Минск
+2 oC
USD: 2.24
EUR: 2.43

Поймал — отпусти

К сожалению, сегодня среди белорусских рыболовов крайне мало тех, кто пропагандирует этот принцип

К сожалению, сегодня среди белорусских рыболовов крайне мало тех, кто пропагандирует этот принцип

Проблему оскудения рыбных запасов страны большинство рыболовов-любителей связывает с деятельностью арендаторов рыболовных угодий. Так ли это на самом деле? За комментарием мы обратились к авторитетному белорусскому рыболову-практику и журналисту в одном лице Николаю ЛИННИКУ.

— Не побоюсь вызвать на себя критические стрелы, но в том, что год от года рыбы в белорусских реках и озерах становится все меньше и меньше, виноваты прежде всего сами рыболовы-любители, — считает Николай Викторович. — Те, кто, желая окупить расходы на рыбалку, забирает все, что попалось на крючки. Те, кто оправдывает убийство каждой рыбины тем, что ее мясо — ценный белковый продукт. Те, кто вступает в рыболовные общества только для того, чтобы больше грести рыбы. Те, кто сваливает всю ответственность за охрану рыбных запасов на природоохранные органы и не видит в этом процессе самого себя. Те, кто завидует немцам, финнам или англичанам, разглядывая в глянцевых журналах их исполинские трофеи и не понимая, что иностранцы ежедневно делают для этого практические шаги.

В наше время обмен информацией между рыболовами происходит настолько быстро, что рыбные места могут быть опустошены в очень короткое время и во многих случаях уже никогда не вернутся в свое первоначальное состояние. И если для водоемов с большой площадью зеркала это не так актуально, то для маленькой речки прессинга рыболовов-любителей вполне достаточно, чтобы за пару сезонов сделать ее безжизненной. Точнее, не безжизненной, а заселенной сорными организмами. Вполне вероятно, что, выдернув попавшееся на крючок одно звено экологической цепи, мы разрушим ее всю, превратив водоем в зловонное болото со всеми вытекающими последствиями, включая поставку воды жителям близлежащих деревень. В итоге — заколоченные колодцы, заросшие пашни, заброшенные дома. Примеров такого влияния на экосистему хватает.

Сама по себе природа способна сохранять жизненный баланс в случае исчезновения какого-то вида рыб. Но рыболовы, посещающие одно и то же место, постепенно выбивают все виды, питающиеся тем, что имитирует приманка. В общем, если в водоеме “завелась” блесна, последствия могут быть необратимыми. Поэтому лезть со снастями в хрупкую экосистему допустимо лишь в том случае, если после нашего похода большинство жителей речушки останется на своих местах.

Немногие сегодня знают, что неманской щуке требуется почти пять лет, чтобы набрать вес в один килограмм, а неманскому лещу — семь лет! На других белорусских реках они растут чуть быстрее, но и это не решает проблемы. Поэтому я ратую за то, чтобы, поймав чешуйчатого красавца или красавицу, сфотографировать их на память, аккуратно снять с крючка и непременно выпустить на волю. Это самый разумный, действенный и нередко единственный способ сохранения популяции рыбы, особенно крупной.

К великому сожалению, сегодня крайне мало белорусских рыболовов, пропагандирующих принцип “поймал — отпусти”. Большинство отмахивается от такой рыболовной этики, хвастаясь на рыболовных сайтах своими успехами в убиении рыбы сверх всяких норм. Да, на законодательном уровне предел улова закреплен, но это не решает проблемы. Можно и по норме выгрести все подчистую. В такой ситуации остается уповать лишь на совесть, а она у большинства рыбаков молчит. Хорошо еще, что не у всех. Думающие, переживающие, заботящиеся рыболовы все-таки есть. А значит, не все так мрачно и будущее у белорусской рыбалки все-таки есть.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...