Правильно поставленный вопрос

Что не самом деле решают референдумы? И решают ли они что-либо? Ответы, мне кажется, лежат вот в какой плоскости: насколько честно власть формулирует вопросы. Правильно ли власть понимает, что вот они «созрели» именно для всенародного голосования, а не для обсуждения в парламенте, внутри- и межпартийной борьбы, дискуссии в СМИ и пр. И, наконец, - насколько власть готова услышать и подчиниться мнению народа.


Возьмем брекзит. Бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр в свежем интервью ВВС выступает «за отмену выхода страны из ЕС. Это обратимо, - говорит он. - Ничего не произошло прежде, чем это произошло». Оставим Э́нтони Чарлзу Ли́нтону Блэру право выражаться афористично, но что касается политики, придется признать, что красивых слов недостаточно. Недостаточно сейчас, как было недостаточно и тогда, когда другой премьер Дэвид Кэмерон референдум объявлял, будучи уверенным, что его соотечественники проголосуют против выхода. А получилось – «за».

51,9% голосов было подано «за выход», 48,1% - за то, чтобы «остаться членом ЕС». Явка составила 72,2%. То есть реально «выйти» решило 37,47% «граждан Великобритании, Ирландии и стран Содружества, в том числе проживающих в Гибралтаре». Всего немного больше трети. Это, знаете ли, такое «за», которое и дает право - по крайней мере, моральное – все громче высказываться противникам брекзита.

Спустя 1,5 года после «всенародного волеизъявления» переговоры о выходе находятся в тупике, лихорадит и Великобританию, и весь Европейский Союз, а половина опрошенных таблоидом Mail on Sunday британцев «хотят нового референдума». Почему? – потому что, оказывается, «страна выплатит слишком много денег», а еще «многие граждане могли бы изменить свое мнение после того, как выяснились негативные последствия Brexit». Так ведь это и есть дело политиков: объяснять, разжевывать, много раз повторять своим выборщикам все последствия того решения, которое они, политики, выносят на голосование! Или политика теперь заключается в чем-то другом?

Возможно, так оно и есть. Осенний референдум о «независимости Каталонии» собрал 90,2% голосов «за». Но проголосовало всего 43% избирателей. Следовательно, «за независимость» реально выступило 38,8% избирателей – снова немного больше одной трети. Безусловно, «простому народу» все эти тонкости насчет «порога явки», «считается состоявшимся» и «носит характер» не слишком интересны. Зато интересны политикам. И они, политики, так прописывают нормы в законах, что получается – с точки зрения того же «простого народа» – глупость: более 60% избирателей не сказали, что хотят жить отдельно от остальной Испании. Казалось бы, на этом должна была быть поставлена точка. Ан, нет – мы с вами все еще продолжаем просмотр постепенно превращающейся в фарс постановки с «изгнанным Карлесом Пучдемоном» в главной роли.

Вопрос на «каталонском референдуме» звучал так: «Хотите ли вы, чтобы Каталония была независимым государством в форме республики?» Не буду настаивать, но допускаете ли вы, что фермер-виноградарь мог сказать да, вовсе не имея в виду отделяться от остальной Испании? Вопрос брекзита формулировался не раз, в окончательном виде он получился таким: «Нужно ли Соединённому Королевству остаться членом Европейского союза или покинуть Европейский союз?» Возможно, тут играли роль «модальности вежливого английского языка». А возможно, и политические игры. Потому что если ты чего-то у народа хочешь спросить, то так и спроси: «Хотите вы выйти из ЕС, да или нет?» Давно сказано (Мф 5:37): «да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого».  

Не то, чтобы мне так уж жалко денег британского бюджета или свободного времени работящих каталонцев. Хотя толика стабильности именно нашему времени и современному миру ничуть бы не помешала, а вот такие референдумы как раз и расшатывают стабильность. Не хочется верить, что специально, но все-таки…  

Никого не хочется поучать, нет стремления ни с кем сравниваться. Но вот как должно выглядеть то самое «всенародное волеизъявление» в почти идеальном случае: «Поддерживаете ли Вы отмену смертной казни в Республике Беларусь?» Никаких толкований вопрос не вызывает, поставлен, что называется «в лоб». «Нет» - сказали 80,44% избирателей при явке 84,14%, то есть 67,7% всех избирателей страны. Каждые два из трех. Ни разночтений, ни вариантов трактовки, ни возможности что-то оспорить нет.

Кстати говоря, еще более определенно избиратели тогда (24 ноября 1996 года, если кто забыл) выступили «за Конституцию в редакции Президента», «против свободной продажи земли» и «за День Независимости 3 июля». С этими важными решениями мы до сих пор и живем, ничуть не жалея о них. Большинством не жалея.

mukovoz@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.2
Загрузка...
Новости