Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.28

Пойдемте в оперу

Кто сказал, что современная музыкальная культура капитулировала перед натиском попсы...

Кто сказал, что современная музыкальная культура капитулировала перед натиском попсы и задушевным шансоном? Не верьте этим пессимистическим слухам. Сразу две музыкальные премьеры пройдут сегодня в Минске: в Национальном академическом Большом театре оперы и балета дают «Князя Игоря» в новой редакции режиссера Юрия Александрова, в музыкальном замахнулись на «Паяцев» Руджеро Леонкавалло. И пусть театры говорят, что работают на разном зрительском поле, на наш взгляд, тайное соперничество в этом совпадении и игра здоровых амбиций все же присутствуют. Предлагаем заглянуть за тщательно закрытые кулисы двух премьер.

Князь абсолютно здоров


Строго говоря, Юрий Александров оперу «Князь Игорь» поставил в нашем Большом театре еще в 1996 году. И спектакль до сегодняшнего дня из репертуара никуда не исчезал. Но за 16 лет, естественно, немного износился: морально устарели декорации, ушли на покой некоторые солисты, исполнители главных партий, их заменили молодые певцы с прекрасным вокалом, но, увы, с серьезными пробелами в артистизме. Расшевелить статичных солистов и вдохнуть в оперу новую жизнь наш театр и пригласил из Санкт–Петербурга, из Мариинского театра, режиссера Александрова, на счету которого десятки постановок «Князя Игоря» как в городах СНГ, так и Европы.


На репетициях Юрий Исаакович выкладывается по полной: в мокрой от пота майке мечется по сцене, показывая артистам, как именно должны вести себя разбитные русские князья во время, допустим, застолий. Местами режиссер напоминает Евгения Леонова из «Джентльменов удачи», когда тот декламирует: «Я злой и страшный серый волк, я в поросятах знаю толк». Под таким напором белорусская труппа чувствует себя несколько скованно, не с первого раза им удается выжать из себя энергетику а–ля «Раззудись, плечо! Размахнись, рука!». Но Александров строг: «Либо вы дышите со мной одним кислородом, либо я сейчас же разворачиваюсь и уезжаю! У меня нет времени возиться и обозначать творчество». И вот уже князь Галицкий (в исполнении заслуженного артиста Василия Ковальчука) смело запрыгивает на стол с яствами, чтоб сапогом разметать по скатерти салаты и исполнить знаменитую арию о том, что, в отличие от князя Игоря, скуки он не любит и мечтает весело пожить в Путивле.


Это еще что, в Европе данную оперу, бывает, и так поставят, что русские ползают по сцене пьяными, а люди хана Кончака их с ложечки анашой кормят. К счастью, режиссер Александров проповедует другие художественные формы:


— Я считаю, если мы говорим о театре для людей, то стараемся рассказать человеческую историю, которая будет понятна и близка каждому зрителю. «Князь Игорь» — это не та стихия, которую можно рвать и метать. Первый раз я ее здесь поставил, когда мне было 40 лет. Сейчас — 60. Естественно, мое отношение к драматургии этого произведения несколько изменилось. Князь Игорь проходит огромный путь: от молодого мускулистого вождя, который не обращает внимания ни на какие предсказания, советы и пожелания, к старцу, прожившему свою жизнь и, к сожалению, так и не накопившему в себе момент искупления, а только жажду реванша. Вот эта жажда реванша и представляется для меня самым тяжелым последствием всей этой драмы.


Из новомодных причуд к декорациям оперы добавят настроенческие видеоинсталляции: небо, поле, облака. Обновит сценографию художник Людмила Гончарова. И вот еще сюрприз: за дирижерским пультом сегодня гость из Москвы, из Большого театра, — Павел Сорокин. Словом, все очень серьезно.


Между драмой и оперой


Так получилось, что из весьма обширного музыкального наследия итальянского композитора Руджеро Леонкавалло лишь одно его произведение получило всеобщее и безусловное признание, прочно утвердившись в репертуаре ведущих мировых театров. Возродить лучшее творение Леонкавалло — оперу «Паяцы» — после долгого перерыва решили и в Белорусском государственном академическом музыкальном театре.


Трудиться над спектаклем начали еще летом. Но ремонтные работы долго не позволяли сделать постановку цельной и собрать воедино солистов, артистов хора и музыкантов оркестра. Режиссер премьеры Анна Моторная не теряет бодрости духа:


— «Паяцы» стали для всех нас прекрасной возможностью найти в себе скрытые потенциалы и неиспользованные силы. По сути, репетиции в полном составе перед премьерой состоятся лишь два раза. И в этом нет вины театра — просто затянулся ремонт.


Но больше бытовых вопросов режиссера сейчас все же тревожат возможные проблемы со зрителем. Несмотря на то, что театр имеет название «музыкальный», оперные постановки здесь — гости редкие. Зритель, привыкший к оперетте и музыкальным комедиям, банально может не принять новинку. Но право театра на полижанровую афишу еще никто не отменял.


Автор проекта и художественный руководитель театра Адам Мурзич надеется, что новая постановка все же найдет отклик в сердцах слушателей:


— Мы не пытаемся занять место театра оперы и балета. Такой жанр, как опера, вполне может соседствовать в одних стенах с мюзиклом и водевилем. Стараемся развивать музыкальный вкус зрителей, предлагая им различные варианты хороших, качественных спектаклей.


Сюжет произведения тянет на стопроцентную трагедию. Драма измены и ревности в жизни спровоцирует убийство, а публике будет казаться, что это всего лишь искуснейшая игра. Оценить белорусское прочтение итальянской оперы любители шекспировских страстей смогут уже вечером.


Сегодня же зрителю предстоит определиться, куда все–таки пойти на премьеру — в Большой или в музкомедию?..

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...