Праведные люди из деревни Машкино

Во время Великой Отечественной потомки русских староверов спасли еврейского мальчика

Вадим Кузьмин.
Военный пенсионер, подполковник запаса, витебчанин Вадим Николаевич Кузьмин поделился новостью. Рассказал, что недавно четверым членам его семьи присвоили звание «Праведник народов мира»: «Этой чести они удостоились за спасение еврейского подростка во время Великой Отечественной. Семью мальчика в феврале 1942–го гитлеровцы расстреляли в Чашникском гетто. Обморозив ноги, он добрел до деревни Машкино Витебского района. Несмотря на то что в хате квартировали немцы, моя бабушка впустила его и спрятала за печкой. Она оказалась единственной, кто в населенном пункте открыл дверь ночному гостю...»

Участников тех событий уже нет в живых. Но память о них хранят в семье Кузьминых. Теперь же имена спасителей будут выгравированы на стене почета в музее истории Холокоста Яд–Вашем в Иерусалиме.

Праведники — это дедушка и бабушка Вадима Кузьмина, а также их дети — Оксана и Федор. Дед Назар, родившийся в 1897–м, выходец из семьи русских староверов. Во время Первой мировой был пулеметчиком. Воевал с немцами. После тяжелого ранения ему выделили участок земли рядом с деревней Машкино. У местного помещика он служил лесником, занимался пчеловодством. После революции помещичий дом разграбили, а Назар Калистратович остался на хуторе жить с семьей. Когда гитлеровцы напали на Советский Союз, в ней было четверо детей. Старший сын Николай (отец Вадима Кузьмина. — С.Г.) ушел на фронт с ополченцами. Старшая дочь Оксана училась на медика в Витебске. Сыновьям Федору и Георгию было соответственно 12 и 5 лет. Жена Анна Миновна до войны избиралась депутатом сельсовета. От греха подальше Назар Калистратович пытался уехать из Машкино, но его подводу развернули фашистские мотоциклисты. Пришлось возвратиться в деревню. В ней появились полицаи. В ладном доме Кузьминых поселился командир немецкого саперного батальона. Не раз, передает воспоминания старших членов семьи Вадим Кузьмин, его родные находились на волосок от гибели:

— Однажды Федя и Гера стащили у фрицев сахар. Когда повар поймал мальчишек, их едва не расстреляли. Сахар, к слову, немцы вместе с дрожжами отдавали дедушке, чтобы он гнал для них самогон. Но боялись, что дед их может отравить. Чтобы исключить такую возможность, перед застольем они звали маленького Геру и заставляли его дегустировать алкоголь. Тот пьянел, засыпал, а фрицы его пинками будили. Ребенок вскакивал, цеплялся за лавки, падал. А мучители смеялись, словно над представлением в цирке.

Дом Кузьминых,  в котором прятали Леву Воробейчика.

Когда ночью 1942–го Анна Миновна открыла дверь, стоявший на крыльце 14–летний мальчик прошептал: «Помогите». Бабушка отвела его за печку, где спали другие дети, и забросала сверху шубами. Утром, когда гитлеровцы убрались из хаты, выяснилось, что мальчика зовут Лева Воробейчик. И у него сильно обморожены ноги. Вадим Кузьмин рассказывает, что бабушке было страшно смотреть на его раны, но еще больше испугалась, когда узнала национальность паренька:

— Она прекрасно понимала, что за укрывательство еврея могли расстрелять всю семью...

Назар и Анна Кузьмины.

Кричащего от боли Леву под носом у немцев укрывали 3 дня. Лишь на четвертый его незаметно увели в баню, которая стояла на опушке леса. Федя и Гера по очереди носили туда еду. Оксана ходила мазать обмороженные Левины ноги гусиным жиром. А когда весной листва в лесу зазеленела, Федя отвел Воробейчика в партизанский отряд.

Лишь через 10 лет после победы Лева случайно встретил в Витебске Назара Калистратовича, который торговал медом на Смоленском рынке. К тому времени, по словам Вадима Кузьмина, Лева, руководивший монтажно–строительным управлением, возводившим Новополоцк, был женат, у него росли двое детей:

Оксана Кузьмина.
— Когда Леву переправили за линию фронта, он попал в госпиталь. Ему вылечили ноги. Он пытался найти своих спасителей, однако совершенно не помнил, в каком населенном пункте очутился в 1942–м. Кузьмины и Воробейчики стали дружить семьями. Бабушку и дедушку Лева называл мамой и папой. Однажды он арендовал вертолет, прилетел в Машкино и их катал. Дяде Георгию он помог выучиться на жестянщика. Дяде Феде новый дом построил, когда у того пожар случился.

После встречи Лева предлагал Кузьминым отправить свидетельства о его спасении в Израиль. Но тогда значения не придали: мол, живы все — и хорошо! К этой теме, говорит Вадим Кузьмин, вернулись, лишь когда участников тех событий не стало:

— Лева с женой Дорой похоронены в Витебске. Мои бабушка, дедушка и их дети тоже умерли. О праведниках народов мира мне как–то Людмила Никитина напомнила, руководитель школьного музея в Зароново, что в четырех километрах от Машкино.

Вадим Николаевич, родившийся в 1952–м, до сих пор перезванивается с детьми Левы — Игорем и Светланой, которые живут в Германии и Израиле. Говорит, что документы в Яд–Вашем отправлял с одной целью — сохранить память о родных.

ОФИЦИАЛЬНО

В посольстве Израиля в Беларуси сообщили, что медали и почетные грамоты «Праведник народов мира» вручить семье Кузьминых планируется в конце октября в Минске во время мероприятий, посвященных 75–летию массовой акции уничтожения евреев в Минском гетто.

БЛАГОДАРНОСТЬ БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ

Звание «Праведник народов мира» — синоним чести и героизма. Его присвоение — это стремление государства Израиль выразить благодарность и дань уважения людям других национальностей, которые, рискуя жизнью, спасали евреев во время Холокоста. Критерии его присвоения определены в 1963–м. Сейчас известно о 26.973 людях, удостоенных звания «Праведник народов мира». Они различного вероисповедания и социального положения из 51 страны. В Беларуси таких более 900.

golesnik@sb.by

Фото автора и из семейного архива Кузьминых.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.44
Загрузка...
Новости