Буг вплавь.

Зализав раны, рэкетиры решили во что бы то ни стало обидчикам отомстить. План расправы — как в классическом криминальном фильме: приехать домой к главарю тереспольских бандитов Дариушу Василюку и приставить к виску пистолет. Тот испугается и уступит подконтрольную зону.

Сказано — сделано. Через пару дней легковушка Volkswagen Golf с тремя воинственно настроенными «туристами» ехала по спальному району Тересполя. Конечно же, в кармане у каждого было припасено огнестрельное оружие. Ничего не подозревавшие соседи указали иностранным «друзьям» на окна квартиры семьи Василюков.

Звонок. Двери никто не открыл. Женский голос из квартиры ответил, что Дариуша нет дома. То была мать бандита. Разгоряченные брестчане не поверили и более настойчиво попросили впустить. Хозяйка проигнорировала просьбу. Тогда один из непрошеных гостей выстрелил по дверям.

Троица вернулась в Брест ни с чем. Никто из них не знал, что в это время в тереспольской больнице врачи боролись за жизнь раненой женщины. Вскоре она скончается, а убитый горем Дариуш сдастся и передаст брестским «смотрящим» польскую сторону границы…

По сути, только брестские ребята знали, кто конкретно причастен к смерти матери Василюка. Так как инцидент произошел за пределами Беларуси, друзья договорились навсегда вычеркнуть из памяти неприятный эпизод.

Преступление без срока давности

История получила развитие в 2014 году, когда сотрудникам 6-го управления по Брестской области главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД «слили» позывной брестчанина, который в 1990-е годы якобы убил женщину в Тересполе. Оперативники пробили по базе: криминальный тип с таким «ником» действительно в областном центре был, но жизнь его пошла по наклонной: он стал наркоманом и на момент проверки уже умер. Вроде бы можно ставить точку. Однако через какое-то время из других источников поступает информация, что в 1990-е с таким же прозвищем засветился еще один персонаж. Именно он-то и «крышевал» границу, участвовал в приграничных разборках.

Постепенно прояснилось, кто в тот роковой день ездил в Тересполь. С материалами расследования знакомит начальник 6-го управления Александр Лаврукович:

— Первый участник того давнего убийства ныне живет в Бресте, с противоправной деятельностью завязал. Второй тоже обитает в областном центре, по-прежнему связан с криминальным миром, употребляет наркотики, судим. Третий выехал на постоянное место жительства в Евросоюз.

Оперативники также выяснили, что пистолет, который в середине 1990-х «участвовал» в убийстве, впоследствии был у ребят изъят.

Информации становилось больше, но сказать, кто стрелял в мать Дариуша Василюка, все равно было сложно. Сначала тень подозрений упала на одного из брестчан. Допросы друзей и родственников троицы постепенно перевели стрелку вины на того, который выехал за рубеж. Он был неоднократно судим. В Беларуси – по уголовному производству, не сопряженному с убийством. В Германии – за грабеж. Периодически употреблял наркотики. Мастерски угонял машины. В 1996 году, то есть на момент разборок в Тересполе, ему было 17 лет.

Расставить точки над «i» помогла бывшая девушка бандита. Она рассказала, что как-то они смотрели боевик и разговор зашел о том, смог бы ее бойфренд убить человека. Тот возьми да и скажи: мол, «висит» на совести убийство, правда, произошло по неосторожности и много лет назад. Молодой человек попросил забыть об этом разговоре. Но подобные вещи обычно выбросить из памяти бывает сложно.

В 2016 году, когда сотрудники 6-го управления по Брестской области ГУБОПиК определились с личностью преступника, документы были направлены в польскую прокуратуру.

Международный диалог

Крутой поворот в бесперспективном уголовном деле. Польские коллеги начали опрашивать свидетелей. Факты подтвердились. Через полицию Евросоюза в Германии нашли фигуранта. И вот в июле этого года в окружном суде Люблина 38-летний брестчанин был признан виновным в убийстве гражданки Польши. Адвокат настаивал, что его подзащитный не знал, в каком конкретно месте за дверью стояла женщина, поэтому просил считать выстрел случайным, а преступление — убийством по неосторожности. Прокурор был непреклонен: пистолет-то подсудимый с собой захватил не случайно и если бы двери открыл сам Дариуш, то убийство было бы преднамеренным. В общем, получил брестчанин десять лет лишения свободы.

А как сложилась судьба Дариуша? Не очень хорошо. Он тоже судим. Правда, не за рэкет, а за незаконное перемещение наркотиков через белорусско-польскую границу. Срок отбывал в нашей стране. Сейчас ему 44 года. Живет в Варшаве. Традиции преступного мира поддерживает.

Начальник 6-го управления по Брестской области ГУБОПиК Александр Лаврукович отвлекает от истории 21-летней давности и обращает внимание — совместная работа с поляками заложила традиции плодотворной кооперации:

– Контакты нашего управления с коллегами из Польши начали формироваться в 1990-е годы. И за три года сотрудничества по этому уголовному делу мы нашли хороший отклик у прокуратуры и полиции Люблина и Бяла-Подляски. Наладили каналы обмена информацией, организуем рабочие визиты, продолжаем работать в свете международного соглашения по правовой помощи по уголовным делам между Польшей и Беларусью.

Расследовать преступления, в которых задействованы иностранные граждане, как правило, непросто. Хотя бы из-за разности трактовок одних и тех же действий правовым языком разных государств. Замедляют процесс оформление материалов, лингвистические переводы, командировки за рубеж. Однако тайное нередко становится явным. Ведь у правды срока давности нет, поэтому наказание может настичь преступника даже спустя десятилетия.

hanna.petrachenka@yandex.ru
Версия для печати
Взгляд со стороны
К фамилии должна быть обязательно приложена фотография, тогда люди обязательно вспомнят из за кого они в лихие 90-е лишились имущества, а многие своих близких. Это как для полицаев после Великой Отечественной Войны, за преступления против своего народа не должно быть срока давности.  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости