Минск
+13 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Между Мишкой и Лесиком — неразрывная связь поколений

Пожелаем друг другу успеха, и добра, и любви без конца...

Отнюдь не скромное влияние, которое еще обязательно окажут на нашу жизнь II Европейские игры, уже сегодня можно отметить в тоннелях Минского метрополитена: интернет там работает повсеместно и на приличной скорости. Значит, можем, когда захотим, когда есть большая цель, когда не в чести отговорки, а набатом звучит «надо», «надо», «надо». Интернет работает — можно гуглить и заодно вспоминать...

   
Между Мишкой и Лесиком — неразрывная связь поколений.

Олимпиада-1980 в СССР тоже проходила под знаком больших изменений — говорили, что меняется облик Москвы, а на самом деле менялось лицо целой страны. В ней появлялись олимпийские автомагистрали, стадионы, деревни. Появлялся олимпийский Мишка. На волне бойкота появлялась «Баба-яга против». В магазины завезли «Пепси-колу», а ассоциальные элементы, наоборот, вывезли куда подальше. Москва менялась на долгие годы вперед, а вместе с нею Ленинград, Таллинн, Киев, Минск. 

А знаете ли вы, что в 1975 году генсек Брежнев написал записку Константину Черненко: «Как-то сложилось, что нами принято решение провести Олимпиаду в СССР. Стоит это мероприятие колоссальных денег. Возможно, нам стоит пересмотреть этот вопрос и отказаться от проведения Олимпиады... Знаю, что это вызовет много кривотолков... но на первый план выдвигаются вопросы о стоимости мероприятия. Некоторые товарищи подсказали, что есть возможность отказаться... уплатив какой-то небольшой взнос в виде штрафа. Кроме колоссальных расходов... могут быть разного рода скандалы, которые могут очернить Советский Союз... По этому поводу я хотел бы знать твое мнение».

История умалчивает, что ответил Константин Устинович дорогому Леониду Ильичу, но только придет 19 июля 1980 года, и никто иной как Брежнев откроет XXII летние Игры. И только придет 20 июля, как по советской стране поползет злой анекдот. Ну вы помните:

На открытии Олимпийских игр Брежнев достает текст приветственной речи и начинает читать по бумаге:

— О, о, о...

За спиной возникает перепуганный референт:

— Леонид Ильич, это олимпийские кольца, речь — ниже!

Свою Олимпиаду Москва вырвала из рук дяди Сэма и его Лос-Анджелеса в закулисной борьбе 1974 года. Вырвала со второй попытки, ибо в 1969 году столица СССР проиграла в голосовании сессии МОК канадскому Монреалю.

А Минск ничего и не вырывал. В 2016 году руководители Европейских олимпийских комитетов сами обратились к Беларуси, не в силах найти того, кто продолжит дело, начатое годом ранее в Баку. Президент Александр Лукашенко идею всесторонне поддержал, пообещав провести Игры душевно и дешево.

И, действительно, это при подготовке к Олимпиаде в Москве закрывались на многолетнюю реконструкцию стадионы (в том числе и минский «Динамо»), строился спорткомплекс «Олимпийский», трек и гребной канал в Крылатском, гостиница «Космос», новый корпус телецентра «Останкино» и новый терминал в «Шереметьево». В Москве с нуля построили Олимпийскую деревню, а у нас в Минске понадобилось только немного подмарафетить прославившийся еще при подготовке к Играм-1980 олимпийский спорткомплекс «Стайки». Да еще вернуть к жизни тир им. маршала Тимошенко, построить новое здание для РНПЦ спорта, расселить на несколько месяцев студентов из студенческой деревни да нанести разметку на асфальт и запретить несколько левых поворотов. Все остальное было построено или начиналось строиться еще до принятия решения о проведении II Европейских игр — и «Минск-Арена», и «Чижовка-Арена», и гребной канал в Заславле, и Дворец спорта, и стадион «Динамо», чью долгую реконструкцию, помнится, много ругали, а теперь не могут нарадоваться на красавицу-арену.

Удивительные открытия ждут каждого при изучении программ соревнований в 1980 и 2019 годах. В Москве официально называется 21 вид спорта, включивших в себя 24 спортивные дисциплины. В Минске формально видов спорта будет существенно меньше (всего 15), но это — 23 дисциплины! И ведь правильнее будет считать именно по последнему показателю, ведь за одним только термином «гимнастика» у нас на Играх скрывается и спортивная гимнастика, и художественная, и прыжки на батуте, и акробатика с аэробикой. А велоспорт он и в Москве был на треке и на шоссе, и в Минске, и стрельба была и будет пулевой и стендовой.

Уверен, многие удивятся отсутствию на Играх в Москве художественной гимнастики. С точки зрения современного любителя спорта она кажется вечной, но интернет подсказывает: первой олимпийской чемпионкой в этом виде спорта стала минчанка Марина Лобач, и произошло это в Сеуле-1988. Вообще, взирая на вопрос гендерного баланса, минские Игры дают фору московским. У нас и борьба женская появилась, и в велогонках добавилось женских дисциплин, а тяжелоатлетки откровенно вправе покряхтеть на организаторов за то, что их вид не включили в программу.

Раз уж МОК лоббирует включение в олимпийскую программу брейк-данса, скалолазания и серфинга, то мы тоже обязаны порадоваться: «наши» баскетбол 3х3, карате уже есть в программе Токио-2020, самбо активно стучится в олимпийские двери, а вот бокс со всеми своими многолетними традициями из программы Игр может и вылететь: слишком много скандалов его окружает. И минский турнир для боксеров — это не просто Европейские игры и не просто чемпионат Европы, а самый что ни на есть момент истины. Обойдутся без скандалов — может, все и обойдется, и угрозы президента МОК Томаса Баха об исключении бокса из программы Токио-2020, возможно, останутся словами из интернет-поисковика.

Говоря сейчас о наследии московской Олимпиады, многие норовят упомянуть, что в знаменитом спорткомплексе «Олимпийский» началась глобальная реконструкция, очень похожая на снос. Что «Лужники» много раз ломали и переделывали, чтобы в прошлом году все увидели новый облик в ходе футбольного чемпионата мира. Что гостиница «Космос» остается крупнейшей в Москве, а гостиницы «Россия» след простыл. И что, наконец, олимпийский Мишка закончил свой великий полет где-то в замшелом ангаре, где его съели крысы.

Но знаете что — довольно!

Когда Мишка заплакал на церемонии закрытия московских Игр — плакал весь мир. Это вовсе не метафора. То был действительно один из самых трогательных моментов в истории спорта. И об этом у себя в издательском доме мы вспомнили тогда, когда объявили конкурс фотографий на тему II Европейских игр. «Яркий год — яркий я!» — сказали мы, и потекли к нам самые разные снимки и истории. Среди прочего, например, выяснилось, что маленькая дочь случанки Татьяны Сочневой очень полюбила талисман II Европейских игр Лесика: проще говоря, просит купить везде, где видит. Мама и щелкнула Настю с лисенком на счастье, а газета «СБ» опубликовала этот снимок (вы его видите сегодня). Семья рассказывает, что дедушка, когда увидел внучку в печати, лег спать прямо с газетой. Сколько же было радости, когда жюри конкурса сообщило Сочневым, что они выиграли два билета на церемонию открытия наших Игр! Порадовались и всплакнули немножко: оказалось, что вчера семья улетала на море. Но — ничего. В Гомеле у Насти Сочневой живет двоюродный брат, который занимается легкой атлетикой и мечтает попасть на Игры, и бравый дедушка, который более 30 лет отдал Вооруженным Силам, из них 10 лет провел в разведке, совершил более 100 прыжков с парашютом. Мы с превеликой радостью отдали билеты Сочневым, чтобы они передали их в Гомель. И мы уверены: сегодня вечером на стадионе «Динамо» по меньшей мере двумя зрителями с горящими глазами будет больше.

А захочется им поплакать — пусть плачут: ведь со времен Олимпиады-1980 мы готовы подпевать Льву Лещенко и «желать друг другу успеха, и добра, и любви без конца». 

Наши Игры — это наш праздник, который навсегда останется с нами.

gord@sb.by

Фото Татьяны Сочневой
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...