Правда о сталинской Конституции

НЫНЕ даже враги Советской власти не отрицают стремительного экономического развития советской страны в предвоенные годы. Правда, они стараются очернить трудовой подвиг советских людей, умалчивая про всенародный энтузиазм строителей первых сталинских пятилеток и уверяя, будто советское хозяйство создавалось лишь с помощью грубого насилия. Однако отрицать наличие существующих и сейчас заводов, фабрик, целых отраслей производства, крупных городов, созданных в годы сталинских пятилеток, невозможно.

5 декабря 1936 года был принят Основной Закон СССР

НЫНЕ даже враги Советской власти не отрицают стремительного экономического развития советской страны в предвоенные годы. Правда, они стараются очернить трудовой подвиг советских людей, умалчивая про всенародный энтузиазм строителей первых сталинских пятилеток и уверяя, будто советское хозяйство создавалось лишь с помощью грубого насилия. Однако отрицать наличие существующих и сейчас заводов, фабрик, целых отраслей производства, крупных городов, созданных в годы сталинских пятилеток, невозможно.

СЕГОДНЯ как-то не принято вспоминать о сталинской Конституции. Если же о ней упоминают, то изображают ее как «дымовую завесу», призванную скрыть заранее готовившиеся массовые репрессии. Так, в своей книге о Сталине Эдвард Радзинский написал: «Перед самым Новым годом Сталин устроил для народа праздник: дал ему Конституцию, написанную бедным Бухариным». В этой короткой фразе содержится несколько фактических ошибок. Во-первых, Конституция была принята не «перед самым Новым годом», а 5 декабря 1936 года. Во-вторых, новую Конституцию не «дали» сверху. Ее принятию предшествовали многомесячные всенародные обсуждения ее проекта. В-третьих, Бухарин не был автором Конституции, а лишь возглавлял одну из подкомиссий по ее подготовке.

Миф о Бухарине как создателе советской Конституции постоянно повторяется ныне на всех телеканалах. «Создателем» ее именовал Бухарина ведущий программы «Совершенно секретно» Святослав Кучер. Даже во время одной из популярных передач «Умники и умницы» ее участникам внушали, что Конституция 1936 года была написана Бухариным.

На самом деле этот документ не был плодом усилий одного человека. Разработку отдельных разделов Основного Закона СССР осуществляли 12 подкомиссий, а их предложения обобщала редакционная комиссия, состоявшая из 12 председателей подкомиссий. В то же время факты свидетельствуют, что инициатива пересмотра Конституции 1924 года, а затем и создания новой исходила от самого Сталина. На заседании Политбюро 10 мая 1934 года по предложению Сталина было принято решение о внесении изменений в Конституцию страны. Сталин возглавил всю редакционную комиссию, а также подкомиссию по общим вопросам.

В БЕСЕДЕ с автором этой статьи бывший Председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов рассказал, как в 1962 году, выполняя поручение тогдашнего руководства страны, ему довелось несколько месяцев изучать архивные материалы, касавшиеся работы вождя над проектом Конституции. Подробная записка по этому вопросу на несколько сотен страниц была написана Лукьяновым и представлена им в Президиум ЦК.

Из материалов, с которыми он ознакомился, следовало, что в ходе своей работы члены редакционной комиссии приносили Сталину различные варианты так называемого «чернового» наброска проекта Конституции. После этого Сталин вновь и вновь правил ее статьи.

Анатолий Лукьянов подчеркивал: «Иосиф Виссарионович очень хорошо понимал, что суть социалистической демократии — обеспечение реальных прав человека в обществе. И, когда возглавлявший правовую подкомиссию Николай Бухарин предложил предпослать тексту Конституции Декларацию прав и обязанностей граждан СССР, Сталин не согласился с этим и настоял, чтобы права советского гражданина были закреплены непосредственно в статьях Конституции. Причем не просто провозглашены, но и самым подробным образом гарантированы. Так впервые в мировой практике в Основном Законе страны появились права на труд и отдых, бесплатное образование и здравоохранение, социальное обеспечение в старости и на случай болезни».

После работы с архивными материалами Анатолий Лукьянов вспоминал: «Поражало, как дотошно работал Сталин над формулировками каждой статьи Конституции. Он многократно их перерабатывал, прежде чем вынести окончательный текст на обсуждение. Так, 126-ю статью, в которой идет речь о праве граждан на объединение, Сталин писал сам и несколько раз переписывал и уточнял». Всего он лично написал одиннадцать наиболее существенных статей Основного Закона СССР.

По словам Лукьянова, Сталин, стараясь развить демократические основы советского строя, внимательно присматривался к историческому опыту мирового парламентаризма. В архивах сохранилась запись его выступления: «Съездов не будет... Президиум — толкователь законов. Законодатель — сессия (парламент)... Исполком не годится, съездов уже нет. Совет депутатов трудящихся. Две палаты. Верховное законодательное собрание». По согласованию со Сталиным Вячеслав Молотов в своем докладе на VII съезде (февраль 1935 г.) говорил о постепенном движении «к своего рода советским парламентам в республиках и к общесоюзному парламенту».

В то же время, подчеркивал Лукьянов, следует иметь в виду, что Сталин не механически копировал образцы парламентской практики, а учитывал накопленный за два десятилетия опыт Советов. Сталин собственноручно включил в текст Конституции статьи 2 и 3 о том, что политическую основу СССР составляют Советы депутатов трудящихся, выросшие и окрепшие в результате свержения власти помещиков и капиталистов и завоевания диктатуры пролетариата, и о том, что вся власть в СССР принадлежит трудящимся города и деревни в лице Советов, не знающих разделения властей и имеющих право рассматривать любые вопросы общегосударственного и местного значения.

Другим важным принципом являлось основанное на массовом представительстве (более двух миллионов депутатов) верховенство Советов над всеми подотчетными государственными органами и право Советов решать непосредственно либо через подчиненные им органы все вопросы государственного, хозяйственного и социально-культурного строительства.

К МАРТУ 1936 года работа над текстом была в основном завершена. В апреле был выработан «черновой набросок» Конституции СССР. Он, в свою очередь, был переработан в Предварительный проект Конституции СССР, который 15 мая 1936 года был принят конституционной комиссией. Затем проект был одобрен июньским (1936) пленумом ЦК ВКП(б), а 11 июня — Президиумом ЦИК СССР, который распорядился опубликовать его.

Проект Конституции СССР был опубликован во всех газетах страны, передан по радио, издан отдельными брошюрами на 100 языках народов СССР тиражом свыше 70 миллионов экземпляров. О размахе всенародного обсуждения проекта свидетельствуют следующие данные: он был обсужден на 450 тысячах собраний и 160 тысячах пленумов Советов и их исполкомов, заседаний секций и депутатских групп; в этих собраниях и заседаниях приняло участие свыше 50 миллионов человек (55 процентов взрослого населения страны); в ходе обсуждения было внесено около двух миллионов поправок, дополнений и предложений к проекту. Последнее обстоятельство свидетельствует о том, что обсуждение проекта не носило формального характера.

Почему была необходима новая Конституция?

Ее проект, который всесторонне и дотошно обсуждался в течение нескольких месяцев 1936 года, отражал глубокие изменения, совершившиеся в советской стране за неполные 20 лет после Октябрьской революции, особенно за последние годы ускоренного экономического развития СССР. Сравнивая состояние страны 1924 года, когда была принята первая Конституция СССР, с ее положением в конце 1936-го, Сталин в своем докладе о проекте Конституции СССР на чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов подробно рассказал о радикальных количественных изменениях во всех сферах экономики и качественной перемене — вытеснении из них частника. Сталин делал вывод: «Таким образом, полная победа социалистической системы во всех сферах народного хозяйства является теперь фактом».

Так же подробно Сталин рассказал и о глубоких качественных переменах в классовой и социальной структуре советского общества. Сталин говорил: «Класс помещиков, как известно, был уже ликвидирован в результате победоносного окончания Гражданской войны... Не стало класса капиталистов в области промышленности. Не стало класса кулаков в области сельского хозяйства. Не стало купцов и спекулянтов в области товарооборота. Все эксплуататорские классы оказались, таким образом, ликвидированными».

По словам Сталина, коренные изменения произошли и в сохранившихся классах и социальных прослойках советского общества. «Взять, например, рабочий класс СССР, — говорил Сталин. — Его часто называют по старой памяти пролетариатом. Но что такое пролетариат?.. Пролетариат — это класс, эксплуатируемый капиталистами... Можно ли... назвать наш рабочий класс СССР пролетариатом? Ясно, что нельзя... Пролетариат СССР превратился в совершенно новый класс, в рабочий класс СССР, уничтоживший капиталистическую систему хозяйства, утвердивший социалистическую собственность на орудия и средства производства и направляющий советское общество по пути коммунизма».

После завершения коллективизации и развертывания механизации сельского хозяйства изменилось и крестьянство страны. Сталин говорил: «Советское крестьянство в своем подавляющем большинстве есть колхозное крестьянство, то есть оно базирует свою работу и свое достояние не на единоличном труде и отсталой технике, а на коллективном труде и современной технике».

Быстрый рост образования и науки сопровождался качественными переменами в интеллигенции страны. Сталин подчеркивал: «Изменился, во-первых, состав интеллигенции. Выходцы из дворянства и буржуазии составляют небольшой процент нашей советской интеллигенции. 80—90 процентов советской интеллигенции — это выходцы из рабочего класса, крестьянства и других слоев трудящихся. Изменился, наконец, и сам характер деятельности интеллигенции».

ЭТИ глубокие перемены в советском обществе требовали политических перемен. Поэтому новая Конституция предусматривала впервые в советской истории проведение прямых, равных, тайных и всеобщих выборов.

С 1918 года выборы в советской стране были открытыми. Избирателей собирали на участки, где в ходе собраний проводились голосования за кандидатуры членов местных Советов поднятием руки. Таким же способом на заседаниях Советов избирались депутаты каждого вышестоящего Совета.

Выборы были неравными, так как один депутат от сельского избирательного округа представлял в пять раз больше избирателей, чем депутат от городского округа. Неравенство возможностей для выражения мнений усугублялось существовавшей до 1936 года многоступенчатостью выборов.

Помимо этого, несколько миллионов людей были лишены права голоса на том основании, что они в прошлом эксплуатировали наемный труд, служили в белых армиях, состояли в антисоветских партиях, были священниками или еще каким-то образом отличались от большинства советских людей.

В своем докладе 25 ноября 1936 года Сталин осудил тех, кто настаивал на том, чтобы по-прежнему «лишать избирательных прав служителей культа, бывших белогвардейцев и лиц, не занимающихся общеполезным трудом, или же, во всяком случае, ограничить избирательные права лиц этой категории, дав им только право избирать, но не быть избранным». Отвергая эту позицию, Сталин ссылался на те перемены, которые произошли с этими группами людей. Не отказываясь от тезиса об усилении классовой борьбы по мере продвижения к социализму, Сталин в то же время исходил из того, что в обновленном советском обществе степень влияния враждебных сил на сознание советских людей не может быть существенной.

И ТОЛЬКО сорок один год спустя, 7 октября 1977 года, была принята новая, так называемая брежневская Конституция, ставшая Основным Законом СССР вплоть до его развала.

Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ, историк

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?