Правда о «нелюбимом» карпе

В ходе реализации программы развития отрасли на 2006—2010 годы полностью восстановлены их производственные мощности. Объем реализации товарной продукции вырос в два с половиной раза. Но и этого сегодня недостаточно, считают специалисты.

СЕЙЧАС рыбоводством в нашей стране занимаются 19 специализированных хозяйств, в распоряжении которых более 20 тысяч гектаров искусственных прудов.

В ходе реализации программы развития отрасли на 2006—2010 годы полностью восстановлены их производственные мощности. Объем реализации товарной продукции вырос в два с половиной раза. Но и этого сегодня недостаточно, считают специалисты.

  • Почему фермер в течение дня сбрасывает цену на свой товар — свежую рыбу?
  • Чья «рыночная» рука подсунула на наш обеденный стол пангасиус в ледяной «глазури»?
  • Кому поручено защитить белорусский рынок от сомнительной продукции?
  • Хватает ли у нас своего собственного пресноводного деликатеса?

 

ФЕРМЕР Михаил Кукса взял в аренду два километра реки Сож, выкопал озера и занимается выращиванием и продажей водных деликатесов.

Живой товар, выловленный утром, везет в Гомель. Есть у него на рынке своя точка. Сначала ставит одну цену, но она недолго держится: час или два, а потом резко ее снижает. Всем известно: даже за непродолжительное время рыба «увядает», становится не того качества, не тот у нее товарный вид. Затем еще раз снижает, может и за бесценок продать. За свежим уловом всегда очередь, а еще у него скидки для ветеранов войны и инвалидов.

— А если рыба все-таки осталась, везете домой, замораживаете? — спрашиваю у фермера.

—  Стараюсь этого не делать. Ведь замороженную рыбу лично я практически не ем.

— А морскую?

— Никогда! Ее же не доставляют свежей на самолете. А от той, что месяцами везут, десятки раз замораживают — больше неприятных запахов, чем пользы.

— Сурово, Михаил Тимофеевич! А вот моя дочь на привезенного из Вьетнама пангасиуса налегает. Говорит, дешево и вкусно!

Не буду приводить слова фермера, которые услышал в ответ. Человек он резкий, говорит то, что думает. Тем более что рыбу всю жизнь изучает, знает в ней толк. Собственно, его слова и я повторил, когда поддался на уговоры дочери и отведал импортный продукт. Больше я его не пробовал. Да и она перестала покупать пангасиус после того, как узнала от компетентных людей, что нам поступает из далеких краев.

СЕГОДНЯ это не секрет. Информация о пангасиусе и тилапии прошла недавно во многих средствах массовой информации. Выясняется, что пангасиус никакой не морской язык, а пресноводная рыба, относящаяся к семейству сомовых. Промышленным ловом ее не добывают, а разводят на специализированных фермах в некоторых южноазиатских странах, особенно во Вьетнаме — в устье реки Меконг, а потом импортируют в разные страны мира. Считается, что эта рыба не требует изысканных и дорогих кормов. Прежде всего это овощи, мелкая рыбешка, соя, рис и кое-что другое.

А что? Можно только догадываться. Пангасиус за полгода набирает вес до 2 килограммов, нашему карпу такие темпы и не снились. В обычных условиях при самых сбалансированных кормах аналогичных результатов не достичь. Нужно три года. Следовательно, считают специалисты, в корм подмешиваются антибиотики или стимуляторы роста, не исключено и применение генетически видоизмененных продуктов. Тем более что в дельте реки Меконг, где разместились сотни специализированных ферм, чрезвычайно высок уровень загрязнения вод. В ней большое количество бактерий, мышьяка, металлических примесей, вредных отходов, химически опасных веществ.

В недалеком прошлом пангасиус поставлялся главным образом в США. Но после того как в некоторых партиях были обнаружены химические вещества, опасные для человека, американцы резко ограничили его закупки. Затем это сделали канадцы. Проверяли партии южноазиатской рыбы и россияне. И у них каждый раз возникали вопросы.

Аналогичные вопросы появились и у межведомственной комиссии при Министерстве торговли Республики Беларусь. После того как она решала, каким фирмам можно доверить ввоз в нашу страну продукции, появилась информация о том, что некоторые импортные пресноводные и вовсе исчезнут с прилавков наших магазинов.

СПРАВКА «БН»

Японцы, питающиеся преимущественно рыбой, являются долгожителями. Средняя продолжительность жизни — 82 года. Но они употребляют на душу населения 72 килограмма рыбы. А белорусы — пока всего 18...

ЕЕ ПОДТВЕРДИЛИ и на «круглом столе», который прошел в Доме прессы с участием представителей торговли, Минздрава и руководства Департамента по мелиорации и водному хозяйству, в подчинении которого все рыбхозы страны и арендаторы водоемов.

После окончания дискуссии я беседовал с заместителем директора Департамента Викентием Завадским. Он подчеркнул:

— Филе пангасиуса в Беларусь до 2008 года не поставлялось. А вот уже в прошлом году к нам завезли его почти пять тысяч тонн.

— Поэтому и было принято решение о защите своего потребительского рынка?

— Я бы сформулировал это не так. Были приняты меры по защите наших людей от сомнительной продукции. В ней 30 процентов воды, начинаешь жарить — полная сковорода жидкости. Сколько ее замораживали, размораживали, пока она не попала на ваш стол, не счесть. Никаких полезных веществ не остается, одна ледяная «глазурь».

— А коснется ли запрет других пресноводных рыб, которых нет в нашей стране?

— Нет. У нас не обитает, например, вобла, тарань, чехонь. Пока мало, к сожалению, своих аборигенных видов: жереха, красноперки. Поэтому разрешен ввоз пресноводной рыбы для ряда белорусских предприятий. Их производственные мощности позволяют перерабатывать океанские и речные дары в объеме 76 тысяч тонн в год. Кроме того, нет никаких ограничений на поставку морской и океанической рыбы. Она была и будет в наших магазинах.

— И в наших магазинах — вы ставите сейчас такую задачу — обязательно должна быть пресноводная белорусская рыба. Чтобы каждый житель райцентра или деревни имел доступ к вашей продукции, мог свободно купить ее. Реально ли это?

— Да. У нас уже есть четыре рыбоперерабатывающих цеха, скоро к ним присоединятся новые цеха в рыбхозах «Волма» и «Белое». На очереди еще четыре и цех по производству консервов в Минске, а в перспективе — и в Любани. Уже сейчас мы можем обеспечить население рыбой в разном виде: и филе, и тушкой замороженной, и очищенной, и неочищенной. В зависимости от спроса. Что надо людям, то мы и сможем сделать. В нашей стране есть пять тысяч магазинов, которые эту рыбу могут брать и продавать. Мы можем в каждый район, в каждый магазин потребительского общества завезти нужную продукцию.

— А возьмут сельчане вашу рыбу, по карману ли она им?

— Мы свою рыбу выращиваем в прудах. И кормим ее. Морская, речная и озерная сама питается. А корма дорогие. Вы знаете, сколько сегодня комбикорм стоит, а еще мы завозим сою из Аргентины, подсолнечный шрот из Украины. Поэтому нам не хочется работать себе в убыток. Но я бы не сказал, что наша продукция дорогая. Она от 2 до 19 тысяч рублей. Набор для ухи стоит полторы тысячи, а самое деликатесное филе, приготовленное с помощью шоковой заморозки, — 19 тысяч рублей. Но и эти цены могут измениться. Если все магазины, торгующие рыбой, начнут брать в наших рыбхозах продукцию, особенно из цехов переработки — это филе карпа, толстолобика, амура, — то мы сможем перекрыть и насытить рынок своей пресноводной рыбой. И стоимость ее станет значительно ниже.

— Викентий Брониславович, я житель села и помню, что в нашем колхозе была рыболовецкая бригада. Выловленную речную рыбу продавали в местном магазине. И хоть стоили щука, язь и плотва больше, чем морская треска или хек, но за ними очереди выстраивались.

— Мы сейчас возрождаем хорошо забытое старое. В стране появились арендаторы, их уже 200 человек. Они имеют свои торговые точки, где продают продукцию. И не только там. Хозяева водоемов, рыболовецкие бригады заключают договора с местными магазинами, с предприятиями и привозят туда свою продукцию. В прошлом году они поставили 900 тонн рыбы, в этом обещают дать в два раза больше. Такая рыба не залеживается на прилавках.

И еще одну цифру назову. В прошлом году рыбхозами страны произведено свыше 16 тысяч тонн прудовой рыбы. Рост к 2009 году — 107 процентов. Вся рыба пока не реализована. Остаток урожая голубой нивы — 8400 тонн. Половину мы продадим в живом и переработанном виде через торговые предприятия и фирменную торговлю. Остальную рыбу мы готовы поставить на перерабатывающие предприятия страны. Тем самым обеспечим загрузку их мощностей по копчению и вялению, а главное, защитим своего отечественного производителя и экономические интересы страны.

— И в этом добром деле вам всяческую поддержку обещали работники торговли и потребительской кооперации во время  прошедшего «круглого стола». В частности, начальник отдела управления организации потребительского рынка продовольственных товаров Минторга Республики Беларусь Татьяна Краснюк заявила: «За нами проблема не станет». И была приведена такая цифра. Сейчас в минских магазинах насчитывается 199 аквариумов, где можно содержать рыбу, а к концу года их станет 250.

— У нас и с руководством Белкоопсоюза есть четкая договоренность. Все понимают, что такое свежая рыба и что такое десятки раз замороженная, доставленная издалека разными посредниками.

— А что вы скажете о качестве вашей продукции?

— В Китае того же карпа называют рыбой счастья и радости. В Израиле он считается кашерной, то есть чистой, рыбой. В Польше ни одно Рождество не бывает без отборного карпа на столе. И вот еще два убедительных примера. В прошлом году мы продали 320 тонн рыбы России, Литве, Латвии. И, думаете, какая это рыба была? Конечно, карп. Но карп элитный,  весом свыше одного килограмма. Дальше. Мы прорабатываем вопрос поставки нашей рыбы в Нидерланды, в том числе живого карпа и карпа мороженого. Представители Голландии приезжали, смотрели рыбхозы «Селец», «Полесье». Были отобраны пробы нашего карпа, которого мы заморозили и отправили на проверку качества за рубеж. Анализы уже сделаны. Качество признано превосходным, никаких претензий нет. Думаю, постепенно мы и европейский рынок будем осваивать.

А для гурманов такая новость. Для того чтобы увеличить ассортимент рыбы ценных видов, мы будем выращивать больше осетра, форели, сома. Это и государственной программой на пятилетку определено. Мы уже выращиваем их. Например, форель есть в рыбхозах «Селец», «Новолукомльский», «Новинки», будет в «Грицево», «Альбе», «Солы», в рыбопитомнике  Белорусской сельскохозяйственной академии в Горках, который построим, чтобы учить студентов и рыбу производить.  И в новом рыбопитомнике «Богушевский», где  есть установка водозамкнутого обеспечения.

— И последний вопрос, Викентий Брониславович. Какова ценность белорусской прудовой и озерно-речной рыбы, а также польза для здоровья человека?

— Этим вопросом досконально занимался и занимается главный внештатный диетолог Министерства здравоохранения Республики Беларусь, доктор медицинских наук, профессор Юрий Мараховский. Но я не знаю ни одного ученого, который бы сказал о ее вреде. Наоборот. К примеру, многим известные полиненасыщенные жирные кислоты омега-3  обладают противораковым действием, нормализуют развитие и работу мозга, помогают при гипертонии, сахарном диабете, ревматизме и подагре. Эту омегу-3 в большом количестве имеет нелюбимый некоторыми гурманами толстолобик. А нелюбимый карп содержит микроэлементы, которые участвуют в синтезе гемоглобина и которые нужны нашей коже, волосам, ногтям, костям, заживляют раны, являются профилактическим средством при простатите.

Евгений КАЗЮКИН, «БН»

Фото Николая ВОЛЫНЦА, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости