Народная газета

Позволить ли себе?

Пришла одна идея. Мысль. О счастье. Очень неоднозначная. Если ее высказать неаккуратно, можно рассориться с половиной человечества. Но соблазн поделиться велик. Уж не обессудьте, если что...

Каждое утро, просыпаясь, я потягиваюсь и думаю, имею ли я сегодня право быть счастливой. И “сколькобалловое” счастье я могу себе позволить в этот конкретный день. Уровень моей радости будет зависеть от того, здоровы ли дети, близкие, друзья, знакомые. Не произошло ли в мире каких крушений и катастроф. Не начались ли новые войны и что со старыми. Как там с экономическим коллапсом. В общем, куча глобальных и мелких вещей. Мелкие тоже важны. Честно если сказать, то в жизни обычного человека есть круги интересов. И те, что теснее его обхватывают, играют большую роль. Есть особенные люди, растворившиеся в общечеловеческом. Но у них внутренние круги зыбкие. Мало личного.

Словом, как бы хорошо мне ни было, я должна сверяться с множеством факторов и на выходе получать свое купированное счастье. Потому что, как говорилось в одном хорошем фильме: “Не имеем мы, Петька, пока права на счастье... Вот всех “белых” вырежем, и настанет счастливая жизнь”. Так и повелось. А жизнь подбрасывает все новые обстоятельства.

У моей школьной подруги была печальная ситуация в семье. Большое горе, погибла младшая сестра. Эта трагедия наложила вето на счастье в их доме. Нельзя было громко смеяться, радоваться, получать удовольствия. Я приглашала Ленку к себе в гости, и мы лежали на диване, смотрели мультики и бросали на пол фантики от конфет. Я только одного не могла понять, почему Ленка не хотела приходить ко мне чаще, ведь дома любые шалости были под негласным запретом. Потом, повзрослев, поняла: она все время чувствовала себя виноватой перед горюющей мамой. За каждую свою улыбку, за радостные ощущения, за желание похохотать. Я была резким подростком и написала в своем дневнике: “Похоронили одну девочку, а другую землей присыпали...” В конце концов мы и вовсе расстались. Я со своей безудержной тягой ко всем жизненным радостям ввергала Ленку в пучину душевных страданий, и она нашла себе более подходящую подружку. Там тоже была семья со сколом. Вместе они сидели на заборе и болтали ногами, глядя, как ветер разносит по двору зонтики одуванов.

— Познакомьтесь, это моя подружка Таня. Сегодня ночью у нее сгорела квартира. Дотла. Поэтому она будет веселиться с нами.

С этими словами моя подружка Маша представила меня своим журфаковским друзьям. Это была новогодняя вечеринка, как сейчас помню. И мы действительно веселились до утра. А потом я поехала начинать новую жизнь. Бывали ли вы на пепелище? Своего дома... Но чудом все живы. Кроме кошки. Поплакала и ощутила невероятную силу. Можно было бы сказать, что я была счастлива. Но при странных обстоятельствах. Мама в больнице, а я счастлива... Мне стало стыдно, я вспомнила Ленку.

Много раз со мной случались катастрофы, не столь показательные во внешнем смысле, но в душе они оставляли пепелище. И каждый раз я плакала и чувствовала себя после этих слез, как добела выстиранная простынка. Висела на ветру, сушила себя, пахла свежестью. Так видно устроена психика и душа человеческая. На всякие удары судьбы даются силы, чтобы их держать. А раз так, раз мы не гибнем от несчастий, значит, должны принимать собственное выздоровление и жить с улыбкой. Моя позиция.

Знаете, отчего-то в 90-е прошлого века большой популярностью пользовалась поговорка: “А никто не обещал, что будет легко...” Действительно. Жизнь опасная, непредсказуемая, резкая. Но у нее нет к нам личной неприязни. Все случается, потому что случается. И значит ровно то, что значит. А вот слезы даются свыше, и приходит успокоение. Разве имеем мы право не взять исцеление души? Поставить стену. И нести в себе до конца жизни все пережитые трагедии.

Бывают такие люди. На их глазах происходили страшные вещи. Они думают, что только с ними случилось что-то непоправимое. И говорят: “Тебе не понять...” И я боюсь судить. Чтобы не накликать. Но, проживая свою жизнь, принимая ее комплектацию, я все чаще говорю себе по утрам: ты имеешь право на счастье. Если ты его чувствуешь — это не стыдно. Это твое.

Кстати, Ленка выросла очень мудрой женщиной. Ироничной и сильной. Оказалось, что, сидя на заборе, они травили “черные” анекдоты, и кто первый засмеется, тот проиграл двадцать копеек. И когда я в последний раз была в нашем дворе, видела, что одуваны подняли и раскрошили на куски всю бетонную отмостку. Такие мощные корни.

sulimovna@rambler.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
Это называется так---.....это радость со слезами на глазах.........
Христианка Веры Евангельской (((((

Вот вы Татьяна говорите: «Но, проживая свою жизнь, принимая ее комплектацию, я все чаще говорю себе по утрам: ты имеешь право на счастье. Если ты его чувствуешь — это не стыдно. Это твое…» Да может Вы и правы! «Все дни несчастного печальны; а у кого сердце весело, у того всегда пир…» ( Притчи 15:15), - написано вот в Святом   Писании.   «Живи сердцем! Слушай сердце…»,- твердит нам с вами массовая культура.   Так вот скажу Вам Татьяна   про    то, как   это   понимаю именно я:   Господь ведь не осуждает нас за эмоции, но только при одном условии: если, в конечном итоге, наши чувства все-таки будут побеждены разумом.    И вот Библия советует нам: «Блажен тот, кому помощник Бог!» (Псалом 145:5),

Александр, 41, Минск
Это, конечно, не разместят, но тяжело каждый день писать статьи, это очень заметно. В результате заметки не о чем.
Андрей Бекиш
Александр, 41, Минск, Это все из области художественных фантазий. Не в обиду. Я просто так воспринимаю заметки этого автора. Имеет права. Пусть расцветают - так сказать - все цветы.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости